Олимп мировой науки
обсуждает модное «нано»

г.н.с., профессор Института биохимической физики им. Н.М. Эмануэля РАН (Москва) Л.А. Чернозатонский во время доклада

В СФУ только что завершила работу крупная международная конференция «Современные течения в наномеханике и наноинженерии», которую, кроме российских, посетили около 15 крупнейших зарубежных учёных, специализирующихся в этой области. Были гости из Франции, США, Швейцарии, Германии, Японии. Столь масштабное событие — повод хорошенько к нему приглядеться.

Для начала позволю себе немного рассказать читателям, что же такое эти нанотехнологии, которые у всех на слуху. Слово, действительно, модное — последние 10–15 лет активно эксплуатируется не только наукой, но и СМИ, обывателями и… даже компьютерными играми. Да–да, те, кто вовсю рубился в Crysis, помнят, что на вооружении спецвойск США и Северной Кореи был некий нанокостюм, дававший владельцу уникальные возможности.

«Нано» — по–гречески «карлик». В системе СИ «нано» — это одна миллиардная (10–9) какой–либо величины. В чём фундаментальная особенность наночастиц? Прежде всего, в том, что у них доля атомов, находящихся на поверхности, а, значит, обладающих избыточной энергией и особыми свойствами, намного выше, чем для макроскопических тел. Таким образом наблюдается зависимость ряда физико–химических свойств от размеров частиц.

Нанотехнологии — переворот в материаловедении, электронике, медицине и военном деле. Материалы из углеродного нановолокна обещают расширить возможности стали и пластмасс, обладая лёгкостью и твёрдостью обоих (например, автоматический пистолет Глок–18 почти целиком сделан из углеродных материалов).

По поводу того же нанокостюма — есть проекты лёгких и прочных бронежилетов на основе наноматериалов, которые, являясь мягкими, словно простая одежда, мгновенно твердеют при попадании пули или осколка. Перспективные образцы «стелс»–техники тоже не могут обойтись без волшебного слова «нано». Военное применение нанотехнологий — ещё одна причина, по которой на фоне мирового кризиса эта область не испытывает недостатков в финансировании как в России, так и за рубежом.

Однако чтобы обеспечить себе светлое «нанобудущее», необходимо ещё многое изучить и осмыслить: пока мы не так много знаем о наномире. Именно для обмена опытом и полученными знаниями СФУ и Институт физики СО РАН провели масштабную международную конференцию.

Началось всё несколько буднично — во втором корпусе площадки № 1 поставили несколько столов для кофе–брейка, большой плакат с приветственной надписью, столы для регистрации, за которыми в ожидании гостей томились волонтеры из студентов физфака. Но когда коридор заполнили участники конференции, скука улетучилась.

И когда тут скучать, если вокруг столько знаменитостей? Ведущий в Красноярске специалист по квантово–химическим расчетам наночастиц П.В. Аврамов (СФУ), его ученик А.А. Кузубов (СФУ), один из самых цитируемых ученых Красноярска С.Г. Овчинников (ИФ СО РАН), директор Института инженерной физики и радиоэлектроники Г.С. Патрин (СФУ), мировые специалисты по механическим свойствам наночастиц Л. Форро (Швейцария) и Б. Коргель (США) и др.

Гости, как зарубежные, так и российские, восхищённо вертели головами по сторонам — увиденное превзошло их самые смелые ожидания. Как мне сказал профессор из Франции, он уже много лет сотрудничает с коллегами из ИФ СО РАН, не первый раз был в России и наслышан об СФУ. Но был поражён, увидев столь инновационный центр в провинциальной глубинке. Не менее поражена была и новосибирская делегация, для которой автор провел экскурсию по химическому факультету.

А что же доклады конференции? «Гениально!»,— именно эту оценку уровню представленных работ дал Павел Вениаминович Аврамов, которому конференция очень понравилась — его неоднократно можно было видеть активно обсуждающим в кулуарах наиболее интересные из представленных работ. Отрадно, что вместе с докладами ведущих мировых учёных в постерной сессии были представлены и работы студентов старших курсов СФУ. Ребята, мы все гордимся вами и тем, что благодаря вашим научным успехам вы смогли стать в один ряд с корифеями нанотехнологий!

Конференция стала ещё одним «майлстоуном» (или по–русски — поворотным пунктом) в развитии молодого университета, который заявил свою мировую значимость, став на эти пять дней Олимпом для светил мировой науки.

Язык конференции был полностью английским. Как сообщил секретарь конференции к.ф.–м.н. П.Б. Сорокин, материалы форума будут изданы в отдельном выпуске Журнала СФУ.

Алексанр ЛЕШОК

Мнения участников

Сергей Геннадьевич Овчинников, д. ф–м. н., профессор кафедры теоретической физики СФУ, заслуженный деятель науки РФ, зам. директора по науке ИФ СО РАН им. Киренского.

— Уровень конференции очень высокий. Чего стоит приезд Даниэля Бюрглера из лаборатории в Юлихе, куда в 2007 году была дана Нобелевская премия за открытие эффекта гигантского магнетосопротивления.

— А какова представленность СФУ и ИФ СО РАН на конференции?

— Из университета — около 25 человек, примерно половина из них студенты. Хочу особенно похвалить ребят — чтобы попасть на конференцию, им пришлось очень постараться, но оно того стоило (улыбается). Из института — человек 20, из моей лаборатории — около 10.

— А чем занимается ваша лаборатория?

— Лаборатория физики магнитных явлений. У нас есть всё необходимое оборудование для молекулярно–лучевой эпитаксии, что позволяет получать сверхтонкие многослойные структуры толщиной порядка нескольких нанометров и исследовать их свойства и поведение электрическими, магнитными и оптическими методами.

Даниэль Бюрглер, Германия

— Я представляю исследовательский центр г. Юлих (Германия) и занимаюсь магнетизмом, спинтроникой, т.е. применением нанотехнологий для записи информации.

— Мне рассказали, что Вы имеете прямое отношение к исследованиям Нобелевского уровня…

— Да, это огромная по трудоёмкости и важности работа была проведена моим учителем Петером Грюнбергом (сейчас он на пенсии) в нашем исследовательском центре, и я сейчас продолжаю начатые им исследования. Это и большая гордость, и большая ответственность одновременно.

— Каковы впечатления от СФУ?

— Университет, прежде всего, поражает своей новизной — я не заметил ни одного старого здания. Он очень красивый, ухоженный и современный.

— Это Ваш первый визит в Красноярск?

— Это первый мой визит в Сибирь и второй — в Россию. До этого я был в Москве, и Красноярск мне представляется намного более чистым, зелёным и ухоженным.

Средняя оценка: 4.2 (проголосовало: 12)