10-я стрелковая дивизия войск НКВД в Сталинградском сражении

Светлой памяти моего деда, Мурашова Степана Ивановича, матроса Балтфлота, пропавшего без вести под Ленинградом летом 1941 года, посвящаю.Автор

Начиная свой сжатый исторический очерк о прославленном соединении войск НКВД и его участии в сталинградских боях, хочу пояснить читателю, почему именно Сталинград и почему 10-я дивизия.

Волею судьбы моя жизнь сложилась так, что я попал служить во Внутренние войска МВД, которым отдал без малого тридцать лет. Поэтому такие профессиональные словосочетания как «несение гарнизонной службы, ликвидация бандформирований, поддержание общественного порядка» мне близки и понятны, и я вижу за ними тяжёлый ратный труд бойцов и командиров.

Также мне посчастливилось в период моей службы встречаться с ветеранами–фронтовиками, бывшими защитниками Сталинграда, которые в один голос утверждали, что более тяжёлого в морально-психологическом плане и по физическим нечеловеческим нагрузкам сражений не было в Великой Отечественной войне.

Бывший начальник штаба дивизии генерал-майор Василий Иванович ЗАЙЦЕВ в своих воспоминаниях о Сталинграде писал: «Здесь я заслужил свою первую награду — орден Красного Знамени. И хотя были у меня потом и другие высокие награды Родины, но эта дорога тем, что она — за Сталинград. С огромной гордостью ношу и ещё одну, хотя и скромную, но очень дорогую для меня награду — медаль «За оборону Сталинграда». Многие мои однополчане считали эту медаль талисманом: раз Сталинград прошёл — значит, и до конца войны дойдёшь! А сейчас в мирное время по этой медали я узнаю своих однополчан, своих земляков, ведь все мы — сталинградцы, и сердца наши навек прописаны там, в городе на Волге…».

***

Сталинградская битва положила начало полного и безоговорочного поражения вермахта во Второй мировой войне. Наряду с крахом германской военно–политической стратегии в процессе этого сражения проявились основные недостатки немецкой военной машины и превосходство советских вооруженных сил. Впервые за историю Второй мировой войны германские войска были не только отброшены, но и окружены, разбиты, пленены и уничтожены.

Почётное место среди героев этого сражения отводится и внутренним войскам, спасшим город от неминуемого захвата немецкими подвижными соединениями в августе–сентябре 1942 года и удержавшим оборонительные рубежи вплоть до подхода регулярных частей Красной Армии. Впоследствии внутренние войска НКВД отчаянно сражались во время уличных боев, без приказа не отступали и в плен не сдавались.
Численность войск НКВД, участвовавших в боевых действиях Cталинградского фронта, составляла около 3% всех войск, задействованных в оборонительной операции. Но несмотря на столь малую долю они сыграли исключительно важную, а на отдельных участках фронта решающую роль в обороне города.

10 дивизия НКВД была сформирована 1 февраля 1942 года на основании Постановления ГКО №1092сс от 4.01.42г. «Об организации гарнизонов войск НКВД в городах, освобождаемых Красной Армией» и приказа НКВД СССР №0021 от 5.01.42 г. Этим же приказом на войска НКВД возлагалась следующие задачи:

— несение гарнизонной (караульной) службы в освобождённых городах;
— оказание помощи органам НКВД в выявлении и изъятии вражеской агентуры, бывших фашистских пособников;
— ликвидация авиадесантов, диверсионно-разведывательных групп противника, бандитских формирований;
— поддержание общественного порядка на освобожденных территориях.

Необходимость выполнения этих служебно-боевых задач была продиктована самой жизнью, потому что по тылам действующей армии бродили тысячи дезертиров, бандитов, диверсантов и шпионов, которые терроризировали местное население, занимались грабежами, в том числе и государственных учреждений. Так по данным НКВД к 10 октября 1941 года было задержано в прифронтовых районах 657364 бойцов и командиров Красной Армии, 25875 из них арестованы, остальные отправлены в действующие части на передовую. Из этих 25875 чел. шпионов оказалось 1505, диверсантов 308, дезертиров 8772, самострельщиков 1671. Из этого количества задержанных расстреляно 1021 человек.

Примерно такие же задачи выполняли бойцы и командиры 10-й дивизии НКВД. В состав соединения входили 5 полков и несколько специальных подразделений, три полка прибыли сформированными: 271-й из Свердловска, 272-й из Иркутска, 282-й из Саратова; 269-й и 270-й полки формировались в Сталинграде за счёт коммунистов и комсомольцев города и истребительных батальонов НКВД.

Стрелковый полк являлся самостоятельной единицей и предназначался для охраны объектов, размещенных на значительной территории.
В его состав входили: три стрелковых батальона, четырехорудийная батарея 45 мм противотанковых пушек, минометная рота (четыре 82 мм и восемь 50 мм минометов), рота автоматчиков, рота связи, а также отдельные взводы: разведывательный, сапёрный и химзащиты, подразделения тыла. В каждом батальоне имелись три стрелковые роты и пулеметный взвод (4 станковых пулемета системы «максим»).

Управление соединения состояло из пяти человек:
>> командир — Александр Андреевич САРАЕВ, полковник;
>> военный комиссар — Петр Никифорович КУЗНЕЦОВ, полковой комиссар;
>> заместитель по строевой — Николай Станиславович ВАСИН, полковник;
>> начальник штаба — Василий Иванович ЗАЙЦЕВ, подполковник;
>> начальник оперативного отдела — Михаил Константинович ХИТРОВ, подполковник.

Всех офицеров управления отличала высокая самодисциплина, организованность, трудолюбие, штабная культура, личная отвага, умелое управление частями и подразделениями в боевой обстановке.

Командир соединения и начальник штаба имели высшее военное образование (окончили в 30-х годах Военную академию им. Фрунзе), что по тем временам встречалось не часто среди офицеров в звене полк — дивизия.

Всё это в дальнейшем благоприятно отразилось на успешном выполнении боевых задач личным составом дивизии. Командиры полков и батальонов отличались высокой исполнительностью, имели большой опыт управления, были хорошо подготовлены в профессиональном плане.

Отличительной особенностью боевого применения внутренних войск в 1941–1942 гг. являлось то, что они, как правило, вступали в бой в местах своей дислокации, там, где их застали боевые действия.

Вместе с этим в ряде мест, как это было под Ленинградом, Москвой, Сталинградом, Ставка Верховного Главнокомандования, а также военные советы фронтов целенаправленно передвигали войска НКВД в те места, где положение дел складывалось почти безнадежным и критическим, где нужно было любой ценой остановить противника.

Утром 23 августа 1942 г. моторизованные подвижные части 6-й армии Паулюса с захваченного плацдарма на Дону нанесли стремительный удар на Сталинград, стремясь сходу овладеть городом. К исходу дня 14-й танковый корпус немцев вышел к Волге на рубеже Акатовка – Рынок и овладел господствующими высотами севернее Сталинграда. Над городом нависла смертельная опасность. Она усугубилась ещё и тем, что основные силы 62-й армии, прикрывавшей город, продолжали вести напряжённые арьергардные бои на восточном берегу Дона, и помочь городу ничем не могли.

Единственными боеспособными частями гарнизона были: 10-я стрелковая дивизия НКВД, 178-й, 91-й, 249-й полки НКВД, сводный отряд курсантов военно-политического училища, подразделение двух учебных танковых батальонов, отряд морской пехоты Волжской флотилии, 73-й бронепоезд НКВД и некоторые другие мелкие подразделения. Перед гарнизоном города, начальником которого был назначен полковник А.А. Сараев, встала сложная задача: не допустить фашистские войска в город, активной обороной выиграть время и дать возможность войскам 62-й армии, обороняющейся на Дону, перегруппироваться.

По приказу командующего Сталинградским и Юго-Восточным фронтами генерал-полковника Л.Ч. ЕРЕМЕНКО 10-я дивизия НКВД, которая составляла костяк обороны, с 23 августа 1942 г. заняла позиции на ближайших подступах к городу. Рубеж обороны протяженностью 25 км (по некоторым данным 35 км и даже 50 км) проходил по пунктам: Орловка-Городище - Опытная станция - Верхняя Ельщанка – Ельщанка - Купоросное.

Танки противника уже на следующий день подошли к посёлкам Рынок и Орловка с целью сходу прорвать оборону в северной части города и стремительно подвинуться к его центру. Частей Красной Армии, способных остановить стремительно продвигающегося противника, в этом районе не было. Для ликвидации бреши в линии обороны 24 августа на северный участок был переброшен 249 конвойный полк НКВД, а в ночь на 25 августа группировка была усилена 282-м полком 10-й дивизии, командиром северного участка обороны был назначен командир 282 полка майор М.С. ГРУЩЕНКО. Полк занял оборону на рубеже реки Мечетка. В связи с передислокацией 282-го полка командование соединения вынуждено было увеличить участки обороны 271-му и 272-му полкам.

Противнику на северном участке фронта удалось занять высоты 101,3; 135,4 и выйти на северный берег реки Мечетка, к окраине посёлка тракторного завода. Силами 99-й танковой бригады и сводного отряда моряков Волжской флотилии противник был отброшен за посёлок Рынок, но высоты отстоял.

Для овладения высотами командир дивизии принял решение на проведение контрнаступления силами 282-го полка. Оно продолжалось в течение 27-28 августа. В ходе контрнаступления полк смог продвинуться по северному берегу р. Мечетка на 600-700 метров.

В этом бою отличился заместитель политрука 2 роты СОЛДАТОВ, принявший на себя командование 2-й ротой после гибели её командира. Под шквальным огнем противника он поднял бойцов в атаку, но продвижение пришлось остановить из-за сильного огня и больших потерь среди личного состава.

Главной причиной неудачного наступления полка явилась недооценка истинных сил противника. По данным разведки на этом участке немцы сосредоточили 3-ю пехотную дивизию и 16-ю танковую бригаду.

После усиления северного участка 124-й отдельной стрелковой бригадой 29 августа было предпринято новое наступление, в ходе которого 282 полк взял высоту 135,4 и продвинулся к гребню высоты 101,3, а 124-я осбр продвинулась по всей линии обороны на 2-4 километра.
Другие полки дивизии оставались на занятых рубежах, вели разведку и до 2 сентября 1942 г. непосредственного боестолкновения с противником не имели.

Прорвав оборону 64-й армии, 1сентября 1942 г. противник вышел на передовые рубежи 271-го и 272-го полков. Центр боев 10-й дивизии переместился на запад и юг города. После продолжительной авиационной и артиллерийской подготовки противник силами двух румынских полков и при поддержки 30 танков 3 сентября повёл наступление вдоль шоссе Сталинград-Калач, а 4-6 сентября, продолжая атаку переднего края обороны 272 СП, перенес главный удар в направлении Опытной станции и высоты 146,1. Полк, ведя оборону без своего 1 батальона, с трудом выдерживал натиск противника, наступление которого сопровождалось непрерывной бомбардировкой. В результате массированных ударов с воздуха были выведены из строя приданные полку две батареи 416 истребительно-противотанкового полка.

Для усиления 272 сп был направлен сводный батальон 91 полк НКВД по охране железных дорог и возвращён 1 батальон, выполнявший служебно-боевые задачи по охране государственных учреждений в центре города. Полк 4-6 сентября провёл ряд контратак, в результате которых не только восстановил полностью передовую линию обороны, но и отбил у врага высоту 146,1 и восточную окраину Опытной станции.

В ходе одной из контратак, проводившейся под жёстким ружейно-пулеметным огнем, который вёлся из дзота, красноармеец Алексей ВАЩЕНКО с криком: «За Родину» своим телом закрыл амбразуру огневой точки, обеспечив выполнение боевой задачи и сохранив десятки жизней своих боевых товарищей. Впоследствии за этот подвиг боец был награжден орденом Ленина (высшая награда государства) посмертно, а одна из улиц Сталинграда была названа его именем.

Военный фельдшер 272 СП Е.Г. КОЛЕНСКАЯ вспомнила: «На моих глазах был ранен А. Ващенко, а затем с большим усилием поднялся и закрыл своим телом амбразуру дота. Этот боец был из роты автоматчиков, прибывших на помощь нашему батальону».

Александр МАТРОСОВ совершил свой бессмертный подвиг в 1943 году. Благодаря средствам массовой информации (газеты, радио) о нём узнала вся страна. Но о подвиге красноармейца Ващенко, совершенном значительно раньше, знают только историки-исследователи Сталинградского сражения.

В результате этих боев военнослужащими 272 СП было уничтожено около 700 вражеских солдат и офицеров, 17 танков, 8 станковых пулеметов. В ночь на 7 сентября полк был отведён с передовой в 10-й батальонный район для пополнения.

271 СПп и 1-й батальон 272 СП с приданными ему четырьмя противотанковыми орудиями, с 8 сентября в течение 7 дней вели непрерывные бои с превосходящими силами 94-й пехотной дивизии противника, наступавшей со стороны Верхней Ельщанки. Участок обороны полка протяжённостью 8 км ежедневно подвергался интенсивной бомбардировке авиацией противника, огневому воздействию его танков, артиллерии и минометов. В полку, понесшем большие потери, образовались разрывы в линии обороны, через которые автоматчики противника проникали в тыл его подразделений. Батальоны полка фактически в полуокружении вели бои, непрерывно контратакуя противника. В схватке с врагом воины проявляли чудеса храбрости и героизма. Так 11 сентября девять красноармейцев полка во главе с лейтенантом ИВАХНИЧЕНКО на танке прорвались в тыл противника. Совершив дерзкий манёвр, уничтожив свыше двух десятков гитлеровцев, склады с горючим и боеприпасами, вернулись в подразделение, потеряв во время рейда одного бойца.

К 15 сентября 1942 г. к южным окраинам города отошли части 35 гвардейской стрелковой дивизии и 131 стрелковой дивизии. Прибывшие в зону ответственности 271 СП оставшиеся 4 полка этих соединений имели в своем составе всего около 300 человек и не могли существенно повысить боеспособность части.

15 сентября противнику удалось войти в пригород Минина и посёлок Войкова. Воины 271 полка вместе с остатками полков Красной Армии 16-18 сентября с боями отходили к району консервного завода и элеватора. К 18 сентября в полку насчитывалось 26 красноармейцев и 5 младших командиров. Ввиду значительных потерь 271 СП в тот же день был выведен из боя. Личный состав был передан для пополнения 272 СП, а командование и штаб направлены за Волгу на переформирование.

За 11 дней боёв полк уничтожил до 3500 солдат и офицеров, 4 танка, 10 автомашин, склады с горючим и боеприпасами, 17 станковых пулеметов.

15 сентября 1942 г. начали переправу через Волгу части 13-й гвардейской дивизии генерала А.И. РОДИМЦЕВА для оказания помощи обороняющимся защитникам города.

Для прикрытия и обороны переправы были привлечены сводные группы от управления 10-й дивизии, также привлекались городские милиционеры, работники областного НКВД и даже пятеро пожарных. Руководил сводной группой прикрытия капитан Иван Тимофеевич ПЕТРАКОВ. Группа, насчитывающая 90 человек, непреодолимым препятствием встала на пути нескольких тысяч фашистов, остановила их и обеспечила переправу 13-й дивизии, отстояв жизненно важный объект, спасла город от неминуемого захвата. Группа капитана Петракова полегла почти вся на берегу Волги, но боевую задачу выполнила.

В течение 13-14 сентября 1942 г. на стыке участков обороны 269 СП и 42 СБР противник сосредоточил силы до пехотной дивизии при поддержки 50 танков, авиации и артиллерии. В результате двухдневного боя вражеские подразделения заняли авиагородок, а группа автоматчиков и несколько танков начали продвижение по Дзержинскому району в направлении железнодорожного вокзала. Попытки противника прорваться к центру города успеха не принесли.

Храбро и расчётливо действовал в этих оборонительных боях командир пулеметного взвода младший лейтенант АБДУЛЬМАНОВ. Подпустив, наступающего врага вплотную к своим окопам, он открыл огонь из станкового пулемёта. Немцы, не выдержав кинжального огня, обратились в бегство. Только за один день боёв бесстрашный офицер уничтожил более 150 солдат и офицеров противника. За период этих оборонительных боёв полком было выведено из строя около 1000 вражеских солдат, подбито 12 танков.

Для восстановления линии обороны было принято решение провести контратаку силами 272 СП, получившего пополнение, и к 12 сентября насчитавшего в своем составе 1505 человек.

По замыслу командования 272 полк должен был начать наступление в тесном взаимодействии с 38 БР, одним полком 399 СД и 6 ТБР. Однако, контратака, предпринятая в ночь с 13 на 14 сентября, успеха не имела и свелась только к наступлению 272 полка, вышедшего на южный склон высоты 112,5 и перешедшего там к обороне.

В дальнейшем полк вёл оборонительные бои в окружении. За это время полк уничтожил около 600 солдат и офицеров врага, 1 танк и сбил самолёт Ю-88.

Одновременно с действиями вдоль дороги Гумрак-Сталинград противник пытался осуществить прорыв обороны 270 СП и 244 СД РККА неполного состава. Попытки немцев прорваться на участке 3-го батальона полка были сорваны. Однако, на стыке 271 СП и 244 СД вражеские танки и пехота оттеснили дивизию и, уничтожив 5-ю и 6-ю роты 270 полка, смогли прорваться в район элеватора и железнодорожной станции Сталинград-2. Этот бой полк вёл в составе двух батальонов. 16 сентября он получил задачу очистить от противника район железной дороги до элеватора. Выполнить эту задачу предстояло оставшимся 540 бойцам полка.

В район обороны 270 СП отошли остатки 244 СД, и полк перешёл под её подчинение. 17 сентября 244 СД было приказано наступать в южном направление. Однако, командир 244 СД решения на атаку не принял и к исходу дня отдал приказ 270 полку занять оборону по линии: Краснознаменская улица, железнодорожный мост через р. Царица и далее 200 м по берегу реки на восток. В ходе боевых действий личным составом 270 СП было уничтожено около 1800 гитлеровцев, 16 танков, 10 грузовиков с боеприпасами, три батареи, 1 мотоцикл.

Мужественно и умело действовала группа бойцов в составе сержанта БЕЛЯЕВА, красноармейцев САРАФАНОВА и ЧЕМБАРОВА. Вместе со своим командиром младшим лейтенантом КРУГЛОВЫМ воины из противотанкового ружья и бутылками с зажигательной смесью уничтожили 6 танков врага.

В связи с проникновением противника в район станции Сталинград-1 272 СП был выведен из окружения и занял оборону по рубежу: вокзал, железнодорожный мост через р. Царица и по этой реке до Волги, улица Ленина, площадь Павших Борцов. В связи с острой нехваткой личного состава (в полку оставалось 115 чел) на усиление полка прибыл батальон от 270 СП.

В период с 16 по 25 сентября полк вёл непрерывные бои с противником, пытавшимся прорваться к переправам через Волгу. Противник атаковал боевые порядки полка превосходящими силами пехоты и группами танков. Бойцы контратаками отбрасывали вражескую пехоту, уничтожали танки гранатами и бутылками с зажигательной смесью.

24 сентября противник (до роты автоматчиков и 6 танков) прорвался в район Комсомольского сада, захватил здание городского театра им. Горького и окружил командный пункт полка.

Штабом 272 СП была организована оборона КП, расположенного в Комсомольском саду. До 18:00 штаб полка с находящимся при нём спецподразделением оборонялся от превосходящего по численности и техническому оснащению противника.

Около 18:00 танки противника подошли вплотную к КП, в котором находилась часть личного состава штаба и командование полка. Выстрелами из пушек надстройка над КП была разрушена, и через пробитые двери внутрь его были пущены отравляющие вещества (по определению военного фельдшера ЕФРОСИНИНОЙ, находящейся на КП, противником был применен хлорпикрин).

Командование и состав штаба, пользуясь наступившей темнотой, сумели выйти из КП и с боем прорваться на Краснознаменную улицу, откуда отдельными группами выйти в расположение КП 92 бригады, находящегося у памятника Хользунова.

Часть личного состава (раненые) вместе с ранеными 92 бригады бронекатерами эвакуировано на левый берег Волги. Всего было эвакуировано до 700 человек. Эвакуация проводилась в ночь с 25 на 26 сентября. По словам военфельдшера К.Ф. ЦЕЛЯНД в районе КП 92 бригады осталось не эвакуировано около 75 раненых. По сообщению врача 272 полка Рыбаковой, батальонный комиссар ЩЕРБИНА, будучи тяжело раненным, скончался в присутствии Рыбаковой и ею похоронен в сквере на Октябрьской улице. Рыбакова осталась на правом берегу Волги на КП 92 бригады. По тем же данным в районе КП на эвакопункте находились и военнослужащие 42 бригады. Общее количество людей 272 СП вышедших на КП 92 бригады, не более 27 человек.

«Прошу вашего распоряжения о выводе руководящего состава 272 СП во главе с майором ЯСТРЕБОВЫМ на левый берег р. Волги с целью сохранения номера полка и его формирования».

За период оборонительных боев в Сталинграде 272-м полком истреблено 6270 солдат и офицеров противника, уничтожено 32 танка, 7 бронемашин, 12 автомашин и 18 повозок с боеприпасами, один самолёт, цистерна с горючим, 56 станковых и ручных пулеметов, большое количество другого оружия.

На 27 сентября противник готовил удар по Заводскому району города. Командующим 62-й армии была поставлена боевая задача 269-му полку и 137 танковой бригаде провести атаку с выходом на рубеж Исторического вала. Полк продвинулся на 500-600 метров, но попал под мощнейший артиллерийский налёт и удары пикирующих бомбардировщиков, ситуацию осложнил таранный танковый удар 20 машин, который окончательно и решил судьбу полка. В этом страшном встречном бою 269 СП практически прекратил своё существование. К вечеру 27 сентября остатки полка были отведены на левый берег Волги. За сутки полк уничтожил 11 танков, 4 автомашины, около 400 гитлеровцев.

Одним из последних в городе остался 282-й полк: его поредевшие подразделения продолжали оборонять высоту севернее тракторного завода. Часть оперативно подчинялась командиру 149-й бригады и входила в Северную группу войск возглавляемую полковником С.Ф. ГОРОХОВЫМ. 8 октября из остатков личного состава был сформирован северный батальон под командованием Ф.К. РЯБЧЕВСКОГО и военкома С.А. ТИХОНОВА. 16 октября сводный батальон вёл тяжёлый бой в окружении, в нём оставалось 27 человек. 17 октября была сформирована сводная рота в количестве 25 человек.

7 ноября (за 12 дней до начала наступления Красной Армии) был ранен последний из воинов 10-й дивизии, участвовавших в этом сражении.
Всего за период с 23 августа по 8 октября 1942 г. соединение в боях по обороне города уничтожило до 15 тыс. немецких солдат и офицеров, 113 танков, 8 бронемашин, 6 орудий, 51 миномет, 138 пулеметов, 2 склада боеприпасов, сбила 2 самолёта, захватила знамя полка вермахта.
За особо выдающиеся заслуги в обороне Сталинграда дивизия была награждена орденом Ленина, высшей наградой Родины.

После переформирования соединение получило наименование 181-я стрелковая дивизия, которая пройдёт славный боевой путь и будет награждена впоследствии орденами Красного Знамени, Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени. 20 военнослужащих этой прославленной части станут Героями Советского Союза, пять – полными кавалерами ордена Славы.

В ходе Великой Отечественной войны было много оборонительных операций, некоторые из них можно назвать успешными. Например, оборонительная операция по защите Ленинграда, Кавказа, Севастополя. Но оборона Сталинграда занимает особое место. Очень многое было поставлено на карту: или мы (страна) выживем и победим, или прекратим своё существование.

Слова И. СТАЛИНА из приказа № 227 от 28.07.1942 г. «О мерах по укреплению воинской дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций»:

«Мы потеряли более 70 млн. населения, более 80 млн. пудов хлеба в год и более 10 млн. тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше - значит загубить себя и загубить вместе с тем Родину».

Понимали ли бойцы и командиры, защищавшие Сталинград, всю тяжесть и трагичность сложившегося положения дел вокруг города, всю ответственность, лёгшую на их плечи? Я думаю, что подавляющее большинство понимали. Это видно по характеру и накалу оборонительных боев в Сталинграде.

Особенности боёв в Сталинграде

Боевые столкновения фактически не прекращались причём носили ожесточенный и бескомпромиссный характер, днём и ночью, без перерыва. Отбили одну атаку, необходимо идти в контратаку (это закон боевых действий).

Военфельдшер 272 полка Е.Г. КОЛЕНСКАЯ вспоминала: «3 сентября началось активное наступление немцев. Наши солдаты отбивали по 10-12 атак в сутки. Это был кромешный ад. Огромное количество раненых и на поле боя, и в овраге. Нередко целыми сутками бойцы сражались без воды и пищи…»

Большинство атак и контратак завершались рукопашной схваткой, в ходе которой, как правило, применялись штык, приклад винтовки, сапёрная лопатка, нож.

Приходилось слышать, что немцы были якобы слабоваты в рукопашной. Но позволю себе с этим не согласится. Немецкий солдат был физически крепок, бесстрашен в бою, считая себя и в моральном плане выше русских военнослужащих. Отсюда и уверенность в победе, и самоуверенность, иногда чрезмерная. Но в рукопашной схватке, да, частенько проигрывал.

Ожесточенность боев проявлялась не только в бесчисленных атаках, контратаках и в рукопашных боях, но и в необходимости «цепляться» за каждый обороняемый дом, за каждый этаж, за каждую комнату. Позиции переходили из рук в руки нередко 10 раз и более.
Очень часто бывало, что в одном доме первый этаж занимают наши, а на 2 и 3 этажах немцы (так называемый «бутерброд»).
Так, активные бои за Мамаев курган (высота 102,0) затихли только к концу января 1943 г. несмотря на то, что армия Паулюса уже была полностью окружена и находилась в блокаде почти два месяца.

Тяжелейшее положение защитников города серьёзно осложняли постоянные артиллерийские массированные обстрелы и налёты вражеской авиации, особенно в сентябре — октябре 1942 г.

Город к этому времени уже представлял собой непроходимое сплошное нагромождение руин и развалин домов.

От регулярных артобстрелов и налётов авиации части и подразделения защитников несли значительные потери. Исправить положение дел было невозможно, так как немецкая авиация в то время господствовала в воздухе, а у обороняющихся практически отсутствовали средства противовоздушной обороны, которые были выбиты ещё в начальный период сражения (август-сентябрь). Тогда пришлось зенитные орудия использовать против танков противника.

Усугублялось положение дел и высокой активностью немецких снайперов в ноябре-декабре 1942 г. В ответ было развернуто снайперское движение в рядах защитников города. Инициаторами были воины НКВД. Так, например руководитель снайперской группы Ф. ИВАНОВ уничтожил 39 фашистов, а снайпер М. КЛЮШНИК своими меткими выстрелами вывел из строя 43 немецких солдат и офицеров.

Для полноты картины жизни защитников Сталинграда необходимо отметить и то, где они жили, в каких условиях. Нередко это были землянки, а то и просто окоп, в лучшем случае подвал разрушенного дома. Ощущалась острая нехватка воды и продовольствия. Подчас подразделения сражались в окружении или полуокружении, поэтому добраться до них было очень сложно, а подчас и невозможно.

Каким же оружием воевали бойцы НКВД?

Преобладали и пользовались уважением и авторитетом, конечно же, винтовки калибра 7.62 образца 1891/1930 г. конструкции Мосина, знаменитые трёхлинейки. Незаменимым и безотказным в городских боях оказался и 7.62 автомат ППШ (пистолет пулемет Шпагина). Широко применялись и пистолеты: 7.62 мм ТТ (пистолет Токарева) и 7.62 мм револьвер «наган».

Неизменными помощниками в самых жёстких боях становились пулемёты: ручной пулемет Дегтярева (РПД) и станковый пулемет «Максим».
Прекрасно себя зарекомендовали в условиях города и небольшие, лёгкие минометы калибра 82 мм и 50 мм.

Необходимо отметить и противотанковое оружие, широко применявшееся в Сталинграде.

Это, прежде всего, 45 мм противотанковая пушка образца 1939/1942г. С помощью этих маленьких орудий на улицах города были уничтожены сотни немецких танков.

Также ни одно столкновение с танками противника не обходилось без вмешательства ручных противотанковых ружей (РПТР) калибра 14,5 мм, которые с дистанции 150-300 м пробивали броню (бортовую) лёгких и некоторых средних танков.

Неизменным атрибутом бойца — противотанкиста были и знаменитые бутылки с зажигающей смесью («коктейль Молотова»).
И хотя вышеперечисленные образцы вооружения по ряду тактико-технических характеристик не являясь суперсовременным на тот период, пожалуй, кроме автомата ППШ, в руках наших солдат оно становилось грозным и эффективным оружием. Этим даётся чёткий и ясный ответ на старый вопрос: кто или что важнее в связке «человек-оружие».

Чтобы все невзгоды и тяготы того времени были преодолены, необходимы были целеустремленность, нечеловеческая сила воли и духа, выносливость и вера в Победу. Эти качества оказалась сильнее у русского солдата, который не только выстоял в окопах Сталинграда, но и наголову разгромил группировку немцев, заставив их капитулировать. Такого колоссального разгрома гитлеровская Германия за годы войны не имела, не ожидала и оправиться от его последствий уже не могла.

Так кто же эти чудо-богатыри, выдержавшие небывалое морально-психологическое и физическое напряжение Сталинградских боев?
Возьму на себя смелость нарисовать психолого-профессиональный портрет офицера, сержанта и красноармейца войск НКВД 1942 года, основанный на моих личных наблюдениях, так как мне посчастливилось служить с некоторыми из них в начальный период моей армейской биографии, а также на воспоминаниях, мемуарах воинов НКВД о Сталинградской битве.

Итак, офицер внутренних войск НКВД:

• Как правило, имеет среднее образование, окончил Саратовское или Орджоникидзевское военное училище;
• Возраст 23-35 лет;
• Имеет хорошую (добротную) командирскую подготовку, твёрдые навыки управления подразделением, частью в сложных условиях, в том числе в боевой обстановке;
• Твёрдый характер, прекрасные волевые качества, дисциплинированность, исполнительность психологическая устойчивость;
• Умело владеет стрелковым оружием (пистолет, винтовка, автомат, карабин, пулемёт);
• Безоговорочно предан делу Ленина, Сталина и Советскому правительству. Постоянная внутренняя готовность выполнить любой боевой приказ Родины;
• Хорошая физическая подготовка, выносливость;
• Неприхотлив, может переносить все военно-полевые, бытовые трудности фронтовой жизни;
• В наступлении — стремителен, в обороне — стоек;
• Имеет определённый служебный, служебно-боевой опыт, поскольку офицеры-пограничники в 1940-1942 гг. служа на границе, очень часто вступали в боестолкновения с диверсантами, перебежчиками, контрабандистами, а офицеры внутренних войск, охраняя особо важные экономические объекты, общественный порядок в населённых пунктах, участвовали в операциях по ликвидации бандитско-криминальных формирований, диверсантов и шпионов. Поэтому можно уверенно сказать, что это боевые офицеры.
Теперь обратимся к сержанту и красноармейцу НКВД:
• Возраст 20-30 лет;
• Прослужили 1-2 года и более;
• Хорошо знают и умело владеют личным оружием (винтовка, автомат, пулемёт);
• Образование начальное и выше;
• Имеет определённый служебный, служебно-боевой опыт;
• Психологически устойчив;
• Дисциплинирован и исполнителен;
• Хорошая физическая подготовка и выносливость;

Благодаря таким личным качествам офицеров и красноармейцев НКВД они проявляли невиданную стойкость и упорство в обороне, неудержимость в атаках и в рукопашных схватках. Самопожертвование в бою, ни одного случая сдачи в плен — вот «визитная карточка» бойцов 10-й дивизии НКВД в сражении за Сталинград.

Жители города помнят и чтят своих защитников. Так, 12 улиц Волгограда названы в честь бойцов 10-й дивизии, воздвигнуто 4 памятника и установлены 3 мемориальные доски.

Так давайте же и мы, уважаемые читатели, воздадим дань благодарности защитникам нашей Отчизны, вспомним и о 165 тысячах жителей края, не вернувшихся с полей брани. Вспомним и поклонимся по-русски низко до земли.

Р.Л. БЕСПАЛОВ, старший преподаватель
военной кафедры Военно-инженерного института,
полковник внутренних войск МВД РФ в отставке,
ветеран боевых действий