Игра по новым правилам

«У нас есть исторический шанс стать участниками установления новых правил игры в международном образовательном пространстве. В этом главный вызов ближайшего десятилетия» (из статьи ректора Московской школы управления «Сколково» Андрея ВОЛКОВА и министра образования и науки РФ Дмитрия ЛИВАНОВА, опубликованной 4 сентября 2012 г. в газете «Ведомости»).

Красноярск далеко от Москвы, но и у нас есть шанс установить свои правила игры в образовательном пространстве России, или, иными словами, — тренды развития профессионального образования. Вот и обсуждали участники круглого стола на VIII Красноярском городском форуме вопросы: согласуют ли вузы свои академические программы с запросами работодателей? Какие отрасли и предприятия в регионе имеют образцы, эталоны профессиональных стандартов? Виртуальный университет, мобильное обучение и т.д.

В разговоре участвовали представители вузов, работодатели, депутаты, СМИ. Дискуссии как таковой не получилось, скорее, звучали «отчёты о проделанной работе», хотя и затрагивались «болевые» точки. «Уметь дискутировать в подобных вопросах очень важно, а мы вбрасываем какой-то материал, но чтобы дискуссию завернуть и определить ключевую позицию — с этим сложно», — признала заместитель министра образования и науки Красноярского края Ольга Николаевна НИКИТИНА.

Какие компетентности востребованы сейчас на рынке труда и какими из них обладают наши выпускники? Как показало исследование, проведённое по заказу Министерства образования и науки Красноярского края, профессиональные компетенции сегодня далеко не на первом месте. По мнению руководителей предприятий, на первый план выходят умение принимать нестандартные решения, умение работать с людьми и открытость новым идеям. В общей сложности 30% руководителей говорят о том, что не хватает пока таких компетентностей, и на предприятия приходит молодёжь, не соответствующая новым требованиям.

«Центральными процессами нового образования станут коммуникация и технологии интеллектуальной деятельности (мышление), направленные на решение актуальных проблем, а высшей формой образовательной деятельности — стратегическая проектная и командная работа» (из статьи А. Волкова и Д. Ливанова).

В крае уже есть образцы высокотехнологичных центров, использующих прогрессивные способы подготовки кадров. Один из примеров — Сосновоборский техникум, на базе которого открыт центр машиностроения. Там не только новые станки и другая техника, но и выполняются заказы от машиностроительных предприятий на мелкосерийное производство изделий. За полгода техникум выполнил таких мелких заказов на миллион рублей.

Есть ещё одна интересная идея: создание образовательного консорциума на севере края под эгидой Норильска, который вкладывает 120 млн рублей в данный проект. Речь идёт о сетевой организации образовательных процессов, которая даёт возможность индивидуальных траекторий и новых подходов в образовании.

Участники круглого стола пришли к выводу, что не надо ждать милости от Москвы, надеяться, что скоро она придумает идеальные образовательные стандарты и спустит их в регионы. Надо искать свои ходы в решении кадрового вопроса, устанавливать контакт между представителями работодателей и сферой образования, внедрять проектный подход. В этом смысле показателен опыт Института нефти и газа СФУ, который образован по инициативе Роснефти при активной поддержке власти.

«Когда берём стандарт зарубежных университетов по бакалаврам, то видим, что подход у них очень прагматичный: из гуманитарных дисциплин — только история государства, а всё остальное — это фундаментальная подготовка: математика, физика, химия, — рассказывает директор ИНиГ СФУ, профессор, доктор технических наук Николай Николаевич ДОВЖЕНКО. — За 4 года они фактически дают профессиональных знаний в разы больше, чем наш вуз за 5 лет. Мы вынуждены ужиматься с точки зрения специальных дисциплин, потому что гуманитарная составляющая сегодня — около 45 процентов… Если в прежние времена курс «Механика сплошных сред» составлял 120 часов, то теперь его читают 34 часа — есть разница? Но можно перестроить технологию образовательного процесса так, чтобы она работала не под старую академическую систему (лекции, семинары и т.д.), а под другие способы коллективной, проектной деятельности».

Когда институт приступил к работе с компанией «Роснефть», в течение первых двух лет она совместно с одной из американских фирм разработала перечень компетенций, которым должны отвечать специалисты разных уровней квалификации: от выпускника вуза до главного специалиста и эксперта. «Перечень областей специальных знаний у наших работодателей разработан для каждого вида деятельности, — отметил Довженко. — Здесь есть конкретные вещи, по которым мы выстраиваем сейчас образовательный процесс, потому что должны готовить специалистов, которые могли бы работать и в России, и за границей. Когда идёт защита дипломных проектов, то в составе ГЭК — всегда практики, люди с производства».

В ходе круглого стола названы позитивные примеры использования специализированных центров подготовки кадров для коммерческих предприятий, таких как ООО НПФ «Рок Пилларс», компания Чистые луга».

«Система, которая сегодня есть в вузах, никогда не приведёт к новым прорывам, — подытожила О. Н. Никитина. — Я хорошо понимаю «крик души» представителя молочной отрасли края — руководителя компании «Чистые луга», который сказал, что в Красноярском аграрном университете он не нашел для своего предприятия нужных специалистов, но отыскал их за тридевять земель, в училище Воронежа. О чём это говорит? О том, что мы не анализируем ситуацию и не работаем с работодателями в логике того, что им действительно надо. Выпускаем кадры, а там хоть трава не расти.

Но наконец-то мы начинаем переходить от вала — к содержанию».

Вера КИРИЧЕНКО
Голосов еще нет