Задание на лето

Виртуальные университеты, дистанционное обучение, e-learning — именно над этим сегодня усиленно работают современные вузы, поскольку очевидно: информационная революция очень скоро сделает доступным любое образование, и если его не сможете предложить вы — предложат ваши конкуренты.

Проректор по учебной работе СФУ Н.В. ГАФУРОВА, недавно побывавшая в Москве на семинаре «Дистанционное образование: опыт и перспективы развития», рассказала нашей газете о том опыте, который на данный момент наработан в этом направлении российскими вузами. Наиболее продвинутыми здесь считаются Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ), Евразийский открытый университет и ряд других.

Легитимность

В таких формах обучения, как заочное, очно-заочное, экстернат, — электронная составляющая сегодня легитимна во всех учебных процедурах, независимо от места нахождения учащегося. Законом считается, что учебный процесс происходит в учебном заведении.
Нелегитимны на расстоянии только контрольные процедуры, то есть аттестации.

Электронное обучение может проходить в разном масштабе. Full-time, то есть полное время (как в Евразийском открытом университете), и part-time, то есть частично. Это обучение обязательно должно быть оговорено в учебных планах. Если это не разовый интерактив, не фрагментарный, а заложенный в учебный план — это заранее должно быть известно абитуриенту, и в своём заявлении на поступление он должен указать, что с условиями ознакомлен и согласен, чтобы часть учебного процесса шла через e-learning.

Интересно, как электронное обучение обеспечивается функционалом по кафедре. Как правило, профессор является автором курса. Занятия со слушателем через электронную систему ведут доценты или старшие преподаватели. Из этого же контингента преподавателей выделяются тьюторы. И однозначно — персонал надо готовить. Нельзя преподавателей из обычного учебного процесса перевести на работу в электронном формате.

Принципиальный момент — в электронном обучении ушли от часов. Всё меряется трудоёмкостью, т.е. в зачётных единицах, и это позволяет сделать вводимый стандарт третьего поколения реализующим «массовую персонификацию» в учебном процессе, в рамках общемировой тенденции её повсеместного проявления.

Контент

Ни один из докладчиков — а их было более 20 — не сказал, что есть какая-то принципиальная привязка к программному обеспечению. Можно работать в «Прометее» за 120 тыс., можно в Blackboard за 8 млн — на качестве учебного процесса это сказывается очень опосредованно. Вопрос в том, как этим пользоваться, каким электронным контентом вы это заполните.

Лидером электронного обучения в России является МЭСИ. Там готовы УМКД по 650 дисциплинам — и это не в нашем понимании УМКД, а комплексы под электронное обучение с другой идеологией организации и содержания.

Какие части учебного плана в первую очередь могут быть переведены на электронное обучение? Разумеется — гуманитарные дисциплины. Гуманитарная составляющая в технических специальностях, которые представляли вузы, практически на 100% отдана на e-learning (это не стоит воспринимать как сокращение гуманитарной составляющей, наоборот, — гуманитарии оказываются в авангарде современного развития образования! — ред.). Что касается инженерных специальностей, где существенная привязка к лабораториям, — это большой вопрос, но отдельные наработки есть и здесь.

Мировое информационное поле

Поскольку бакалавриат — интегрированная универсальная форма обучения, то многие направления уже разработаны в рамках мирового пространства. То есть образовательный контент отдельный преподаватель не создаёт, это интеграция. В лучшем случае — на уровне мировой кооперации, в худшем — на уровне нескольких вузов, которые выбирают сильную команду ведущих специалистов, а те полностью создают образовательный контент. Вопрос — в поиске таких команд и интеграций. Если мы будем делать это только сами или только покупать — это не современно. Нужно собрать лучший контент, который можно дальше использовать и с ним работать.

Появляется единый банк образовательных ресурсов. И все вузы мира сейчас открывают свои образовательные ресурсы — при этом они не боятся плагиата, поскольку без сопровождения эти ресурсы ничего не стоят (не более как рекламная акция). ЮНЕСКО предлагает вообще открыть все курсы. Кстати, представленность образовательного контента на сайте вуза очень важна и для всевозможных рейтингов — эксперты оценивают именно образовательный, а не информационный портал.

Конкуренция

Благодаря вхождению в ВТО университеты, которые находятся близко к Европе, уже ощутили, что на их рынок стали входить зарубежные вузы. И дети, которые в российских столицах, как правило, хорошо знают языки, — вместо того, чтобы выбрать вуз через дорогу, выбирают европейские университеты с европейскими дипломами по системе электронного обучения. Присутствовать в этих вузах им надо будет разово — на особых контрольных процедурах. Цены демпингуются до безобразия — на порядок ниже, чем российские. Скажем, семестр, который в России стоит десятки тысяч рублей, Европа предлагает за 7-8 тыс. руб. И не потому, что такая себестоимость, а чтобы привлечь обучающихся.

Аудитория

Возраст, на который российские вузы сегодня должны позиционироваться — до 65 лет, об этом говорят и руководители государства. То есть не только выпускники школ, а всё население может и должно учиться, и не только через дополнительное образование, но по магистерским программам, заочному обучению и дополнительному образованию.

Интересный фокус — круглогодичная приёмная комиссия. Взрослый контингент набирают весь год. Захотел — сдаёшь экзамены, и пошло обучение. На втором курсе все выходят на общее расписание, каждый обучающийся добирает недостающие зачётные единицы самостоятельно. Но за счёт этого наращивается число обучающихся, потому что взрослый человек, если для него актуально образование, тут же начинает искать варианты и идёт туда, где прямо сейчас может его получить, уходя из формализованных структур.

Российские флагманы электронного образования учат зарубежных студентов на русском языке. То есть аннотации и реклама программ идут на английском (может и на немецком, китайском, — например, чтобы привлечь работодателя, который пошлёт своего сотрудника учиться), но ориентируются всё же на русскоговорящий контингент.

Итак, университету предстоит большая работа, в которой очень много мировоззренческих аспектов, технологических сложностей, методических и педагогических задач. Но думать про это уже пора.

Соб. инф.
Средняя оценка: 1 (проголосовало: 1)