Опрос по гамбургскому счету

В течение месяца криминолог из Германии (Институт криминальных наук, университета г. Гамбург) Ольга Зигмунт исследовала преступность несовершеннолетних в Красноярске (большую помощь ей в этом оказали сотрудники кафедры деликтологии и криминологии и студенты Юридического института СФУ). В школах краевого центра прошло анкетирование девятиклассников. В чём смысл этой работы и каковы её первые результаты?

– При содействии германского фонда DFG мы реализуем международный проект по исследованию преступности среди несовершеннолетних в России и в Германии, – рассказывает О. Зигмунт. – Идея родилась после того, как в 2000 году был завершен первый сравнительный анализ этого вида преступности в ряде крупных немецких городов и также в городах Польши, Чехии, Словении, Швейцарии и России (Волгоград). Результаты оказались настолько интересными и неожиданными, что у нас родилась идея создать более углубленный проект именно в отношении России.
– Чем же так удивила исследователей российская действительность?
– Не секрет, что в Германии, да и вообще во всем мире, я думаю, существует представление, что Россия – криминальная страна. В том числе и в отношении подростков. Большая часть официально зарегистрированных преступлений совершается именно несовершеннолетними. Приступая к исследованию, я и мои коллеги предполагали: официальная статистика обязательно покажет, что преступность среди российских подростков намного выше. Однако первый же анализ всех привел в замешательство: статистика свидетельствовала, что немецкие подростки совершают преступлений в четыре раза больше, чем их российские сверстники. Этот факт просто шокировал! Вторым шагом было сравнение отдельных видов преступлений. Если брать статистику по убийствам, то в России зарегистрировано гораздо больше преступлений, чем в Германии. А если анализировать другие виды, например, разбой, нанесение тяжких телесных повреждений, то этих преступлений больше среди несовершеннолетних в Германии. Такой факт тоже заинтересовал и насторожил. Мы стали размышлять, какие же моменты влияют на статистику. В первую очередь, это сам факт регистрации преступлений: в Германии готовность подавать заявление о совершенном преступлении намного выше, чем в России, поэтому и фиксируется там намного больше преступлений. Другой вопрос – различия в законодательстве двух стран. Например, проезд в общественном транспорте без билета в России является административным правонарушением, а у нас это уголовное преступление. Поэтому все несовершеннолетние безбилетники в Германии попадают в официальную уголовную статистику.

Так выглядит сводная таблица результатов исследования.
На фото_ Ольга Зигмунт

– Выходит, сравнительный анализ, основанный только на данных официальной статистики, не вполне объективен?
– Когда речь идет об убийствах, то здесь главный источник информации для исследования – именно официальная статистика. Убийство – своеобразный индикатор, не регистрировать такое преступление невозможно, если найдено тело. А вот что касается регистрации других видов преступлений, то полагаться только на статистику не стоит. И поэтому мы применили эмпирический метод исследования, а именно, анкетирование девятиклассников в России и Германии. Бросилось в глаза то, что преступность среди несовершеннолетних двух стран очень сильно отличается по своей структуре. Если говорить о насильственной её стороне (разбой, нанесение тяжких телесных повреждений, вымогательство, грабеж), то видно, что немецкие подростки наносят больше телесных повреждений, чем российские. А разбоев, наоборот – больше в вашей стране.

Напрашивается вывод: российские подростки совершают больше насильственных преступлений, связанных с получением материальной выгоды, а у немецких школьников иные мотивы: они это делают ради развлечения, удовольствия, просто дерутся между собой, чтобы доказать, кто сильнее.

Среди факторов, объясняющих преступность несовершеннолетних, рассматриваются, например, ценности, которые есть у подростков, социально-экономическая ситуация в семье, круг друзей и установки по отношению к насилию. В Германии тема насилия постоянно обсуждается в прессе, в школе, в семье, среди подростков, что, очевидно, сделало население более чувствительным: во многих ситуациях немцы ведут себя несколько иначе, чем россияне.
– По какому принципу отбирались города для исследования?
– Помимо Красноярска проект охватывает ещё Волгоград, Санкт-Петербург и шесть крупных городов Германии. Было несколько критериев выбора: географическое положение, количество населения и т.д. Я специально проводила анализ социально-экономического положения трех российских городов и сравнивала полученные результаты, в том числе и со средними показателями по стране: это безработица, валовой национальный продукт, уровень рождаемости, преступность. Детальный анализ показал, что города сильно различаются между собой и результаты далеки от средних показателей по России.
– Удовлетворены ли Вы работой, проведенной в Красноярске?
– Вполне. Мы охватили школы всех районов города. Я бы не смогла в одиночку провести такой масштабный опрос. Большую помощь оказали криминологи кафедры деликтологии и криминологии ЮИ СФУ, которую возглавляет Николай Васильевич Щедрин. На анкетирование ушел месяц. Каждый класс и каждый ученик имели одинаковые шансы попасть в нашу выборку. Были задействованы специально обученные интервьюеры. Анкетирование, разумеется, анонимное и добровольное. С первыми результатами этого исследования мы планируем приехать в Красноярск осенью 2009 года, полагаю, информация будет интересна очень широкому кругу специалистов и представителям власти.
Вера Кириченко

ЦИФРЫ

«Если сравнивать доли преступлений, о которых правоохранительным органам ничего не сообщалось, в обеих странах, то будут видны огромные различия. В России доля так называемых несообщённых насильственных преступлений была равна в 1999 г. 95,4%, у несовершеннолетних немецкого происхождения в Германии – 85,9%».
«Российская милиция была информирована о совершенных насильственных преступлениях в 4,6% всех случаев, полиция Германии – в 14,1% случаев».
(По итогам исследования 1999-2000 гг. Институт криминальных наук университета г. Гамбург)

Средняя оценка: 4.2 (проголосовало: 12)