Физика и лирика денег

Когда на семинар к студентам-экологам кроме любимого преподавателя Р.Г. Хлебопроса пришли ещё десяток докторов наук во главе с ректором, академиком Е.А. Вагановым, ребята, наверное, очень удивились. А всё дело в том, что на семинаре обсуждалась актуальная тема, которая может стать одним из приоритетных научных исследований в СФУ.

Доклад на тему «Биотрансформация энергии» делал к.т.н. Сергей Геннадьевич БАЯКИН, уже «обкатавший» его на ряде международных конференций и получивший заинтересованные отклики. Основной посыл заключается в следующем. Известно, что деньги – результат сговора людей (это сказал ещё Аристотель). Но сейчас деньги перестали подкрепляться каким-либо весомым эквивалентом (например, золотом) и стали просто бумажкой. От этого – все экономические кризисы. Сергей Баякин предлагает, казалось бы, простую вещь – увязать законы денежного обращения с физикой. И в качестве «физического эквивалента» предлагает энергию, поскольку энергосоставляющая есть у всего – у товаров, ресурсов, жизнедеятельности, и её можно измерить и посчитать, причём точными математическими формулами. На это ещё накладываются всякие философские основания и этические следствия (например, что энергия должна быть направлена на созидание, а не на разрушение). Возможные преимущества такого решения: чистая энергетика, экологическое равновесие, рациональная ресурсная экономика, комфортные условия жизнедеятельности, гуманная политика.

Кстати, идея энергетического эквивалента деньгам уже высказывалась. Например, американский учёный и политический деятель Линдон Ларуш занимался той же привязкой экономики к физике и написал не одну книжку о необходимости замены денежной единицы на киловатт/час. Его посадили в тюрьму якобы за неуплату налогов – но на самом деле, поговаривают, за то, что нынешняя мировая банковская система сочла его своим врагом. Другой автор – футуролог и фантаст Артур Кларк – в одном из своих произведений писал: в 2016 году все мировые валюты прекратят своё существование, и единой мерой обмена станет мегаватт/час. Как прокомментировал С. Баякин: «А все фантазии рано или поздно оказываются востребованы человечеством». А ещё он процитировал Воланда из романа Михаила Булгакова: если у вас, ребята, нет плана хотя бы на тысячу лет вперёд, то о чём нам разговаривать...

Насколько актуальна эта проблема? Да настолько, что все саммиты самого высшего уровня задают вопрос: как стабилизировать финансы и где найти ту точку, к которой можно приложить рычаг Архимеда, ворочающий экономикой, – адекватную денежную единицу? На день сегодняшний многие страны – Азиатско-Тихоокеанского региона, арабские – думают, как ввести свои деньги, свою систему расчётов, такую, чтобы их экономическое сообщество могло сохранять стабильность.

Маленький экскурс в историю появления этих самых денежных единиц сделал д.ф.-м.н Р.Г. Хлебопрос. Деньги изобретались в разных местах по-разному. Например, украинцы пользуются гривной, а это пошло от обмена лошадьми. Русь, располагавшаяся по соседству, изобрела рубль – серебро, которое рубили на кусочки.

Первые бумажные деньги ввёл в Китае потомок Чингис-хана Хубулай. Марко Поло был потрясён, когда их увидел – в Европе в то время бумажные деньги подняли бы на смех. Но это был вопрос доверия или страха: того, кто откажется брать бумажные деньги императора, могли казнить (после смерти Хубулая китайцы вновь вернулись к монеткам в связках).

А вот Пётр I шесть раз вводил медные деньги – и сам же их отменял. Поэтому, когда то же попыталась сделать Екатерина, оказалось, что доверие к медным деньгам уже изрядно подорвано. Сейчас мы все заложники одной мировой системы, и не можем быть уверены, что завтра наши деньги не превратятся в фантики. Надо искать выход из положения.

Итак, докладчик «разворошил улей». Как чётко сформулировал д.ф.-м.н. В.С. Соколов: «Проблема не в том, кто имитирует деньги и в каком виде они функционируют – в электронном или их мешками возят. Проблема в том, что у них нет реального эквивалента, эталона денежной единицы». Другие выступающие ссылались на Джона Кейнса, великого экономиста, который показал, что от золотого стандарта ушли не потому, что он не понравился, а потому что он стеснял развитие. «И чем бы мы ни заменили золото – каждый раз это будет узда для экономики». – «А может, и нужна эта узда?»...

Было высказано много сомнений, альтернативных предложений. Например, д.б.н. В.Г. Суховольский вспомнил нобелевского лауреата, основоположника Чикагской школы экономики Ф. Найта и его книжку об экономических рисках. Да и Дарвин, по его мнению, утверждал, что выживают не сильнейшие, а те, кто минимизирует свои риски. Суховольский считает, что решать задачи экономики и экологии на основе энергии не очень корректно. «Мы много занимались нефтепроводом от Юрубчена до Транссиба. Главная проблема, с одной стороны, минимизировать расходы, с другой – минимизировать риски. Надо было научиться с двумя этими рисками работать. Поэтому я думаю, что экономико-экологический риск – тот интегратор, который мог бы сшить вместе проблемы экологии и экономики».

Ректор СФУ Е.А. Ваганов предложил присвоить семинару статус постоянного. Он сделал акцент именно на необходимости найти единые мерки к экономике и экологии, которые в сегодняшнем мире так тесно переплелись. «Пока понятия, которыми оперируют эти две науки, их основания (статистические, вероятностные, детерминистические) – разные. Но одна из целей семинара – найти тот закон, который бы их связывал. Во всяком случае семинар может дать импульс обсуждению эколого-экономических проблем, особенно если
будет поддержан молодёжью и заработает в постоянном режиме».

Валентина ЕФАНОВА
Средняя оценка: 3 (проголосовало: 9)