Неознания о языке
Дню российской науки посвящается

Откуда мы черпаем знания, скажем, о языке? Первоначально, конечно, из школы. А далее — как придётся. Есть великолепные книги в диапазоне от научных до популярных, сайты (из них «Арзамас» один из лучших), записи лекций, словари и справочники. Источников много. И есть среди них один, головокружительный по доступности и непредсказуемый по результату, — интуиция, внезапное прозрение, которое без опоры на научную базу является сомнительным.

Такие «озарения» случаются во взрослом возрасте, когда авторитет учителя уже в прошлом, а что-то недопонятое осталось. Например, откуда в имени Светлана часть «лана», которая так похожа на древнее слово «ланиты», то есть «щёки»? Ах, понятно, озаряет вдруг такого любителя: Светлана — это светлолицая! И хотя очевидно, что имя состоит из «светл–» и «–ан(а)» (ср. Татьяна, Снежана, Милана, Лилиана), но самостоятельно найденное объяснение кажется убедительнее и роднее и расставаться с ним порой так непросто. Свои дилетантские лингвистические открытия лучше всё же проверять, опираясь на научные сведения, если мы говорим действительно о знании, а не о желании создать нечто экстравагантное, как это делают современные неоязычники.

Неоязычество, ставшее популярным в мутные 90-е и продолжающее существовать поныне, опирается на реконструированные поклонниками языческие верования и обряды. И так как надёжных источников о духовной жизни людей той поры нет, то неоязычникам приходится её придумывать.

Широко распространён среди неоязычников этимологический любительский анализ, который совершается без опоры на научные знания, а делается «по наитию». Метод, который используют неоязычники, можно определить так: для объяснения языкового факта использовать все мыслимые возможности. Именно все, по принципу «а почему бы и нет». Основной аргумент — «это так, потому что это так».

Например, слово пиво — это от «ПИть ВОду», потому что наши предки пили исключительно её, а не какой-то подозрительный хмельной напиток; родители — от «РОДИть ТЕЛо»; пост — «полное очищение собственныхъ телесъ сотворяша»; гордость — «ГОсподин РОДа Своего ЕСТЬ», радуга — «Рода Ария ДУГА»; холоп — «ХОлодный ЛОБ» и прочее, нет им конца.

Все эти лишённые малейшей научности словесные построения были бы смешны, если бы не два обстоятельства. Первое: подобные псевдоэтимологические измышления создают отнюдь не безграмотные люди! Среди неоязычников — люди с вузовскими дипломами (рука не поднимается назвать их образованными), кандидаты наук — обычно технических и естественнонаучных направлений (и это интересная закономерность!). Второе: такие словесные упражнения находят своих ярых поклонников, которые не просто убеждены, что так на самом деле всё и есть, но ещё и не слышат объяснений профессиональных учёных.

Вот простейший пример. Неоязычник говорит, что имя РУСЛАН значит страны Русов, потому ЛАН означает ЗемЛю, пЛАНету, ЛАНдшафт, поверхность, страну, например, пЛАН — по поверхности. Языковед поясняет, что нельзя отрывать букву от цельного корня в словах план и планета; что в немецком ландшафт —корень Land (страна, земля), а не лан-; что имя Руслан пришло из арабского языка через тюркское арслан, что значит лев. Но неоязычник аргументы не слышит. Более того, научный авторитет для неоязчника не существует! Вот некто О.М. Гусев пишет: «Возьмём «мышление». Это изуродованное красивое русское слово «мысление» (ударение на первый слог). Злонамеренной заменой здесь «с» на «ш» под видом «чередования» согласных «лингвисты» стремятся извести работу нашей мысли до уровня мыши. Такие великие протокорни, как ра и ар, намеренно сделали частью других искусственно выдуманных "корней"».

Трудно представить, но факт: в начале XXI века безумствует филологическая неграмотность. Сложность гуманитарного знания в том, что профан воспринимает его как простое, лёгкое и доступное любому. Дилетанту невдомёк, что в гуманитарных науках долгим опытом выработаны критерии, которые позволяют оценивать степень обоснованности того или иного утверждения. О них блестяще написано в книге авторитетного историка языка Андрея Анатольевича Зализняка «Из заметок о любительской лингвистике».

Непрофессиональный разбор слов, далёкий от научного, не просто не хорош, а губителен для человека. Мне кажется, что любительская лингвистика (она же — псевдолингвистика, лингвофричество) отрицает здравый смысл и создаёт кошмарные языковые аномалии. Те, кто верит в подобные измышления, обладают своеобразным «сектантским духом». Для них никакие чужие, не свои, аргументы не имеют силы, а критика любительских измышлений «официальной наукой», то есть профессиональными языковедами, является для неоязычников лучшим подтверждением их правоты. У подобного рода людей есть критерий оценки получаемых ими знаний. Критерий не научный. Он базируется не на рациональном — «логично / не логично», а на внутреннем ощущении нравится или не нравится.

Я люблю игры с языком, готова приветствовать любые. Кроме сомнительных.

Алевтина СПЕРАНСКАЯ
Мы попросили кандидата филологических наук Алевтину Николаевну Сперанскую составить небольшой список книг для тех, кто увлечён лингвистикой на любительском уровне, но хочет почитать профессионалов.

«Сложнейшее задание, конечно. Потому что хороших научно-популярных книг по лингвистике не мало! Но вот, пожалуй, этот список. Книги разные по наличию в них «лингвистического» содержания, но одинаково полезные и очень интересные».