Образ города и его облики

Книги по-разному приходят в нашу жизнь. Одни попадают к тебе случайно, другие — по рекомендации друзей, ещё какие-то — по настоятельному требованию преподавателей. Бывает, книги дарят — почти забытый нынче, как мне кажется, способ проявления внимания. Некоторые книжки приходится разыскивать, бегать по магазинам, отслеживать их появление в Интернете, перепахивать в поисках нужного издания известные тебе сайты книжных рассылок. Книги, как люди, по-разному приходят в нашу жизнь.

Та, о которой я хочу рассказать, появилась у меня нежданно-негаданно: в один прекрасный день я обнаружила на своей преподавательской полке на кафедре бархатно синеющий том больших размеров с названием «Образ города в Красноярском урочище». Автор — Екатерина Васильевна ГЕВЕЛЬ. Этот шикарный подарок стал материализацией моих раздумий о нашем городе — кто ж о нём время от времени не думает? И вот получаю отлично изданную книгу с большим количеством музейных и современных фотографий, с профессионально выполненными планами и проектами зданий, с чётко напечатанными картами города — словом, со всем набором наглядных средств, которые помогают автору влюбить читателя в книгу. Книгу, посвящённую истории и современности не только Красноярска, а всего уникального природного места с особыми условиями и признаками, которое названо Красноярским урочищем.

Книга есть в Squirrel shop

Книга есть в Squirrel shop

Уже с первых страниц у меня создалось впечатление, что книгу писал не один человек, а целый коллектив. По моим читательским ощущениям и наивным подсчётам издание содержит сведения, которые интересны архитекторам, реставраторам, дизайнерам городской среды, археологам, историкам, краеведам, геофизикам, антропоэколагам, искусствоведам, литераторам. Представьте себе информативную насыщенность каждой страницы! Кроме того, что книга щедро, но уместно наполнена иллюстрациями, или как говорит неискушённый читатель — картинками, она содержит оригинальный авторский текст, читать который невероятно увлекательно. Точнее даже не читать, а уходить в чтение с головой, погружаться в коммуникацию, быть один на один с умным и знающим собеседником.

После этого мне, конечно, захотелось встретиться с автором, горячо поблагодарить за книгу, сказать о своих впечатлениях. И — чего хотелось, наверное, больше всего — поговорить о таких «горячих» темах, как «Сибирь в красноярском ракурсе» и «Диалог города и природы».

Екатерина Васильевна Гевель, член Союза архитекторов России, работает в лаборатории естественно-научных методов в археологии и истории Гуманитарного института. Это удивительное по ауре место, где проверяют алгеброй гармонию (фразеологизм имеет книжное происхождение: слова из трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери». Выражение означает проверять точным расчётом то, что выражено чувством — прим. авт.), где соединяются научные методы и неподвластная измерению субстанция — духовная жизнь человека, его история.

Я рада, что мы беседуем с Екатериной Васильевной именно здесь. Это соответствует нашей теме, которая, кстати сказать, началась с обсуждения языка (вот, перечисляя тех, кто найдёт в книге свой интерес, забыла вписать лингвистов). Я уже сказала, что авторский текст книги очень интересен. Например, раздел, в котором Екатерина Васильевна благодарит тех, без кого книга не состоялась бы, назван «Благодарение». Использует автор и такой редкий глагол, как окормлять, что значит «осуществлять духовное попечение».

Поговорив об этом и оставляя главную тему на потом, спрашиваю Екатерину Васильевну, кто непосредственно вдохновил её на этот труд. Первое имя, которое назвала моя собеседница, — Евгений Зиновьевич ГЕВЕЛЬ, член Российской ассоциации реставраторов, художник, стихийный лингвист и в целом удивительно творческий человек. Без него, его идей и озарений, без его мечты, как считает Екатерина Васильевна, книга не состоялась бы. Много и тепло говорит она о Юлии Израилевне ГРИНБЕРГ, градостроителе, исследователе архитектуры Приенисейской Сибири, предоставившей для работы над главами об историческом центре Красноярска свою рукопись «Каменная летопись города».

Как уже говорилось, издание содержит много иллюстраций, точнее, репродукций картин. Это прежде всего репродукции пейзажей, зарисовок и этюдов В.И. СУРИКОВА, не часто публикуемых, а оттого и мало известных красноярцам. Ещё один художник, чьи картины украшают «Образ города в Красноярском урочище», — В.А. СЕРГИН. Как я поняла, пейзажи именно этого мастера близки по настроению и видению города создателям книги.

Без кропотливой работы Екатерины Васильевны в архивах и музеях, без щедрых фондов, которыми делились краеведческий музей, художественный музей и музей-усадьба Сурикова, книга не получилась бы такой информативной. Время, ушедшее на её воплощение, солидное — 20 лет. Согласитесь, несуетно писалась эта книга, оттачивался стиль. Важно и то, что некоторые главы складывались из лекций со студентами-историками, искусствоведами и архитекторами.

И наконец, сердцевина нашего разговора: сибирский дом и его окружение.

В своё время в «Спецпроектреставрации» Екатерина Васильевна занималась искусствоведческой работой. Выражаясь сухим профессиональным языком, делала предпроектный анализ. Эта научная работа предполагает создание некоторого сценария, в который впишется дом. Ведь дом не живёт без истории. Той, что существовала до его появления; той, что возникла с его постройкой. Без истории своей и своего окружения. И чтобы по-настоящему грамотно возвести или реставрировать дом, нужно увидеть весь мир вокруг: природу, другие строения, людей.

Для реставрации важны легенды и предания, связанные с данным местом и домом. Историческая канва, дух места, память улиц. Для нашего города это знание очень ценно (впрочем, не только для нашего, но нам ведь именно своё место хочется осмыслить). Именно поэтому мы затронули тему сибирского характера: уникальны ли те, человеческие качества, которыми обладает житель Сибири, и в чём они воплотились? Но если с внешней средой — природой и архитектурой — всё более или менее ясно, то разобраться досконально с внутренним, скрытым мы с Екатериной Васильевной не решились…

И вот я спрашиваю собеседницу: если бы ей дали неограниченные (прежде всего финансовые) полномочия, что бы она предприняла? Отвечает: «Сохранила бы дерево!». Те деревянные дома, которые ещё есть. Срубные конструкции, которые представляют собой уникальные изобретения, русские печи — всё это, считает моя собеседница, гениальные изобретения, которые нужно сохранить, а не уничтожать, чтобы потом восстанавливать. Сибирь в этом смысле уникальна: у нас есть, что сохранять.

Среда влияет на человека, воспитывает его. Боюсь, для кого-то эта мысль уже стала тривиальностью, а хочется, чтобы она оставалась истиной. Истиной, призывающей к сохранению «человеческой» среды в городе.

Алевтина СПЕРАНСКАЯ
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 9)