Забытый «Дуглас»
Поиск: из 1940-х в 2000-е

В годы Великой Отечественной войны на Красноярск была возложена задача государственной важности — организация и обеспечение перегона из США полученной по ленд-лизу импортной авиационной техники и самолётов советского производства, произведённых на авиазаводах Иркутска и Комсомольска-на-Амуре по Красноярской воздушной трассе («Аляска-Сибирь») на фронт. Только американских самолётов прошло через Красноярский аэропорт 8094 единицы. Кроме этого полным ходом шла подготовка авиационных специалистов для фронта в авиашколах, переучивание фронтовых полков на новую авиатехнику на базе 45-го запасного авиационного полка.

Всего, по найденным в Центральном архиве Министерства обороны РФ сведениям, в 1941-1945 гг. на территории Красноярского края при перегоне, переучивании на новую авиатехнику, при обучении в авиашколах и при межокружных перелётах в 59 авиакатастрофах погиб 121 человек — лётчики, штурманы, бортмеханики, бортрадисты, авиамеханики. Многие лётчики, несмотря на имеющиеся акты расследования катастроф, по документам Центрального архива Министерства обороны РФ до сих пор числятся пропавшими без вести.

С 2007 по 2012 г. поиском погибших лётчиков занималась инициативная группа красноярцев: О.Л. Подборская, В.В. Филиппов, Л.А. Коршунова, Т.А. Боковикова, В.А. Погудин, при постоянной поддержке руководителя организации «Вечный огонь» С.С. Аксельрод. В результате был составлен полный список авиакатастроф, произошедших при исполнении служебных обязанностей на территории Красноярского края в 1941-1945 гг., проведён ряд экспедиций со школьниками на места гибели лётчиков, установлены памятные знаки.

В данный момент работой по поиску мест гибели лётчиков занимается Военно-инженерный институт СФУ (сотрудник музея ВИИ В.В. Филиппов) совместно с Красноярским подводным центром (инженер-преподаватель ИНиГ А.В. Матвеев). Поисковая группа проводит работу в архивах, организует экспедиции на места гибели лётчиков, поиск и захоронение останков членов экипажа, установку памятных знаков. Вся необходимая информация для поисковых работ уже найдена в архивах и систематизирована. Работа по розыску мест катастроф и установке памятных знаков продолжается.

Таймырский раритет

Не даёт покоя поисковикам ВИИ СФУ одно, причем послевоенное, авиационное происшествие, связанное с «ленд-лизовским» самолётом…
На севере Красноярского края, в 180 км от посёлка Волочанка Авамского района Таймырского национального округа, на болоте в тундре до сих пор стоит знаменитый «Дуглас» самолёт американского производства С-47, полученный по ленд-лизу 12 марта 1943 г. и потерпевший аварию уже после войны — 23 апреля 1947 года. Из-за невозможности эвакуации в то время он был списан и оставлен на месте аварии.
История самолёта такова.

Командир экипажа М.Д. Тюриков

Командир экипажа М.Д. Тюриков

С-47 DL (серийный № 42-32892, заводской № 9118) был передан с завода изготовителя в ВВС США 24 февраля 1943 года. В г. Фербенксе на Аляске был передан по ленд-лизу в ВВС СССР 12 марта 1943 года. С 12 марта по ноябрь 1943 года самолёт находился в составе 7–го перегоночного авиационного полка 1-й перегоночной авиационной дивизии Гражданского воздушного флота на Красноярской воздушной трассе.

На фронт самолёт не попал и уже с апреля 1943 года был оставлен для работы в полярной авиации на севере Красноярского края. В ноябре 1943 г. был окончательно передан в постоянный состав Управления полярной авиации Главного управления Северного морского пути (УПА ГУСМП) и получил опознавательный знак принадлежности к полярной авиации «СССР Н-328».

Второй пилот С.Л. Аношко

Второй пилот С.Л. Аношко

В период с 22 октября по 10 ноября 1943 г. С-47 «СССР Н-328» производил позднюю осеннюю разведку льдов Карского моря под управлением лётчика М.А. Титлова, в период с 30 июня по 24 июля 1944 г. для производства разведки льдов Карского моря совершал вылеты с базы в Амдерме, с 1945 года входил в состав Чукотской авиагруппы полярной авиации. С 1946 года самолёт был передан из полярной авиации в ГВФ и, получив обозначение «СССР Л-1204», находился в составе 26-го транспортного авиационного отряда Красноярского управления Гражданского воздушного флота.

Сложными были полёты на Севере и не всегда они заканчивались благополучно…

Бортрадист А.Д. Смирнов

Бортрадист А.Д. Смирнов

Из официального сообщения:

«…23 апреля 1947 г. в 180 км северо-западнее Волочанки Эвенкийского национального округа Красноярского края потерпел аварию самолёт С-47 «СССР Л-1204», управляемый пилотом 2-го класса 26-го транспортного авиаотряда Красноярского управления ГВФ Максимом Дмитриевичем ТЮРИКОВЫМ».

Подробнее это выглядело так.

22 апреля 1947 г. после выполнения 50-часовых регламентных работ самолёт С-47 «СССР Л-1204» в составе экипажа: командир корабля Тюриков М.Д. ,второй пилот АНОШКО С.Л., бортмеханик ПИСМАРЕВ В.А., бортрадист СМИРНОВ А.Д., механик ШЕХАДАНОВ Н.В. в 3.00 московского времени вылетел по маршруту Красноярск — Туруханск — Дудинка — Хатанга — Косистый (бухта Кожевникова) с заданием перевезти грузы и пассажиров Нордвикстроя с аэродрома Косистый в Дудинку.

Бортмеханик В.А. Писмарев

Бортмеханик В.А. Писмарев

Прибыв на площадку Косистый в 16.25, взяв на борт 26 взрослых пассажиров, троих детей и 852 кг груза и багажа, экипаж в 19.20 произвёл взлёт. Фактическая погода в момент вылета: полная облачность, высота 1000 м, непрерывный снег, видимость — 1 км, давление падало.
Через несколько минут полёта было обнаружено падение давления масла в левом моторе и повышение температуры масла. Учитывая, что погода в аэропорту вылета исключает возможность возврата, командир корабля Тюриков принял решение продолжать полёт. Через 38 минут давление масла упало до 0. Тогда Тюриков выключил мотор и продолжал полёт на одном правом моторе, о чём было сообщено по радио в аэропорт вылета. Одновременно была запрошена погода аэропорта Хатанга.

После выключения левого мотора было обнаружено, что на правом моторе не работает генератор, отчего аккумуляторы быстро сели, и самолёт оказался без связи. Экипаж продолжал слепой полёт на одном моторе в направлении Хатанги с курсом 280.

Однако по истечении расчетного времени Тюриков не обнаружил Хатанги и продолжал полёт до следующего ближайшего аэропорта Волочанка. После пяти часов полёта самолёт попал в область обледенения. Пилот Тюриков изменил направление полёта на 1800 и, пройдя с новым курсом 15 минут, вышел в район хорошей погоды, но определить своё местонахождение не смог.

Из-за перегрева работающего правого мотора Тюриков произвёл вынужденную посадку с выпущенными шасси в тундре на снег глубиной 1-1,5 метра и потерпел аварию. Самолёт встал на нос, винтом левого мотора зацепил землю, левый мотор сорвало с моторной рамы. Самолёт снова встал на шасси.

Связь с ближайшими аэропортами не была установлена из-за отсутствия питания радиостанции. Прождав четыре дня помощи, командир корабля Тюриков, бортмеханик Писмарев, бортрадист Смирнов с шестью пассажирами по настоянию пассажиров 26 апреля 1947 года оставили самолёт и отправились на поиски населённого пункта, предполагая, что они находятся южнее линии Хатанга - Волочанка. Остальные пассажиры остались у самолёта под руководством второго пилота Аношко.

Розыски самолёта начались 23 апреля. Поиски производились двумя самолётами С-47 Красноярского управления ГВФ и одним Ли-2 Управления полярной авиации ГУСМП. Кроме того были организованы наземные поиски 30-ю упряжками.

Долгое время самолёт искали не в том направлении, где он находился. Только 11 мая 1947 г. в очередном полёте в 180 км северо-западнее Волочанки командир корабля Ли-2 ШАТРОВ обнаружил совершивший вынужденную посадку самолёт. Находившиеся у самолёта пассажиры и два члена экипажа были вывезены в Волочанку.

Поиски группы, ушедшей от самолёта, к положительным результатам не привели. В период с 12 мая по 10 июня дополнительно налетали 142 часа, но ушедшая группа обнаружена не была. С 18 по 21 июня поиском пропавших людей занимался экипаж самолёта МП-7. С 21 июня по 28 июля поиски не производились из-за таяния снегов в тундре и выхода аэродрома из строя. Был обследован прилегающий к месту вынужденной посадки район в радиусе 100 км.

В связи с безрезультатностью поисков с воздуха 5 августа 1947 г. была отправлена в Волочанку наземная поисковая партия с радиостанцией. Перед ней была поставлена задача — привлечь к поискам местное население и оленеводческие бригады, находящиеся в районе вынужденной посадки самолёта. Командир корабля Тюриков с группой из восьми человек так и не были обнаружены. В итоге поиски были прекращены, трое членов экипажа и шесть пассажиров были признаны пропавшими без вести.

Выписка из приказа командира 26 ТАО КУГВФ от 22.10.1947 г. № 71 г. Красноярск:

«С 1 октября 1947 г. исключить из списков личного состава 26 ТАО пропавших без вести 12 мая 1947 г. при аварии самолета С-47 № Л-1204:
1. командира корабля Тюрикова Максима Дмитриевича
2. бортрадиста Смирнова Алексея Дмитриевича
3. бортмеханика Писмарева Виктора Ананьевича
Основание: приказ начальника КУГВФ № 0103 от 1.10.1947. Командир 26 ТАО Ползунов».

Останки командира корабля Тюрикова Максима Дмитриевича были обнаружены только 23 октября 1953 г. охотником колхоза имени Калинина Авамского района Филиппом Николаевичем САХАТИНЫМ в истоках реки Шайтан примерно в 120 км юго-западнее от местонахождения самолёта. Опознанию поспособствовали найденные на месте документы: партийный билет, свидетельство пилота, записная книжка. Следы остальных восьми человек не найдены до сих пор.

В Государственном архиве Красноярского края сохранился «Акт на списание самолёта С-47 № Л-1204 от 24.05.1947 г.»: «…смята и деформирована носовая часть фюзеляжа, деформированы шпангоуты, фонарь пилотской кабины, разбито остекление, левый мотор с рамой и капотами оторван, погнуты лопасти воздушных винтов. Самолёт подлежит капитальному ремонту, но находится на замерзшем болоте в тундре на расстоянии 180 км на водоразделе рек Янгода, Луктака и Гарбит севернее посёлка Волочанка Авамского района Таймырского округа. Транспортировка самолёта не представляется возможной (горы, болота, реки)».

Первые шаги к возвращению из полёта

Сейчас апрель 2015 года. Самолёт С-47 «СССР Л-1204», в 1943 году полученный по программе ленд-лиза из США и переданный сразу в полярную авиацию, до сих пор стоит на месте вынужденной посадки. Знали о нём геологи, вертолётчики да немногочисленные охотники-промысловики. Конечно, за прошедшие годы самолёт несколько разграбили на «сувениры», но он до сих пор в состоянии, возможном для восстановления в музейных целях. В музеях России нет ни одного экземпляра самолёта этого типа. Подготовить и вывезти самолёт с места аварии возможно только с помощью опытных специалистов инженерно-авиационной службы и МЧС.

Без сомнения, операция по эвакуации самолёта из тундры в Красноярск — сложная и дорогостоящая. В этом главная причина того, что самолёт до сих пор в тундре.

Но многолетняя деятельность поисковиков по привлечению внимания к судьбе простоявшего в тундре 67 лет самолёта наконец-то начинает приводить к реальным действиям. Мнение поисковиков — простых рядовых граждан России, считающих актуальным в год 70-летия Победы этот исторический самолёт вывезти из тундры и после выполнения реставрационно-восстановительных работ установить в Красноярске как памятник героическим лётчикам-перегонщикам Красноярской воздушной трассы («Аляска-Сибирь»), наконец-то услышано людьми, принимающими решение.

Знают о самолёте руководители города и края, Главнокомандующий ВВС России генерал-полковник авиации В.Н. БОНДАРЕВ и Министр обороны России генерал армии С.К. ШОЙГУ, являющийся Президентом Русского географического общества. И в настоящий момент Экспедиционный центр РГО в Сибирском федеральном округе начинает подготовку к первой экспедиции на место вынужденной посадки самолёта с целью оценки возможности разборки самолёта, подготовки требуемых для этого инструментов и приспособлений, оценки предполагаемых финансовых затрат, а по результатам оценки — принятия решения о способе и путях эвакуации самолёта. В экспедиции будут участвовать специалисты инженерно-авиационной службы и МЧС.

Условия тундры предполагают возможность проведения каких-либо работ только в очень ограниченные сроки, это март-апрель и июль-август. В другое время работы в тундре проводить либо невозможно, либо запрещено. Поэтому результаты первой рекогносцировочной экспедиции будут чрезвычайно важны для дальнейшего успешного претворения в жизнь этого весьма непростого замысла.

Будем надеяться, что всё получится, и знаменитый «Дуглас» станет для новых поколений красноярцев символом беспримерного героизма земляков в годы Великой Отечественной войны и единства фронта и тыла.

Вячеслав ФИЛИППОВ

Сведения об экипаже

Командиром экипажа был 35-летний опытнейший красноярский пилот Максим Дмитриевич Тюриков. В 1936 году он окончил Красноярский аэроклуб и работал в нём же командиром отряда, начальником лётной части. С августа 1939 года — пилот авиаотряда № 03 треста лесной авиации.

Во время войны работал пилотом в Енисейской авиагруппе УПА ГУСМП, с июня 1942 года — пилотом Московской авиагруппы УПА ГУСМП. За отличную лётную работу в 1943 г. был награждён знаком «Почётному полярнику», в 1944-1945 году — орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Советского Заполярья», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Бортмеханик и бортрадист в экипаж пришли с Красноярской воздушной трассы.

33-летний бортмеханик Виктор Ананьевич Писмарев в 1937 году окончил Иркутскую военную школу авиатехников. На фронте с октября 1941 по февраль 1943 года — авиатехник Северной особой авиагруппы, бортмеханик Московской авиагруппы особого назначения. На Красноярской воздушной трассе с 25 февраля 1942 года — бортмеханик 1-го перегоночного авиаполка в США на Аляске. С января по июнь 1945 г. — бортмеханик 8 транспортного авиаполка. За боевые заслуги на фронте техник-лейтенант Писмарев 1 июля 1942 года был награждён медалью «За боевые заслуги».

Из служебной характеристики от 11.02.1945 г.:

«…В дивизии со дня формирования. Большей частью выполнял задания по переброске импортного груза и в обратных направлениях по доставке экипажей перегонщиков. Совершил 330 рейсов и перегнал 14 самолётов С-47 на участке трассы Фербенкс — Уэлькаль, протяжённостью 1 496 км без лётных происшествий. На трассе налетал 1 715 часов. Приобрёл хороший практический опыт эксплуатации материальной части в суровых климатических условиях севера при температурах зимой — 40-500С…»

34-летний бортрадист Алексей Дмитриевич Смирнов тоже из перегонщиков. После окончания школы радистов в 1934 году он поступил на работу в Полярную авиацию и переехал на работу в Красноярск. Летал в Енисейской авиагруппе на гидросамолётах Г-1 и Г-2. С 1942 года – бортрадист 8 транспортного авиаполка, работал на трассе от Фербенкса в США до Красноярска и на трассе Красноярск — Новосибирск – Омск — Свердловск — Казань – Москва.

Самым молодым членом экипажа был второй пилот 24-летний Сергей Лукьянович Аношко. После окончания Петропавловской 53-й учебной эскадрильи ГВФ работал в ней же пилотом-инструктором. После освобождения Украины работал пилотом ГВФ в Украинском управлении ГВФ. С 6 мая 1946 года — второй пилот С-47 Красноярского управления ГВФ. Единственный оставшийся в живых член экипажа продолжал летать в ГВФ до 1959 года. Стал командиром самолёта Ли-2 и к маю 1956 года налетал 1 000 000 километров.

Евгений Николаевич ГАРИН, проректор СФУ:

— Год назад к нам в СФУ приезжал министр обороны Герой России генерал армии Сергей Кужугетович ШОЙГУ. На тот момент наши специалисты располагали достоверной информацией об обнаруженном на Таймыре ленд-лизовском самолёте «Дуглас», который потерпел аварию в 1947 году. И у нас возникла идея эвакуировать этот самолёт в Красноярск с дальнейшей его установкой в качестве памятника героям Красноярской воздушной трассы. С соответствующей инициативой мы обратились к Сергею Кужугетовичу. Мэр города Эдхам Шукриевич АКБУЛАТОВ также был проинформирован. Началось взаимодействие СФУ, города Красноярска и Министерства обороны России. Сейчас к проекту подключился Экспедиционный центр Русского географического общества в СФО. Вообще, данная идея настолько же интересна и важна, насколько и трудна в реализации. Поэтому, только объединив усилия нескольких серьёзных организаций и ведомств, мы сможем достичь успеха.

Игорь Анатольевич СПИРИДЕНКО, руководитель Экспедиционного центра РГО в Сибирском федеральном округе:

— Русское географическое общество всегда уделяло пристальное внимание проектам, связанным с популяризацией исторического наследия России и патриотическим воспитанием молодёжи. В преддверии празднования 70-летия Великой Победы чрезвычайно важно напомнить нынешнему поколению о подвигах наших соотечественников. История Красноярской воздушной трассы («Аляска — Сибирь») — ярчайший пример героического служения Родине. Ценой собственной жизни наши деды и отцы обеспечивали бесперебойную доставку на фронт боевых самолётов и различных грузов. О доблести экипажей перегоночных авиаполков по всему маршруту Красноярской воздушной трассы должны знать и помнить не только в России, но и во всём мире. Для жителей края это вообще особый повод для гордости за своих отважных земляков. А ещё, я уверен, этот ленд-лизовский «Дуглас» станет символом единства фронта и тыла, благодаря которому Победа в Великой Отечественной войне и стала возможной.