Полярный лётчик
70 лет назад...

Мы продолжаем рассказывать о невероятных военных подвигах наших земляков. Рубрику ведёт Военно-инженерный институт.

Матвей КОЗЛОВ осваивал первые северные воздушные линии Красноярского края начиная с 1930- х годов и весьма преуспел в этом, став одним из самых известных полярных лётчиков страны. Невысокого роста крепыш с характерным «вологодским» выговором, совсем не геройской внешности, показал себя настоящим героем и в Великую Отечественную войну.

Командование Северным флотом с первых дней военных действий было обеспокоено возможностью проникновения подводных лодок противника в восточные районы Баренцева моря и через Новоземельские проливы в Карское море и нарушения ими коммуникаций Северного морского пути. Важным стратегическим пунктом Севморпути был остров и порт Диксон.

Конвой БД-5 (Белое море — Диксон) вышел из Молотовска (сегодня это г. Северодвинск — ред.) 8 августа 1944 года. На грузовом пароходе «Марина Раскова» находилось 354 пассажира (в том числе 124 женщины и 16 детей — семьи зимовщиков и военнослужащих) и 6503 тонны различных грузов для доставки в Диксон, где продолжалось формирование Карской военно-морской базы Беломорской военной флотилии. Далее пароход направлялся на полярные станции Карского моря и моря Лаптевых для смены зимовщиков и снабжения их топливом, снаряжением и продовольствием. Экипаж состоял из 55 человек, капитан — опытный полярник В.А. ДЕМИДОВ. Эскорт конвоя: три тральщика — Т-114, Т-116, Т-118.

В это время в Карском море находились шесть подводных лодок противника. Три из них действовали в южной части Карского моря: одна у о. Диксон, вторая — в районе пролива Югорский Шар, третья ставила мины в устье Енисея. Ещё три лодки действовали у кромки льдов на северо-востоке.

12 августа 1944 г. в 19.57 немецкая подводная лодка «U-365» в 60 милях к западу от о. Белого (73о22 с.ш., 66о35 в.д.) атаковала конвой БД-5, повредив сначала транспорт «Марина Раскова», а затем утопив флагманский тральщик Т-118. Пароход был снабжён достаточным количеством спасательных средств, и пассажиры грузились на кунгасы и тральщики Т-114 и Т-116. Через четыре с лишним часа, когда спасательные работы завершались, новым залпом подводной лодки был потоплен тральщик Т-114 вместе со всем экипажем и перевезёнными туда ранее женщинами и детьми (всего около 200 человек), спаслись немногие.

Тральщику Т-116, который принял на борт 186 человек, удалось благополучно дойти до берега и спасти людей. Подводная лодка новым залпом потопила покинутый людьми транспорт «Марина Раскова».

После этого в море осталось более 150 человек, разместившихся на трёх шлюпках-вельботах, кунгасе* и моторном катере с Т-114. Поиски людей из конвоя БД-5 продолжались больше двух недель, в них приняли участие лётчики Карской и Новоземельской ВМБ на «Каталинах», а также пилоты Управления полярной авиации ГУСМП на ГСТ.

*Кунгас — деревянное парусно-гребное или несамоходное судно с малой осадкой, на котором на Дальнем Востоке перевозят обычно рыбу, соль, уголь и т.д., вместимостью 105 человек.

Погода в районе авиабазы на Диксоне не изобиловала ясными днями, чаще всего были сильные ветра и туманы, делавшие использование авиации практически невозможным. Но, несмотря на циклон и обледенение, гидросамолёты совершали посадку на воду, принимали на борт и вывозили найденных людей. Подполковник Козлов, вылетевший на разведку на самолёте ГСТ «СССР Н-275» 17 августа, утром 18 августа нашёл спасательную шлюпку, с которой снял и доставил на Диксон 25 человек, 10 из них находились в крайне тяжёлом состоянии.

Самолёт ГСТ (МП-7) на Енисее

Самолёт ГСТ (МП-7) на Енисее

На поиск людей 19 августа вылетели три самолёта. В шторм капитан Станислав СОКОЛ обнаружил кунгас, в котором находилось 35 человек, но из-за сильной волны попытка снять людей не была успешной, смогли поднять на борт только двоих.

Следующие несколько дней стояли густые туманы, была нелётная погода, штормило. Самая сложная операция досталась именно экипажу самолёта ГСТ Матвея Козлова. 23 августа (11 дней после катастрофы!), обнаружив кунгас с людьми в 45 милях северо-западнее острова Белый, пилот в шторм, при волне высотой три метра, в 17.35 посадил самолёт на воду и подрулил к кунгасу. На кунгасе оказалось 14 человек живых и 20 мёртвых. Многократные попытки подвести самолёт поближе к кунгасу при сильнейшем шторме были сопряжены с риском разбить самолёт, но оставить измождённых людей — значило обречь их на неминуемую гибель.

Когда до кунгаса осталось метров 20-25, механик Никифор КАМИРНЫЙ — богатырь по сложению, выбравшись через носовой люк, перебросил на кунгас метательный линь. Там его подобрали и, с большим трудом вытянув, закрепили швартовый трос. По протянутому между самолётом и кунгасом тросу механик Камирный и штурман Иван ЛЕОНОВ на резиновой четырёхместной лодке перевозили людей по двое на самолёт, переносили их на руках, так как самостоятельно двигаться они не могли. Семь рейсов лодки заняли полтора часа.

Взлететь при волне высотой три метра на перегруженной машине было невозможно, и командир самолёта принял решение рулить с работающими моторами по морю к острову Белый, до которого было около 50 миль. Свыше 12 часов продолжался переход по бушующему морю. Моторы перегревались, но когда их останавливали, ветер тут же разворачивал самолёт лагом к волне. В 3.00 ночи из-за перегрева вышел из строя правый мотор. Только в 7 часов утра через 12 часов хода против волны (ночью, на одном моторе) самолёт М.И. Козлова встретил тральщик Т-906, который отбуксировал гидросамолёт в пролив Малыгина, принял спасённых на борт и доставил на Диксон. Козлов, после устранения неисправности мотора, перелетел на Диксон и сел буквально на последних каплях бензина.

Двенадцать часов продолжался этот беспримерный в истории авиации (да и мореплавания) переход в ночном штормовом северном море самолёта, ставшего по необходимости кораблём. Какое мастерство и самообладание надо было иметь командиру экипажа Матвею Ильичу Козлову, чтобы удержать самолёт на плаву столь продолжительное время!

Из 636 человек, находившихся на борту потопленных судов, удалось спасти 259 человек (186 человек — на Т-116, 73 человека — самолётами). Погибло 377 человек, в том числе 107 женщин и все дети. Это была крупнейшая военная катастрофа в Арктике…

О подвиге лётчика Козлова тогда не писали газеты, не передавало радио. Героизм лётчиков Беломорской военной флотилии и полярной авиации, проявленный при спасении людей конвоя БД-5, был высоко оценён советским правительством. Приказом командующего Северным флотом № 0107 от 14 декабря 1944 года весь экипаж самолёта Матвея Ильича Козлова был награждён орденами.

Сам командир награждён орденом Красного Знамени. Это был уже шестой орден на груди полярного пилота.

Матвей Ильич прожил долгую и счастливую жизнь, занимался любимым делом — летал, а когда по состоянию здоровья и по возрасту летать уже не разрешали, продолжал работать на аэродроме полярной авиации в Москве. За заслуги перед Родиной знаменитый красноярский полярный ас был награждён одиннадцатью орденами.

В. ФИЛИППОВ