Здесь город театров? Модельеров? Художников?

Местное гуманитарное сообщество впервые получило возможность поговорить о креативной экономике «на мировом уровне» еще в марте 2007-го. Тогда в наш город для участия в экономическом форуме приезжал Ричард Флорида, один из главных мировых идеологов креативности. В его программе было и посещение СФУ. Флорида, войдя в аудиторию, снял галстук и рассказал студентам о том, что же такое креативный класс (на поверку оказавшийся так похожим на российскую интеллигенцию); всем присутствующим студентам он предрекал большое будущее на лоне креативной карьеры. Лектор не ждал подвоха от родной американской экономики, на несколько лет отодвинувшей разговоры о креативе на третий план.

И вот, спустя два года, в нашем университете вновь заговорили о креативе, на этот раз «в голосе» зарубежных лекторов уже чувствовался отпечаток кризиса. 22-24 сентября в СФУ состоялась сессия «Креативная экономика и территориальное развитие». Слова те же, но приезжие гости ставят уже другие вопросы: «нужно ли экономике еще больше креативных людей?», «что такое креативные индустрии?», «кто такой креативный человек?». Отрезвлённая падением ВВП и дырой в красноярском бюджете аудитория тоже задавала себе вопросы – насколько адекватно говорить о креативной экономике в регионе, индустриальное развитие которого предопределено на ближайшее десятилетие; в вузе, написавшем на своем флаге отнюдь не гуманитарные специальности?

Первым из трех лекторов выступила Кейт Оакли. Её работы последних лет связаны с изучением рынка труда молодых специалистов креативных индустрий. Несколько лет назад в Великобритании был взят курс на современное, инновационное, творческое государство. Осуществляться оно должно было через поддержку определенных секторов экономики – креативных индустрий. Чтобы облегчить задачу чиновникам и экономистам, был составлен перечень этих индустрий. В него вошли: реклама, архитектура, дизайн, кино, программное обеспечение, музыка, издательское дело, телевидение, радио, мода, выставки, антикварное дело, литература, театр, музейное дело, масс-медиа, художественное искусство. Креативные индустрии стали самым динамично развивающимся сектором экономики
Лондона.

Спустя 10 лет работы в этом направлении англичане столкнулись с тем, что люди, работающие в этой сфере, как-то по-иному смотрят на жизнь и плохо вписываются в привычный общественный порядок, где рабочий день начинается в 9:00 и заканчивается в пабе. Художники, музыканты, писатели, программисты, дизайнеры не хотят ассоциироваться с трудящимися массами и каким-либо привычным способом идентифицировать себя. Многие из них работают бесплатно либо за низкий гонорар и редко бывают социально успешны. Низкие зарплаты, отсутствие стабильности и карьерной перспективы, социальная незащищённость – всё это вообще противоречит здравому смыслу, которым должен руководствоваться молодой человек при выборе жизненного пути. «В некоторых областях мы могли бы быть более успешными, если бы не старались быть такими креативными», – заявила профессор Оакли.

Не буду пересказывать содержание лекций двух других уважаемых профессоров, а выскажу своё постмнение о креативной сессии и об актуальности такого дискурса в Красноярске. Почему нам надо обсуждать креативную экономику?

Индустриальный с самых первых минут своего существования Красноярский край сегодня действительно меняется. Жители больших городов отказываются существовать в сырьевой, если позволите, действительности промышленных территорий. По крайней мере в Красноярске помимо индустриального имеется ярко выраженный гуманитарный вектор развития.

Гуманитарное развитие – это осмысление собственного пространства жизни, которое многие годы было подчинено общей логике жизни страны. Но сегодня оно существует независимо: театры, кино, выставки, музыка, архитектура, дизайн развиваются не для того, чтобы в Красноярске работал какой-либо завод, а скорее вопреки этому. Стремясь к свободе, более интересной и яркой жизни, мы не хотим подчиняться каким бы то ни было экономическим реалиям, нас скорее волнуют собственные интересы.

Именно это в свое время говорил Ричард Флорида: «Несмотря на возможность зарабатывать много денег, иметь отдельный офис и охрану, молодые люди предпочитают работать в салонах красоты, музеях или собственных фирмах, потому что это весело, ты остаешься собой и можешь работать так, как хочешь, тогда и сколько хочешь».

Территориальное развитие Красноярского края должно обсуждаться сегодня с учётом новых общественных и экономических реалий. Вряд ли край и город смогут коренным образом перестроить экономику, и бюджет края станет зарабатывать на НИОКР, выставках или разработке программного обеспечения местными компаниями. Но любую стратегию социально-экономического развития Красноярска нельзя обсуждать без учёта гуманитарной составляющей. Креативная экономика ставит человека в центр экономического процесса даже в большей степени, чем рыночная экономика потребителя, который якобы правит миром.

В чём проблема? В отличие от Красноярского края, делающего сегодня ставку на крупные индустриальные проекты, в Британии развитие креативной экономики стало результатом деиндустриализации. Безответственный, но свободный выбор молодёжи быть рекламистами, пиарщиками или известными музыкантами и поэтами в Красноярске создаёт огромное количество диссонансов. Молодёжь не волнует, что рабочих мест для данных специальностей очень мало. Что за гуманитарную профессию мало платят. Что экономика не понимает, как приспособиться к такому количеству выпускников креативных специальностей.

Те, кто остаётся после окончания вузов жить в Красноярске, а таких всё же большинство, начинают создавать здесь новый тип городского пространства. Как будто Красноярск – это город театров с мировым именем, или город выставок, или город художников, модельеров. А может, так и будет? Если кризис не подпортит картину...

Антон ФИЛИППОВ
Средняя оценка: 4 (проголосовало: 4)