Дружба с детьми, учёба нон-стоп и энергетика
Трудоустройство современного педагога

Хорошая новость — до лета осталась всего-то неделя. И значит, студентам пора подумать о летней практике, а студентам-выпускникам — о поиске интересной захватывающей работы. Да-да, такая бывает! В рубрике «Привет, работодатель» наш корреспондент Александра МАРКЕВИЧ рассказывает о компаниях, где успешно трудятся специалисты, окончившие СФУ. Как они устроились, много ли платят, что требуют шефы? В этом выпуске — знакомство с надёжным работодателем для современных педагогов. Добро пожаловать в «Школу самоопределения»!

СПРАВКА

«Школа самоопределения» — это центр дополнительного образования для ребят от 7 до 18 лет. Около двух тысяч детей Красноярска занимаются здесь, например, экспериментальной биологией, астрономией, фотографией, изучают IT, готовятся к олимпиадам, учатся писать проекты (а самое главное — думать как успешные проект-менеджеры), решать конфликты как психологи. Учреждение работает с 1976 года, сотрудничает с ведущими вузами и компаниями города. Сюда приходят с мастер-классами и лекциями профессионалы самых востребованных сфер. Словом, это прекрасное место, где ребёнок может если не найти своё призвание, то хотя бы отправиться в этот поиск.

Внутренняя энергия

— Мы сегодня новый танец учили! Смотри-смотри-смотри как надо! — девочка лет 10 с косичками прыгает перед подругой.

— Соня, там ноги по-другому, вот так, — поправляет её сверстница с коротким каре, и через секунду они вместе танцуют рядом с другими собеседницами. Те в ответ рассказывают, что делали сегодня на рисовании, как Лера разлила краску, а потом из кляксы получилась картина. Всё происходит в коридоре возле гардероба. Девчонки успевают одновременно переобуваться, болтать, танцевать, хохотать. Они счастливы и деловиты. Выбегают на улицу гурьбой.

Здешняя атмосфера настолько сильная, что кажется, её можно потрогать: восторг, интерес, приятная усталость. Иду на встречу с директором «Школы самоопределения» и мельком наблюдаю занятие по профориентации через открытые двери кабинета: педагог — молодая девушка в кедах и платье — играет со старшеклассниками в «ручеёк». Ставит всех в пары, смеётся, жестикулирует и как бы заражает всех остальных своим вдохновением. Или просто хорошим настроением?

— Главное качество, которое должно присутствовать у всех наших педагогов, — это внутренняя энергия. Для себя я определила его именно так, — рассказывает и.о. директора «Школы самоопределения» Елена СИГИДА. — На собеседовании встречаются три типа кандидатов. Первый — демонстрирует только финансовый интерес — человек, не разобравшись в специфике учреждения, спрашивает: а какой размер заработной платы у меня будет? Какие льготы причитаются? Какой соцпакет? Какие больничные? А стимулирующие выплаты? Так разговор может даже не дойти до обсуждения обязанностей. Второй тип — многословие. Кандидат перегружает очень разной информацией, из которой невозможно понять его личную результативность и приоритеты. В таких случаях тоже счастливый финал редок, потому что, как правило, за большим обилием слов прячется или пустословие, или очень незначительные вещи, которые возведены в ранг серьёзного результата.

А третий тип встречается реже. И именно таких кандидатов мы ищем в наше учреждение: они рассказывают, что им удалось, чем живут, за что болеют всей душой, какими техниками преподавания владеют, что могут привнести, сразу говорят, с детьми какого возраста они работают, и я тогда понимаю, под какие программы подходит соискатель.

И главное — внутренняя энергия кандидата. Допустим, человек пассивно ждёт вопроса, пассивно отвечает на него, он с первой встречи демонстрирует — я буду таким же сотрудником. При этом он вполне может быть хорошим исполнителем или даже талантливым педагогом, но именно под нашу специфику не подходит. Ведь если общеобразовательная школа обязательна, нравится тебе или нет — учиться должен, то дополнительное образование — это выбор! Я хочу и иду или не иду, потому что не хочу. Дети — самая честная аудитория, они как никто чувствуют отсутствие внутренней энергии и игнорируют педагога, у которого нет энтузиазма. Также большая часть нашей работы — организация событий, мастер-классы в других школах, общение с родителями. Ну как можно отстранённо рассказывать маме и папе об их ребёнке?..

С начала беседы меня мучает вопрос — как работать с детьми, если ты только закончил вуз, и в общем-то и внешне, и в душе ещё мало чем отличаешься от подростка. Откуда взяться мудрости, пониманию, принятию — ведь им не научишься на чужих примерах. С другой стороны, вспоминая свою школу, — с молодыми учителями иногда так интересно!

— У неопытных педагогов есть специфика, — отвечает на мои рассуждения Елена. — Когда речь идёт об углублённых предметных занятиях, о серьёзной довузовской и олимпиадной подготовке, безусловно, нужен авторитет, проверенная временем система, которая выработана у опытных педагогов. На них ученик обычно смотрит как на маму, а в молодом специалисте видит наставника и друга. Это очень важно, ведь в переходном возрасте дети не хотят слушать маму, они ищут что-то своё, и рядом оказывается близкий по возрасту интересный человек, который задаёт канон.

Молодые педагоги работают по различным программам — психология, художественная мастерская, столярная мастерская, робототехника, авиамоделирование, кукольная мастерская, медиация, творческие занятия со школьниками. Со своими подопечными они часто общаются неформально — «дружат» в социальных сетях, ходят на Столбы, устраивают чаепития… И это очень ценно.

Другое дело, что молодого сотрудника надо учить. У нас существует система наставничества: опытный методист знакомится с новым сотрудником, проводит тесты, присутствует на его занятиях, а потом пишет очень подробные рекомендации. Как поздороваться, чтобы дети приняли? Как работать голосом, чтобы удержать их внимание? Как остановить мягко, но наверняка? Такая практика продолжается полгода, а потом педагог вместе с методистом начинает адаптировать образовательную программу под себя.

Сейчас в «Школе самоопределения» работают 25 педагогов. Заработная плата зависит от образования, категории, опыта работы, нагрузки, стимулирующих выплат. На последние можно рассчитывать, если помогать организовывать мероприятия, участвовать в конкурсах и вообще занимать активную позицию на работе. Расписание постоянное, но рабочие дни могут быть разными, например, в понедельник педагог может быть занят с утра и до обеда, а в среду и в четверг, наоборот, работать с двух часов дня. Руководство старается идти навстречу, чтобы было удобно и детям, и педагогам.

Медиация

Интересное и относительно новое направление работы для педагогов-психологов — это медиация. Представьте себе, ваш затянувшийся холодный или, наоборот, только вспыхнувший конфликт с мамой, другом, руководителем решает третья мудрая сторона. Она помогает договориться, изучает вашу ссору «от» и «до», ищет точки соприкосновения, в итоге вы миритесь сами. Эта третья сторона и есть — медиатор, и медиация — практические принципы управления конфликтами и восстановительные технологии отношений.

Направление развивается в Красноярске всего 3-4 года, и сейчас на базе «Школы самоопределения» создан первый в городе ресурсный центр по технологиям медиации. Для педагогов идут курсы повышения квалификации, интенсивы, для старшеклассников — полугодовые курсы, которые ведёт магистрант ИППС СФУ Наталья Романовна ПЕЛЛИНЕН. Ей 22 года. Доброжелательная, конкретная, сдержанная. Подростки доверяют ей свои размышления о первой любви и страхи из-за ссор родителей. Наталья Романовна увлеклась медиацией полгода назад и увлеклась очень серьёзно — книги, статьи, научная школа, поступление в профильную магистратуру. Интересно, с тех пор стало ли в её жизни меньше конфликтов?

Интенсив по медиации

Интенсив по медиации

— Медиация меняет тебя изнутри, помогает стать более объективным, — отвечает мне Наталья. — Если теперь я с кем-то ссорюсь, то вначале отвечаю сама себе на вопрос: что произошло? И из-за чего на самом деле. Когда назревает или уже в самом разгаре скандал — самое главное остановиться. Выждать паузу. Она поможет освободиться от резких, ярких эмоций. Конфликт нужно решать мирно и только после того, как он обдуман!

На занятиях с ребятами сначала мы рисовали комиксы на разные проблемные ситуации и много разговаривали: как поступили бы мы, оказавшись на месте наших героев. Потом разыгрывали по ролям конкретный конфликт: мальчик украл телефон у другого, как решить вопрос и не допустить, чтобы директор отнёс заявление в полицию? Мы ставили несколько сценок — предварительные переговоры с каждым участником отдельно, очная встреча… Попутно вместе «нащупывали» роль медиатора, она довольно тонкая, ведь стороны всегда договариваются сами, нужно только направить их, открыть неочевидные стороны проблемы. Существует алгоритм ведения медиативного конфликта, и важно чётко ему следовать.

В ходе разговора я понимаю, что медиация, конечно, не волшебное заклинание, которое заставляет мириться всех и вся, и в этом её простота и сложность одновременно. Очевидными вопросами (почему ты так сделал? что нужно сделать, чтобы ситуация не повторилась? и т.д.), паузами, интонацией педагог-психолог ведёт за собой к установлению мира. Такая работа требует больших внутренних сил, и я спрашиваю: как часто случаются конфликты на занятиях
с подростками?

— Острых ситуаций мало, потому что дети занимаются тем, что им интересно. Но в самом начале курса мы ввели несколько правил: не опаздывать, табу на любую нецензурную лексику, на порчу парт и стульев и вообще пренебрежительное отношение к вещам. И если ребята нарушают что-то, я прокалываю дыроколом их именной бейджик. Три прокола — повод для жёстких мер вплоть до звонка в школу, но до этого ещё не доходило. Дети отзывчивые, открытые, сразу говорят то, что думают, но не любят, когда нарушают их личное пространство. На уроке, если чьё-то внимание ослабло, даю индивидуальное задание, чтобы ребёнок почувствовал свою нужность здесь и сейчас. Старшие педагоги очень строго относятся к телефонам, я стараюсь быть более
лояльной, если вижу, что ученик сидит в мобильном, прошу его найти в Интернете определение понятия, которое нам нужно прямо сейчас. Он ищет, смотрит что-то полезное. Таким педагогическим приёмам здесь учат, получается, на работе я постоянно развиваю свои навыки.

Наталья признаётся: первые занятия не могла оторвать взгляд от листа с планом урока и часто повторяла фразу «А давайте посмотрим!», но методист помог проститься с этими недочётами. А дети Наталью Романовну уже считают «своей», это видно по их глазам и обращению к ней.

Саморазвитие как принцип

Работу педагога в «Школе самоопределения» точно не назовёшь спокойной — темп быстрый, дел много, дети разные. Сложно будет точно, но скучно и однообразно — никогда. Здесь я увидела то, что так многие сегодня определяют для себя целью жизни — саморазвитие.

Руководитель учреждения Елена Сигида изучает Стивена Кови, Ицхака Адизеса, Генри Форда и других авторов с мировым именем, которые знают современного человека и жизненные тенденции вообще. А одной из своих ключевых задач она считает развитие сотрудников: поиск разного уровня конкурсов для педагогов по их программам и профессиональному мастерству. В «Школе самоопределения» не варятся годами в одном котле, образование происходит непрерывно, нон-стоп, не позволяя работе превратиться в стандартную рутину. А когда человеку интересно, он счастлив, то и учеников может научить этому состоянию — жить счастливо, жить обучаясь, жить полно и ярко.

Устроиться в «Школу самоопределения» можно через собеседование или проявив себя на практике, поработав волонтёром на мероприятиях, которые здесь организуют каждый месяц. Узнать обо всём этом можно в деканате ИППС СФУ. Сейчас в «Школе самоопределения» есть вакансия педагога-организатора с перспективой карьерного роста до заместителя директора. Так что, неравнодушные выпускники-педагоги, обратите внимание.

Александра МАРКЕВИЧ