Красноярские имена

Борис Мусат: «Работать в полный запас прочности…»

Богатство содержания творческих работ художника предопределено опытом его переживаний, суммой мыслей и чувств, которые накоплены им в ходе жизни. Биография скульптора Бориса Мусата тесно переплетена с теми переменами, которые происходили в истории страны: это и Отечественная война, и освоение целинных земель, и перестройка, и безвременье 90-х. Каждый из этих периодов был не просто прожит, а внутренне глубоко пережит и отражен в произведениях.

Родился Борис Ильич в Донецке. Война застала семью Мусатов в Шостке на Украине, тогда маленькому Борису было девять лет. Во время эвакуации в г. Саратов ехали в эшелонах, попадали под бомбежку. После войны на восстановлении Ливадийского дворца работали военнопленные немцы. Будучи подростком, Боря бегал туда к отцу, руководившему строительством, и познакомился с немцем Краузе, который мастерски на клочке бумаги нарисовал простой башмак. Впечатления от рисунка запали в душу на всю жизнь и, наверное, предопределили выбор профессии и в целом его судьбу. Поэтому вместо железнодорожного училища, куда благословили его родители, Борис делает свой выбор и поступает в Симферопольское художественное училище.

После службы в армии (четыре года в морской авиации под Калининградом) Борис Ильич учится в Ленинграде в институте живописи, ваяния и зодчества имени И. Е. Репина. А затем поступает в аспирантуру, где его руководителем был Михаил Константинович Аникушин – выдающийся советский скульптор-пушкинист, автор знаменитого памятника А. С. Пушкину на площади Искусств в Ленинграде. Отношение к своему учителю у Бориса Мусата сложилось неоднозначное: «Этот человек был яркой фигурой в Ленинграде. Все, что он делал, было шедеврами. Особенно Пушкин перед Русским музеем. Вообще, человек он был интересный, может быть, плохой педагог, но это компенсировалось его огромным авторитетом как художника. Мы были буквально влюблены в его работы. Каждая его реплика, каждый жест, мимика заставляли студентов самих расшифровывать, что же он этим хотел сказать. Правда, мы ссорились с ним, но потом мирились. Когда я думаю об учителях, в первую очередь вспоминаю его». Противоречия в отношениях были обусловлены тем, что К. Аникушин к этому времени был достаточно знаменит, и, появляясь в мастерских учеников, нередко стремился что-то поправить своей рукой в их работах, а это не всегда нравилось ученикам.

Скульптура особый пространственный вид искусства. Прежде всего, трудоемкий: создание произведения начинается с карандашных эскизов и заканчивается заводским процессом отливки. Вот так объясняет Б.И.Мусат , почему он выбрал скульптуру: «Мне кажется, что скульптура – это наиболее мужественный вид изобразительного искусства. Каждый мужчина любит работать с молотком, гвоздями. Молотком и подобными инструментами на определенных этапах работаем и мы. Это гармонично для организма – работать в камне, дереве, чувствовать сопротивление материала, преодолевать его и извлекать художественную форму. Первая моя серьезная работа, которая попала на выставку, была мною сделана еще в студенчестве. Я тогда уже учился в Академии художеств в Ленинграде, после армии. Это была скульптура Степана Разина, выполненная из дерева. Это действительно почетно – я, студент, моя работа на выставке замечена музеем, и я получаю свой первый гонорар. Тогда это казались сумасшедшие деньги, по сравнению со стипендией. А Степан Разин и по сей день находится в музее в Великом Новгороде».

Борис Мусат принадлежит к разряду таких людей, которые не устают учиться всю жизнь, умеют удивляться в жизни и открывать для себя людей. Он был энциклопедически эрудированным человеком. А искусство для него всегда было источником, подпитывающим творческий поиск. Одним из скульпторов, которому просто поклонялся Б.Мусат, был Микеланджело: «В искусстве важным качеством является индивидуальность. Нельзя быть подражателем, но можно учиться у великих. Я преклоняюсь перед работами Микеланджело и в какой-то степени учусь у него», — признается скульптор.

Главным в скульптуре является образ человека, сложные движения его внутреннего мира, поэтому для скульптора важна способность к передаче глубины чувств и переживаний. А Борис Мусат делает это мастерски.

Кажущееся спокойствие формы в его произведениях обладает внутренней сложностью и многогранностью. Скульптура постепенно раскрывается перед зрителем, требуя пристального подхода и созерцания. Видение пластической формы с разных точек способно раскрыть образ во всей полноте в разных аспектах его состояния. Глубина психологического движения достигается при помощи активной проработки фактуры, когда поверхность скульптуры не заглаживается, а становится волнительной и динамичной. Отлитая в бронзе, металле, высеченная из дерева или камня скульптура четче выявляет свободную лепку и штриховку, проделанную стеками. Это придает импульсивность поверхности, эмоциональное движение образу.

Борис Мусат работает в разных изобразительных жанрах: портрет, сюжетные и декоративные композиции, создает монументальные произведения-памятники и мемориальные доски-барельефы, декоративные монументальные композиции, тем самым охватывая все жанровые направления, существующие в скульптуре. Особенностью творческого подхода мастера явилась взаимодополняемость жанров, они взаимодействуют и перетекают друг в друга. Поэтому портрет, жанровые композиции, монументальные произведения, а также мелкая пластика составляют единство, целостно представляющее творчество скульптора, заслуженного деятеля искусств Б.И. Мусата.

В портрете скульптор стремится раскрыть достоинство человека, его нравственные силы. Галерея мужских образов показывает интерес художника к личностям сильным, крепко держащимся за жизнь, за то дело, которому служат. Наряду с обобщенностью в образах присутствует конкретное, камерное содержание. Пластический язык передает чуткое отношение мастера к применяемому материалу и его фактурной выразительности. Тематика данных образов многообразна. Это и исторические образы: Петра 1, А.Дубенского, декабриста А.Якубовича и др; образы спортсменов, писателей, актеров, выдающихся современников, тружеников – мастеров.

Женские образы отличаются особой теплотой, просветленной задумчивостью и романтизмом. Это в основном погрудные изображения, полуфигуры. Среди работ у скульптора есть изображения женщин- тружениц («Нина Ивановна»), большая серия посвящена студенческим образам («Оксана», «Света», «Оля» и др), а также бытовым сценкам и обнаженным женским фигуркам. С особой теплотой в керамике Борис Ильич создал «Анну Ивановну» - образ любимой бабушки с веником в руках. Когда дома любимый кот Сурик не слушался, Борис Ильич обычно шутил: «Бабушкиного веника на тебя не хватает». Образ другой бабушки «Бабы Насти» – воспоминание о соседке по дому с любимым котом.

В декоративной композиции «Музыка», выполненной из бронзы, женский образ со скрипкой предстает как символичный и одновременно земной. Он являет собой синтез черт из классики, романтизма и реализма.

Портретные галереи получают свое продолжение в станковых сюжетных композициях, монументальных работах и рельефах. Темперамент, энергия, артистизм самого художника раскрываются как в портретной галерее, так и во всем богатстве своей выразительности находят отражение в сюжетных работах. Это, своего рода, продолжение портретных характеров, но уже в качественно новом прочтении. Часто здесь получают новое прочтение и уже известные портретные образы: А. Пушкин, погруженный в состояние творческого размышления, В. Кастерин в «Двойном портрете», А. Чмыхало в композиции с книгой, Жуковский в образе Потемкина и т.д. Таких примеров немалое число.

Реальные и исторические образы создавались в процессе творческих поисков и решений. Для исторических образов требовалось погружение в дополнительный иллюстративный документальный материал и литературу. Так, существует альтернативный проект статуи Андрея Дубенского. Борис Ильич работал над ним неоднократно и считал, что облик казака-воеводы должен быть лаконичен и прост, а стоять ему лучше на низком постаменте — ближе к земле, к той самой бурой глине Красного Яра. В портрете-композиции В. П. Астафьева мастер усадил «своего» писателя на лежащее дерево, волнительно сжал его руки в замок, передал в сосредоточенном, прорезанном морщинами лице переживание и пристальный, пытливый, устремленный вдаль взгляд. По мнению Бориса Ильича, такая трактовка образа больше соответствовала сущности В.П. Астафьева, нежели в официально одобренном изображении — «начальника», по выражению Б.И. Мусата, взирающего сверху вниз на прохожих с высокого постамента в районе Стрелки. Сюжетные композиции наполнены юмором, экспрессией сиюминутных движений и содержанием конкретного действия и жизненных обстоятельств. Созданные скульптором произведения живут в контексте реального жизненного пространства, поэтому получают социально обостренную актуальность.

О процессе создания образов Борис Ильич говорит так: «Часто я беру сюжеты просто из жизни. Гуляю по городу, еду на работу и подмечаю, что происходит вокруг. Какой-то небольшой сюжет, интересная фактура, заседают в сознании. Если скульптура делается на заказ, опять же все начинается с мысли, с поиска того, как же это должно выглядеть. Сначала в голове возникает более-менее ясная картина, потом делаются черновые наброски на бумаге. Иногда идея появляется сразу, иногда она может «дозревать» и месяцы. Работая по воле фантазии, я творю то, что идет из самых глубин души. Хотя понимаю, что большинство таких работ не уйдет дальше моей мастерской. Просто иногда приходится работать в полный запас прочности, полностью себя мобилизуя на той или иной скульптуре. Но все равно, пока работа не будет полностью завершена, пока не почувствуешь, что скульптура готова, ты будешь над ней работать».

Б.И. Мусат – это художник-мыслитель, художник-наблюдатель человеческой природы. Каждое его творение несёт информацию и об эпохе, и о вечном. В работе «С кошелкой» образ подмечен из жизни. Это сгорбленная, озабоченная бабушка в поношенном пальтишке, спешащая куда-то с тощей сумкой – «как мы пережили 90-е». Символичной для времени стала и работа «Сантехники». Работяги застыли у канализационного люка в размышлении — «пора менять систему». Чем не актуальные мысли? А вот женщина, поднявшая на вытянутых руках своего малыша — сияющая от счастья, восхищённая, гордая; человеческое «Солнышко» на все времена..

Среди монументальных произведений знаковыми стали Памятники Воинам-интенационалистам и Войно-Ясенецкому. Так, образ для памятника воинам интернационалистам получил свое признание во многом благодаря тому, что автор выбрал привычный для него путь – строить образы на живом материале. Для данного образа позировали конкретные парни, в том числе участники интернациональных войн. Шел поиск, который по меркам Б.И. Мусата нельзя назвать долгим и сопряженным с творческими муками. Борис Ильич вспоминает, как решался художественно этот образ: «Одна их самых известных - памятник воину-интернационалисту на Покровской горе. Мальчик-подросток в военной форме с автоматом в руках, совсем не похожий на воина-защитника. Его тонкая, нескладная фигура - немой укор тем, кто отправил наших ребят на бессмысленную войну ради мифического интернационального долга.

Я поставил перед собой задачу изобразить его хрупким, юным, чтобы он вызывал определенные чувства, особенно у родителей, не только его, но и у всех. Я его не делал героем, я его делал сыном матери, отца. Я творил его не рожденным быть воином. Может, он рожден был, чтобы стать музыкантом или учителем, - говорит скульптор.

Глядя на мальчика-воина, воплощенного скульптором в бронзе, невольно хочется уберечь его, сохранить. Он весь - протест против войны - Афганской, Чеченской, любой, на которую отправят наших ребят по всеобщей воинской обязанности. На конкурсе эта работа получила первое место. Тогда за нее дали какую-то маленькую, крошечную премию. А сейчас памятник воину-интернационалисту стал неотъемлемой частью нашего города, его гордостью».

15 лет назад Б.И. Мусат прочитал небольшую заметку о Войно-Ясенецком. И был поражен тем, что в одном человеке так логично и так крепко соединились совершенно несоединимые качества: практикующий хирург, ученый, который знает о человеке практически все, и в то же время проповедник-святитель. Быть ученым и верить в Бога – эти вещи были тогда для скульптора несовместимы. И вот эти качества, соединенные в одной личности, и послужили основой для воплощения образа Луки. Но еще ближе этот образ стал скульптору, когда он узнал, что Войно-Ясенецкий был еще и одаренным художником. Памятник Войно-Ясенецкому был установлен на углу проспекта Мира и улицы Горького в 2003 году. Перед нами не лик канонизированного святого, а живой человек, мудрец, прошедший путь страдания и умеющий сострадать.

Так складывалось решение образа: «Скульптура, как и любой вид изобразительного искусства, не имеет протяженности во времени, позволяет изобразить только какое-то мгновение. Нельзя сделать так, чтобы одной рукой молился, а другой резал. Поэтому я выбрал такой момент, который мне был интересен. Ряса – это одежда священнослужителя. Спокойной, статичной позой я хотел подчеркнуть, что он мыслитель. Руки – один из важных компонентов образа. Как подтверждают врачи, это характерный жест рук хирурга. И еще такая деталь, как ватник. Я считаю, что это символ российского лихолетья. Ватник – это тюрьмы, гулаги, войны… самая дешевая, практичная одежда в России в самые трудные времена. Подходящее место для установки памятника нашли не сразу, но когда нашли, пришлось ссориться с властями – в скверике, где решили установить памятник, находился фонтан, и руководство Центральным районом противилось переносу этого фонтана. На это ушло много времени, но мы все-таки убедили, что это самое удобное место для скульптуры. Сквер этот – хорошее, манящее место, где тишина и условия для раздумий, по-моему, в таком месте памятник Войно-Ясенецкому и должен стоять. Когда памятник открыли, сквер преобразился, как будто все вокруг было построено так, чтобы этот мудрый человек находился здесь».

Для скульптора поиск художественного решения был стихией творческого подъема, когда он буквально стремительно мог выполнять один вариант замысла за другим, пока не находил тех необходимых для него звучаний образа, которые уже сложились в его представлении. Лепил он стремительно и просто неистово, не уставая по 1,5 -2 часа без перерыва. Все жизненные передышки от скульптуры были относительными, очень условными. Все, что происходило вне мастерской, вновь возвращалось сюда. Набранные из жизни впечатления находили свой выход в новых художественных образах.

Для Бориса Мусата жизнь нераздельно была связана с творчеством: «Я люблю свою работу. И еще важно, что она будет стоять где-то бронзовая, и люди будут смотреть на нее. Мне тяжело, когда нет работы, становится сразу стыдно, что я такой лодырь. В такие дни не спасает даже преподавание в академии. Стоит окончить одну работу, через несколько дней руки зудят, тянутся к новой. И тогда я делаю первое, что придет на ум».

В записях дневника можно прочитать: «Я получаю наслаждение даже когда делаю… стопу. Каждая деталь человека — это такой объект, который можно спеть и выстрадать. Есть такое выражение у скульпторов: «спеть стопу», «спеть кисть руки». Люблю менять объекты своих пристрастий. Допустим, с точки зрения обыденной жизни, человек некрасив. А я вижу в нём красоту пластики».

Необыкновенная энергия и просто неукротимый творческий потенциал позволили художнику Б.И. Мусату создать большую галерею произведений, которая в целом составляет около 400 работ, часть которых сегодня принадлежит музеям России и зарубежья, а также частным коллекциям.

Кандидат искусствоведения Раиса Мусат

В Музейной галерее «Презентация» открылась выставка « Работать в полный запас прочности…» памяти Бориса Мусата. Приходите по адресу: пр. Свободный,79, второй этаж второго корпуса.