Красноярск в 1917 году

Представьте себе, что попадаете на конференцию, в темах докладов которой ничего не смыслите. И внимаете, например, рассказам про «особенности поведения скандия при содово-бикарбонатном выщелачивании красного шлама», как на конференции «Алюминий Сибири». Или про «пьезогидравлический генератор резонансной осевой микроосцилляции шпинделя» на Борисовских чтениях. Пожалуй, вы невольно зададитесь вопросом: «Что я здесь делаю?». Или докатитесь до еретических в вузовской среде мыслей про то «как скучны» и «никому не нужны» эти научные конференции.

Совсем другое дело — Сибирский исторический форум (в этом году он был посвящён теме «Революция 1917 года: 100 лет спустя. Взгляд из Сибири»). Форум доступен всем, без оглядки на возраст и профессию. Слушаешь сообщения и день, и два, что-то нравится, другое скучно, не без этого, третье поражает. А в итоге вопросы задаёшь себе совсем другие: ведь это и есть национальное достояние! Как сделать, чтобы прозвучавшее здесь обсуждалось? Чтобы каждый понимал: даже столетней давности история — это про нас. А сам форум стал событием общественной жизни.

Пока рецепта нет. Конечно, можно утверждать: вы много потеряли, если там не были! А те молодые люди, что на форуме были, но по большей части болтали или не отрывались от телефонов — что потеряли они?..

В общем, это такое длинное вступление и информация к размышлению. Исторический форум — знаковая вещь, и пусть традиция собирать его каждой осенью в СФУ сохранится. А в качестве аргумента, что интересны бывают и простые цифры, без потрясений и анекдотов, мы выбрали лишь одно сообщение.

АВТОР — Светлана КУХТА, ведущий архивист Государственного архива Красноярского края. Тема доклада — повседневная жизнь красноярцев в 1917 году. Печатаем с сокращениями.

Итак, что привнесла революция в будни горожан? Повышение цен, дефицит товаров первой необходимости, социальные аномалии, в частности рост преступности и алкоголизма.

Весна 1917 года стала для Красноярска временем непрерывных собраний и митингов. На улицах то и дело возникали летучки и бесконечные жаркие споры — о войне, о земле, об отношении к Временному правительству.

Однако восторг первых «розовых» дней Февральской революции сменился растерянностью на фоне растущего продуктового кризиса и вздорожания жизни. Колоссальный рост цен на продукты первой необходимости за три года войны и сравнительно низкая заработная плата заставляли наименее обеспеченные слои населения вести полуголодное существование.

К лету город испытывал недостаток в табаке, весь запас которого был израсходован. Не хватало картофеля, который многие предприимчивые красноярцы начиная с июля систематически воровали с огородов жителей сёл Торгашино и Базаиха.

В связи с установлением для населения Красноярска мясной нормы в 1,5 фунта (примерно 750 граммов) в неделю на человека резко подорожали колбасные изделия, а также все продукты, привозимые крестьянами. Из-за нехватки говядины и свинины по городу открывались мастерские по изготовлению колбасы из конского мяса, в рацион красноярцев прочно вошли скотские головы, ноги, осердия. Корреспондент газеты «Свободная Сибирь» описывал случай, когда в сквере в Дубенском переулке с камнями на белку охотилась толпа мужчин, наиболее удачливый из которых ушёл домой с добычей.

С недостатком какого-либо продукта немедленно начиналась спекуляция: так было с хлебом, мясом, маслом, сахаром и другими товарами.

К зиме кризис только набирал обороты: было принято решение об увеличении тарифов на воду и электроэнергию, продолжался спекулятивный рост цен.

Примерная смета на содержание семьи из четырёх человек осенью 1917 года, помимо питания, предполагала расходы на содержание квартиры из одной комнаты — 20 руб., отопление (1,5 сажени дров) — 45 руб., освещение (20 фунтов керосина) –– 3 руб. 40 коп., покупку мыла (10 фунтов) — 8 руб., плату за баню (4 раза в месяц) — 6 руб., на врачебную помощь и медикаменты — 4 руб. при средней заработной плате в 112-150 рублей в месяц.

В особенно сложном положении оказались семьи, чьи кормильцы были призваны или погибли на фронте. Вдовы, имевшие собственные дома, сдавали комнаты, стоившие около 7 рублей в месяц; при наличии в хозяйстве лошади младшие дети могли заниматься извозом, зарабатывая на этом до 40 рублей.

Многие престарелые и инвалиды оказывались совершенно без крова и одежды. Городские богадельни были переполнены и не могли принять всех обездоленных горожан, среди которых были дети. Новорождённых младенцев неспособные к их воспитанию матери всё чаще оставляли на вокзале станции Красноярск с записками примерно одинакового содержания: «Милостивые господа, прошу вас приютить сего оставленного ребёнка, буду за такового молить Бога, только прошу простить, что так поступила. Положение безвыходное».

1917 год ознаменовался резким ростом преступности, что было связано не только со снижением общего уровня жизни, но и освобождением из местной тюрьмы и прибытием из Европейской России партий амнистированных уголовников. Как следствие, в городе получили распространение кражи и грабежи на частных квартирах и в лавках (воровали преимущественно продукты питания, зимнюю одежду, развешенное для просушки бельё), покушения на убийство и пьяные драки. Созданная в марте народная милиция не справлялась с возложенными на неё задачами. Жертвами нападений с целью ограбления становились торговцы-китайцы, подростки, женщины: «[…] у гражданки Белокопытовой на Новом базаре Черкла Залавкиши-оглы похитил два куска сливочного масла, вследствие чего толпа стала производить над ним самосуд», — описание одного из многочисленных происшествий в Красноярске в ноябре 1917 года.

Обеспокоенные за свою безопасность красноярцы ходатайствовали в губернский комиссариат о разрешении на приобретение оружия, организовывали ночные караулы по охране улиц, для содействия которым по городу рассылались конные патрули казаков.

Революционная весна принесла с собой и увеличение любителей разнообразных азартных игр. В красноярских столовых была налажена и пользовалась популярностью игра в бильярд, ночлежники дома Ф.Ф. Раззоренова днём и ночью играли в карты, в лото, шмен-де-фер и орлянку публично играли на берегу Енисея, около здания Духовной семинарии, на Новобазарной площади, рядом с городской почтой. В игре участвовали извозчики, солдаты, выпущенные из тюрьмы шулеры.

От безрадостной действительности красноярцы могли отвлечься в городском и интимном театрах, кинематографах. Там можно было посмотреть постановки «Прозорливец (житье старца Гр. Распутина)», «Женщина из мрака. Сатанела», «Казнь», кинокартины «Безумие таланта», «Не выдержали — поженились» и многие другие. Особой популярностью пользовались представления уличных балаганов и цирка.

Революция вынуждала обывателей ежедневно приспосабливаться к меняющимся условиям жизни […]