Призвание: следователь
Работа не для слабонервных


Они смотрят в глаза насильникам и убийцам, пропадают на службе по ночам и в выходные, рискуют жизнью и сталкиваются с колоссальной ответственностью. «Быть или не быть следователем?» — вопрос, на который должен честно себе ответить каждый студент Юридического института СФУ. Работа в следственных органах, скажем прямо, не для всех. Жестокие преступления, большой поток документов, спецконтингент... Считается абсолютно нормальным, если молодой сотрудник ночует на службе. С другой стороны, такая работа даёт финансовую стабильность, статус и, пожалуй, самое главное для счастливой профессиональной жизни — самореализацию. Итак, каково это: работать в Главном следственном управлении?


СПРАВКА

Главное следственное управление следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю и Республике Хакасия (далее ГСУ) — государственный орган, где расследуют тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, в том числе убийства, изнасилования, преступления в отношении несовершеннолетних и совершённые несовершеннолетними. В Следственном комитете действует чёткая система работы и иерархия. Сегодня в штате более 500 сотрудников. Все имеют звания: от лейтенанта юстиции до генерал-майора юстиции.

Высокий спортивный молодой человек. Умные глаза, строгий профиль. Сдержанная улыбка, бойкая обаятельная речь. Ему 22 года, и он работает следователем. В штате всего 13 дней, пытается привыкнуть к новому режиму, когда работа занимает 90% времени. Днём дел так много, что он попросил близких и друзей не звонить ему.

— С утра я был в управлении криминалистики, потом занимался материалами доследственной проверки по факту превышения полномочий сотрудниками госучреждений, а также по факту применения насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов. В течение дня брал объяснения с людей, отправлял запросы, назначал различного рода экспертизы, чтобы воссоздать детали событий. В основном я в разъездах, в разных концах города. Конечно, такой темп выматывает, но я молод, полон сил и энтузиазма. Считаю, что это по-настоящему важная, интересная работа, что здесь я смогу принести пользу обществу, как бы высокопарно это ни звучало. Мама против моего выбора профессии. Она считает, что я только зря потрачу свою молодость и здоровье. Отец некоторое время сам работал следователем, только не в следственном управлении, а в полиции. Он понимает меня и поддерживает, — рассказывает молодой следователь. Своё имя он называть не хочет. По натуре человек достаточно закрытый, он никому не говорил, что устраивается работать в органы Следственного комитета. Боялся сглазить: путь к работе, к которой почувствовал призвание, оказался долгим и непростым.

... за два года до трудоустройства

Работа следователя настолько нелегка, что подготовка к ней у заинтересованных студентов начинается ещё на третьем курсе учёбы. После появления в расписании специальных предметов — «криминалистики», «уголовного права» — каждый учащийся Юридического института может стать общественным помощником. Это добровольная практика, закреплённая приказом. Студент прикрепляется к следователю и в свободное от учёбы время, 2-3 раза в неделю, приходит помогать.

Общественные помощники присутствуют при проведении следственных действий, выезжают на осмотр места происшествия вместе со следователями, составляют описи, разносят повестки, выполняют техническую работу... Студент наблюдает рабочие будни, сталкивается с несложными, но уже реальными задачами, обрастает профессиональными контактами, а следователь выступает в роли учителя, немного разгружает себя от простых рутинных дел.

— Иногда, побыв общественным помощником пару месяцев, студент понимает, что не хочет работать здесь, и мы считаем, что это положительный результат. Он не тратит ни своё, ни наше время, ищет работу в другом месте, — рассказывает старший инспектор отдела кадров ГСУ, подполковник юстиции Светлана ВОРОНИНА. — Многие не выдерживают, прежде всего, морально. Если у человека высокий уровень эмпатии, он не умеет абстрагироваться и берёт всё слишком близко к сердцу, хорошего следователя из него не выйдет, ведь нужно каждый день общаться с потерпевшими, с их родственниками, с преступниками... Это довольно трудно.

Светлана Сергеевна ВОРОНИНА работает в отделе кадров ГСУ уже 12 лет. По образованию психолог, она с первых фраз располагает к себе. Чувствуется, что ей можно довериться как старшему другу. К ней идут с вопросами, сомнениями, слезами отчаяния. Все молодые следователи проходят этап, когда ничего не получается: не понимаешь, не успеваешь, устал...

— Это нормально, главное, собраться и пережить этот период. Не успеваешь — проанализируй свои ошибки и не повторяй их. Никто не ждёт, что за неделю молодой сотрудник станет профессиональным следователем, даже если он был общественным помощником, предстоит многому научиться на практике. Так и объясняю им, — рассказывает Светлана. — Некоторые берут себя в руки, собираются с силами и трудятся. Других мы переводим, например, из города в районы края, где объём работы не такой большой. Даём второй шанс. Если сотрудник и там не справляется, он увольняется сам. Чтобы таких случаев было меньше, у нас действует очень серьёзный отбор при трудоустройстве. На четвёртом курсе студенты проходят практику. Там задача всё та же: помогать следователю, вникать в его работу. От деятельности общественного помощника практика отличается только тем, что теперь студент приходит не в свободное время, а, как на учёбу, по установленному расписанию: с 9.00 до 18.00.

К студенческой практике мы относимся не формально, наоборот, стараемся максимально продемонстрировать всю сложность профессии, чтобы ребята видели, с чем придётся работать в будущем, и честно отвечали себе на вопрос: а готов ли я к этому? Организовываем общие мероприятия, например, в этом году практиканты ходили на экскурсию в морг. Увидеть трупы, преодолеть физический дискомфорт, справиться с собственным страхом — это тоже важный опыт для следователя. Многие просто физиологически не могут смотреть на мёртвых, как же тогда работать?

Также у нас есть криминалистический полигон (один из первых в России): комната, где инсценировано место происшествия с распитием спиртных напитков, трупом, ножом и кровью. Ребята заходят группами по 10 человек, и им объясняют, что делать сначала, что потом, как вообще проводить осмотр места происшествия? Получается интересное и полезное практическое занятие.

В конце практики студенты выходят на защиту. Со стороны это похоже на серьёзный экзамен: в ГСУ собирается комиссия, где обязательно присутствуют руководители подразделений, я как представитель отдела кадров, преподаватели. Каждый следователь рассказывает о своём практиканте, как он себя проявил, что видел, чему научился. И эта характеристика может сыграть решающую роль при трудоустройстве. В прошлом году был такой случай. Следователь дала отрицательную характеристику: рассказала, что практикант приходил и уходил когда хотел, не соблюдая установленного расписания, если ему поручали оформить документы, делал это неаккуратно, не вовремя. Выпускник очень хотел устроиться, но уже не смог.

Также на защите мы проверяем знания. Например, студент выезжал со следователем на проверку показаний на месте. Его спрашивают об особенностях проведения этого следственного действия. Важно понять, насколько выпускник соотносит теорию с реальной жизнью. По итогам практики мы направляем письмо в университет со списком студентов, которые рекомендованы для работы в ГСУ.

Путь к трудоустройству продолжается далеко не для всех.

Психологический тест и детектор лжи

В ГСУ не работают с резюме, не назначают стандартных собеседований с руководителем, вместо этого кандидатов в следователи ждёт полиграф, психологическое тестирование и устная проверка знаний уголовного права, уголовного процесса
и криминалистики. Отказать в трудоустройстве могут на любом этапе с формулировкой «отказано по результатам изучения морально-деловых качеств».

— Мы тщательно изучаем морально-деловые качества кандидата, руководствуясь ведомственными нормативно-правовыми документами, — говорит Светлана Воронина — Психологическое тестирование, например, длится 2-2,5 часа. Выпускники пишут набор тестов (около 600 вопросов), я считаю результаты, а потом провожу индивидуальные собеседования. Отказов в трудоустройстве достаточно много.

Нам нужны умные люди, а не просто те, кто выучил Уголовный кодекс наизусть. Сможет ли человек говорить с потерпевшим, с преступником? Для следователя очень важно обладать эмоциональным интеллектом, чтобы он понимал, с кем и в какой ситуации как себя вести.

Следователь — это обязательно человек с сильным характером, со стержнем, по силе духа, напору он должен не уступать преступнику, чтобы последний на допросе не начал командовать и требовать заменить следователя.

Бывают девушки-следователи, которых боятся даже матёрые преступники. Они ставят себя уверенно, давят эмоциональным напором. А вот тихие и скромные от природы не справятся с работой в наших условиях.

Нам также не подходят выпускники с необоснованно высоким уровнем притязаний. Бывает, молодые люди ценят себя очень высоко, часто безосновательно. Ставят условия: буду работать только в Красноярске, только в Советском районе, только у этого начальника... Тогда я понимаю, что этот человек у нас ненадолго. В следственных органах диктует система, а не мы системе.

Справляются со всеми испытаниями кандидаты, которые по-настоящему хотят работать, готовы к трудностям, чувствующие в себе призвание.

Я начинаю вести следствие!

Молодой следователь прикрепляется к наставнику, обычно это заместитель или руководитель отдела. Начинать рекомендуют в районах края. Там нет такой динамики, коллектив небольшой, есть время обучать начинающего специалиста.

Зарплата в начале карьеры выше средней по региону. Отпуск — 45 суток, плюс 10 дней за ненормированный рабочий день. Оплачивается дорога к месту отдыха и обратно в пределах Российской Федерации. Важный нюанс: следователь имеет право уйти на пенсию после 20 лет выслуги, причём в стаж идёт половина учёбы (2 года, если вы бакалавр) и армия. За первые годы сотрудник учится планировать свою работу, вести одновременно несколько дел, справляться с документооборотом. При должном старании и упорстве в Следственном комитете вполне реально за 5-10 лет серьёзно продвинуться по карьерной лестнице.

— Реализоваться у нас можно на все 100%. Вообще, всё очень просто: сначала ты работаешь и отдаёшь всего себя системе, потом система тебя благодарит. Но этого «потом» нужно дождаться, поработать, — объясняет Светлана. — Остаётся только тот, кто смотрит на годы вперёд, видит перспективу и планомерно идёт к своей цели. Если ты хочешь, добьёшься всего.

И моральный бонус от службы тоже придёт с годами: работа поможет повзрослеть, внесёт в жизнь осознанность. Труд следователей тяжёл, но очень важен, а понимание, что ты каждый день делаешь дело — борешься с преступностью, восстанавливаешь справедливость, ищешь правду — гораздо важнее денег, наград и даже свободного времени. Следователи точно знают, ради чего они каждый день идут на работу.

***

Высокий спортивный молодой человек. Умные глаза, строгий профиль. Сдержанная улыбка, бойкая обаятельная речь. Ему 22 года, и он работает следователем.

— Когда занят благородным делом, которое нравится, в душе наступает гармония. Мною движет интерес — распутать преступление, выяснить мотив, допросить преступника. Я шёл работать не ради зарплаты, а за интересным делом, которое увлекает тебя целиком и помогает разобраться в добре и зле, которые смешаны в каждом человеке,— говорит молодой следователь.

Александра МАРКЕВИЧ