Наша королевишна

В пасхальное воскресенье в нашем городе уже в третий раз прошел конкурс «Король поэтов». Жюри возглавляла Марина Саввиных, директор Литературного лицея и главный редактор самого известного красноярского «толстого» журнала «День и ночь». Претенденты на корону состязались по олимпийской системе: из более чем 30 участников в четвертьфинал вышли 16, а вот до суперфинала добрались трое. За вечер прозвучало 87 стихов — хороших, прекрасных и чудесных. Королем был признан Рустам Карапетьян, а вот вице-королевой стала второкурсница ФФиЖ СФУ (и любимый поэт редакции УЖ) Д. Слизких! Даша же получила и приз зрительских симпатий! Третье место заняла студентка СибГТУ А. Черкашина.

Мы предлагаем вам подборку Дашиных мыслей и чувств за год. А вообще она пишет стихи с семи лет...

***


Мне хочется быть небом,
в котором живут звезды.
Чтоб ты выходил поздно
и задирал голову,
А я, абсолютно голая,
лежу над весенним гомоном.
Чтоб ты умирал от голода,
а я начинала плакать...

Мне хочется быть маньяком,
бредущим пустыми скверами
Туда, где погода скверная,
где на асфальте слякоть.
Неосторожно шаркать.
за телом твоим следуя,
За каждым твоим шагом.

Рубаха твоя серая,
ладони, глаза, запах...
Ты повернешь к северу,
а я поверну на запад.
Мне хочется жить возле, как
на шее живет шарф!
Я буду, я буду воздухом,
чтобы ты им дышал.

11 апреля 2008

***


Возвращаясь сиреневым вечером,
Я тебе расскажу поподробнее:

Что хотелось бы выпить, да нечего,
Что не март, а сплошные надгробия.
Что работа, и сны - дурацкие,
Что под мусором гнется комната.
Что хотелось в Космодемьянские,
А выходит говно какое-то.
Что однажды под вой сирены я
Затеряюсь в потоках транспорта!
...
Просто вечер такой сиреневый.
Просто жизнь такая прекрасная...

29 апреля 2008

***


В этом мире сонном, душном…
Тише, тише! Нежность каплет!
Прямо с неба, прямо в душу –
До краев ее… Ах, как бы
Мне взлететь и небо слушать?

Тише! Крыши моют щеки,
Тротуар забрызгав блеском.
Слышно (даром, что нечетко!):
В небе черном, в небе пресном
Звезды щелкают, как четки,

Заслонясь на всякий случай
От земли чернильной тучей.
…Утро землю солнцем сушит.
В жизни долгой и текучей…
Тише, тише! Небо слушай!

***


ВОСКРЕСНОЕ

Распахни облака, и на землю польется весна.
И каймою по ней – сумасшедшие пьяные ночи.
И в субботу, истопав весь город, мы ноги промочим,
Заболеем, умрем, и опять не отведаем сна.

Только город начнет горевать – он нас очень любил.
И цветную капель белоснежным платком утирая,
Он погонит других беспризорных от края до края.
От восточного «Здравствуй», до западных теплых могил.

Мы уйдем, не оставив ни строчки, ни даже следа.
Утро нас приютит и укроет громадою всею.
А потом мы воскреснем к Прощеному воскресенью –
Так бывает всегда.

***


Так было. Это, видимо, основа.
Рукой – по рту, по сказанному слову
Давай! Секи!
Я родилась, я умерла, я снова,
И вот – стихи…

А как покорны были, подкаблучны.
Но прорвались.
Мне кажется: я пишущая ручка
И белый лист.

***


От обиды дрожит небосвод,
Вот чуть-чуть, и грянет слеза!
Это вечером рыжий кот,
Как сметану, луну слизал.

Нам уже никогда, никогда
Не увидеть луну здесь.
Не печалься, погладь кота –
Он ничейный и хочет есть…

***


Что ж нахмурился, молодой?
Может, с сердцем чего сталось, а?
Заливай, заливай боль,
Чтоб зубам не скрипеть от старости!

А поётся – с плеча руби.
Мы одной заварухой мечены.
Будет, будет, кого любить,
Этим вечером!

Руки женские дай плечам,
Да и пропадом все пропади!
Заливай, зазнобу-печаль,
Не одна, поди!

***


ИЗ ЦИКЛА «ВЕТЕР»

1.

Жаркие дни, и на небе бело,
Повыцветали у парков брови.
Маки качаются так багрово,
Будто костром задело.

На городские сгоревшие плечи,
На тротуарный облезший панцирь
Я опускаю босые пальцы –
Тянет в толпу под вечер.

Но тишина такая, что жутко
Над головой прочерчены ветки.
Следом за мной беспризорник – ветер
Выскочил из маршрутки.

И потащил, растрепал, распоясал,
Только шепнул: «Ты меня не бойся».
Я засмеялась: «Мы оба босы –
Что мне тебя бояться?»

«Ох, не храбрись, подожди до завтра!» –
Он просвистел мне в самое ухо,
Поцеловал меня горстью пуха,
И улетел на запад.

День опустел. До чего же долго
С длинных берез опадает солнце!

И по-грудному тычутся сосны
В небо с лимонной долькой.

2.

Шаталось лето по садам,
Безжалостное очень.
Жара, казалось, навсегда.
Жара стояла, как вода
В зеленой старой бочке.

И вдруг – темнее. Вдруг - обвал
Басов у горизонта.
Как будто кто-то штриховал
По краешку небес овал,
И кланялась осота.

И тучи рвали облака,
Как белую оборку.
Так шла гроза издалека,
На небо цвета молока,
На всю планету, как река
Накатывая сбоку.

Гремело. И совсем не в такт
Сияла лужа, как пятак,
Оранжевая слишком.
Еще мальчишка топал. Так,
Как топают мальчишки.

Какой-то яркий и шальной!
Тряхнул кудрявой головой
И подошел поближе.
Он не спросил, подумал он,
Но я кивнула:
- Вижу!

Он улыбнулся и сказал:
- Нам не промокнуть как бы?
Какая страшная гроза!
И хитро щурились глаза,
Как две лимонных капли.

Разворошив прически гладь,
Он выдохнул мне в шею:
- Пошли гулять?
- Пошли гулять!
- А ты умеешь танцевать?
- Конечно, не умею! –

Не отставая от него,
Я тоже улыбнулась.
А тучу мукою свело.
И мигом – будто прорвало! –
Вода к земле рванулась.

Она застыла, как стена,
Гигантским мокрым телом.
Рвалась басовая струна –
Вселенная гремела!

Танцуя, мир кружил вокруг,
Ладони нам сжимая.
А музыка взрывалась вдруг!
И билась выпорхнуть из рук
Как если бы живая!

И сколько б не было воды,
А все же было мало!
Гроза неслась, как черный дым,
Июльский день стерев до дыр.
И тоже танцевала!

…А через несколько минут –
Покой на целом свете!
Спросила: - Как тебя зовут?
А он ответил: - Ветер…

И будто бы совсем земной,
Мне скорчил злую рожу.
Потом сказал: - Уйдем со мной!
Минута – и не сможешь!

Мне билось в пальцы горячо
Его мальчишечье плечо,
Как связка летних радуг.
- Ты приходи сюда еще?
Я буду очень рада!

Он хлопал пылью мокрых век,
Он пальцы мял до хруста.
И убегал куда-то вверх,
Не плача – ведь не человек.
И это было грустно.

***


Город проснуться никак не может –
Утренний сон всех других дороже.
Пятый этаж, и неспящих залежь.
- Мальчики к войнам родятся, знаешь?
- Знаю. Не дай то Боже.

В небе тумана и вишни помесь,
Город затянут в дорожный пояс,
Многоэтажки толпятся войском…
Он уезжает сегодня в восемь,
Ей провожать на поезд.
Время зовет, как далекий рокот,
Смерть и разлука – всегда до срока.
Саваном дым облепляет тело.
- Я ненадолго, я лишь хотела
Перекрестить в дорогу.

Он на прощанье целует крепко,
И от усердия – набок кепка.
Руки вжимает не в спину – в душу.
Так два бездомных листа друг с дружкой
Намертво стиснула скрепка.

***


…И в этот год, как не бывало рано,
На землю, на траву, на тротуары
Листва легла, как вязаная шаль.
В телеге, чуть поскрипывавшей осью,
В притихший город пробиралась осень
И было жаль, невыносимо жаль…

Нам говорить хотелось только молча.
Наш дом горячий холодили ночи
Своим шершавым мокрым языком.
Мы запирали двери, но сквозь стыки,
Сквозь щели осень капала настырно,
Опровергая лето, как закон.

Менялись дни, и только еле слышно
Катилось солнце по железной крыше
И падало задумчиво в овраг.
И ты сказал: «Подумай только, где-то
С той стороны Земли наступит лето!».
А я ответила: «Да будет так»…

***


Ю.О.

Глянь-ка, вон там, на седьмом, если снизу,
Девочка грустно сидит на карнизе.
Выше земли, выше гор, выше леса.
Может быть, девочка эта – принцесса?
Может, как в замке она томится
Без шоколадки и даже без принца?
В небо глядит бесприютно, незряче…
Дождик пошел или девочка плачет?

Вот еще двое уселись рядом –
Там, на девятом или десятом…
И в тишине – ты ведь слышишь, слышишь? –
Топает кот босиком по крыше.
А на десятом завыли: «Братцы!
Как этот рыжий туда забрался?»

По подоконникам ветер шарит…
Кот улетает воздушным шаром
В тучи, натертые мелкой теркой –
Смех, да и только!

Девочка в небо уткнулась носом.
Листья поспели…
Наверное, осень…

***


Я не уснула на твоем плече,
Как до сих пор не раздала долги.
Нельзя любить красивых, а других
Уже противно. Если быть точней –
Почти что мерзко…

***


ДОМ

1

Все утро задом наперед,
А вечер сделан из покоя…
Я знаю, что-то есть такое
(родное?) в том, как смотрит кот.
Как холодильник током бьет.
И как сосед «Чижа» орет,
Отстукивая такт ногою.
Как чай вечерний льется в рот,
Как спят за стенкой двое.

Вот

Упасть рублем на дно морское –
Быть может, кто-то подберет?

2

Вхожу. С собою вношу погоду,
Стихи, бардак,
Буханку хлеба. И год из года
Бывает так.

Сначала: кошка, соседка Юля,
Обед. Потом –
Кусочек неба, застрявший в тюле.
И это дом.

…Войти под вечер, окинуть взглядом:
Окно, кровать.
И вдруг поверить, что это надо
Зарисовать.

***


Я родился поэтом
И, видимо, только поэтому
Я умру на рассвете –
Так часто бывает с поэтами…

Средняя оценка: 4.5 (проголосовало: 8)