Имя, нацарапанное на ноже

— Нашла советский медальон, так обрадовалась! И какое разочарование было, когда увидела, что он пустой, — рассказывает Ольга КЛОЧКОВА, одна из участниц поискового отряда Вахты Памяти. А вот Снежана МИРОНОВА участвует в поиске первый раз, и видно, что ей не просто далось такое «вхождение в историю»…

Студенческий отряд Военно-инженерного института СФУ «Енисей» в составе поискового лагеря «Вертячий-2015» в свой пятый сезон Вахты Памяти обнаружил останки 86 погибших защитников Сталинграда. Раскопки проходили на территории Вертяческого сельского поселения в Волгоградской области с 10 по 26 августа. В лагере кроме нашего работали ещё 6 отрядов — из Волгограда, Архангельска, Астрахани, Оренбургской области, всего — 75 участников.

Состав поискового отряда ВИИ СФУ «Енисей»:

>> командир отряда — подполковник Андрей Владимирович ЧУМАКОВ;

>> помощник командира отряда — курсант 3 курса Леонид ЗАМАРАЕВ;

>> курсанты 3 курса Ольга Клочкова, Иван ПЬЯНОВ, курсанты 2 курса Снежана Миронова, Степан ВЫХОВАНЕЦ, Евгений МЕТЕЛКИН, Алексей ТРОПИН, Иван ПУШКАРЁВ, Роман ГРИБУШИН, Дарья ЩЕТКИНА, курсант 1 курса Владимир ЧУМАКОВ, учащийся 11 класса школы № 73 Сергей КАРЛОВСКИЙ.

Леонид и Ольга — второй раз в экспедиции, Володя Чумаков — третий, остальные —впервые.

Отряд «Енисей» прибыл 9 августа в Вертячий (60 км от Волгограда), а 10 уже был на раскопках. Первые два дня кроме оружия и фрагментов боеприпасов ничего не обнаружили. 12 августа в 7 км от лагеря нашли первого бойца в поле на вершине холма, засыпанным в окопе. Сработал на каску металлоискатель подполковника Чумакова. При расширении раскопа оказалось, что рядом ещё два бойца. Первый сидел, второй на коленях упал вперёд лицом, третий — прислонился к стенке окопа; он был в простреленной насквозь каске. Судя по характеру пулевых отверстий и находившихся рядом гильз от немецкого оружия, бойцы были расстреляны в окопе почти в упор. Ни медальонов, ни личных вещей при них не было. Оружие советских солдат разбито и разбросано, видимо, немцами, захватившими линию обороны. Везде гранаты, патроны, затворы от винтовок.

Сам хутор Вертячий — довольно большое поселение, есть школа, пекарня, четыре магазина. Все местные жители к поисковикам относятся уважительно. Правда, пожилые говорят: «Зачем приезжаете? Тут вроде и местных следопытов хватает». А молодёжь, особенно школьники, относятся без особого интереса: для них это обычное явление — кости с войны обнаружить.

Снежана, Даша, Валя и Евгений как-то шли из магазина и обратили внимание на бабушку, ведущую на привязи крупную и красивую корову. Сделали корове «комплимент», чем очень расположили к себе хозяйку. Бабе Лиде оказалось 75 лет. Они с мужем, дедом Сашей (82 года), — старожилы хутора, родились и выросли здесь. У деда Саши родители погибли в войну — отец на фронте, мать от голода. Его с сестрой отдали в детский дом. У бабы Лиды тоже отец погиб. Она пригласила ребят к себе, напоила парным молоком, от предложенных денег категорически отказалась. Очень хотелось красноярским студентам сделать что-то приятное и полезное для стариков, и ребята почистили стайку, навели порядок во дворе. А хозяева рассказали, где и что происходило вокруг хутора во время боёв; здесь была полоса обороны 98-й стрелковой дивизии, прибывшей под Сталинград из Приморского края.

После бесед со старожилами хутора поисковики сравнили современные аэрофотоснимки с картами обороны военного времени. На аэрофотоснимках заметны ямы (возможные захоронения или воронки). Наложением снимков на карту обнаружили, что ямы попадают на футбольное поле неработающей школы в самом хуторе Вертячий. Выяснили, что когда школа действовала, раскопки на её территории были запрещены из-за того, что однажды один из учеников подорвался на мине. Начали раскопки и обнаружили много останков советских бойцов. Это было место расстрела, ров, в который сбрасывали расстрелянных военнопленных советских солдат. По словам местных жителей, недалеко был лагерь военнопленных, в котором было много офицеров. В прошлые годы раскопки начинали, находили даже генерала (определили по остаткам формы), но потом прекратили из-за того подрыва школьника на мине.

В итоге в этот сезон раскопали три ямы шириной около 4 метров. Люди лежали слоями, их было много, некоторые скелеты обожжены, видимо на убитых сыпали известь. Работы по эксгумации ребята выполнили полностью, можно считать, в этом месте теперь поисковикам делать больше нечего.

Леонид Замараев: «Процесс эксгумации очень кропотливый: сначала надо аккуратно окопать вокруг лежачих останков, не повредив кости или случайно не сдвинув их, почистить щёткой. Во время работы к нам подходили местные жители и удивлялись, что всё это время, пока стояла школа, дети бегали по останкам воинов, не догадываясь об этом».

Недалеко расположен консервный завод фирмы «Сады Придонья». При прокладке траншей для коммуникаций рабочие наткнулись на множество человеческих костей. Вызвали поисковые отряды. Оказалось — это захоронение немецких солдат. Было найдено около 90 целых медальонов, что говорит о том, что все эти погибшие немцы считаются пропавшими без вести. Останки и медальоны вывезли в Россошку для передачи немецкой стороне. Но эту работу завершить не смогли, так как прямо над захоронением установлена заводская труба.

По итогам раскопок шесть имён советских солдат были полностью или частично установлены:

>> Тельгеров Андрей Степанович, 1924 г.р. (медальон);

>> Крючков Вячеслав Ефимович, 1899 г.р. (военный билет, удостоверение об отсрочке);

>> Марченко Дмитрий Захарович, 1903 г.р. (фамилия на ноже);

>> Смирнов Ефим Никандрович, 1922 г.р. (медальон);

>> Золин (фамилия обозначена на подписанных боевых листках);

>> ИИП (инициалы обозначены на ложке).

Останки для захоронения переданы Россошинскому военно-мемориальному кладбищу. А для поисковиков начался следующий этап — поиск родственников погибших солдат.

Вячеслав ФИЛИППОВ