Табу на строительный произвол
Рассказ о том, как профессионализм и неравнодушие достучались до Госдумы

Всё чаще в последние годы случаются трагедии на эксплуатируемых и строящихся объектах в разных городах России. В феврале 2004 года в Москве из-за обрушения купола крытого аквапарка «Трансвааль» погибли более 20 человек. Число погибших при обрушении Басманного рынка в столице в 2007 году составило 40 человек. Не обошлось без жертв при обрушениях строящихся зданий в Пензе в 2007 году и в Калининграде в 2008 году. В Санкт-Петербурге около двух лет назад на зрителей во время сеанса рухнул потолок кинотеатра.

В этом печальном списке Красноярск тоже отметился. Осенью 2007 года при возведении компанией ООО «Монолитстрой» многоэтажного жилого дома в микрорайоне «Ястынское поле» из-за обрушения бетонного перекрытия пострадали двое рабочих. Летом 2009 года в краевом центре по улице Телевизорная, 1, строение 11, обрушился пролёт 4-этажного кирпичного офисного здания, погибли несколько человек.

Неукоснительного выполнения правил безопасности строительства потребовало Правительство РФ после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. К ним относится соблюдение технологической дисциплины, технических допусков и требований к квалификации.

Несмотря на действие принятого в 2002 году в России закона «О техническом регулировании» в течение последних лет происходила фактическая неразбериха в строительном нормировании. Игнорировались даже традиционные, проверенные практикой строительные нормы (причём новые не разрабатывались). Неоправданно затягивалось принятие технического регламента «О безопасности зданий и сооружений». Прошло обсуждение, были затрачены громадные средства, а готового документа всё не было.
Когда осенью прошлого года проект техрегламента всё же был представлен на рассмотрение Государственной думы, у многих учёных и практиков документ вызвал, мягко говоря, недоумение и возмущение. Если бы в таком виде закон был принят, это означало бы полный произвол в использовании норм и нормативных установок, обеспечивающих безопасность строительных объектов и возможность их нормальной эксплуатации.

В соответствии с представленным вариантом проекта технического регламента ответственность строительного бизнеса за безопасность зданий и сооружений была сведена к минимуму, а точнее — в значительной степени перекладывалась на собственника, который потом будет принятый объект эксплуатировать.

Сотрудники кафедры строительных конструкций Института градостроительства, управления и региональной экономики Сибирского федерального университета приняли активное участие в обсуждении представленного законопроекта. В частности, идеи по гармонизации российского строительного законодательства предложил кандидат технических наук, доцент кафедры Владимир Леонидович ИГОШИН (на фото). За последние 8 месяцев он опубликовал 10 больших статей на эту тему, в том числе пять в центральных изданиях «Строительная газета», «Строительный эксперт» и пять в журнале ВАК «Жилищное строительство».

Можно занимать стандартную позицию отстранённого наблюдения: называть в кулуарах что-то плохим, а что-то хорошим, но руководствоваться распространённым соображением «Всё равно ничего изменить нельзя». Но можно поступать иначе — активно предлагать свои идеи по изменению ситуации в области вашей компетенции.

Учёный Владимир Игошин поступает именно так: он подверг резкой критике проект техрегламента и структурно, системно изложил свои мысли по поводу повышения качества строительства, ускорения научно-технического прогресса, защиты прав потребителей и корректировки строительных норм. Разработанные им предложения затрагивают шесть федеральных законов.

Применительно к проекту Федерального закона «О безопасности зданий и сооружений» В.Л. Игошин доказывает недопустимость предоставления возможности произвольного создания, применения и использования нормативных требований для строительных объектов (как это предусматривалось в новом законодательстве). «Произвольно — это означает бесконтрольно. В этом случае будет практически невозможно отличить безопасное от небезопасного, и впоследствии может возникнуть неразрешимая задача для судов и государственного контроля. Как минимум, хотя бы базовые нормативные положения должны быть едиными и обязательными, но никак не произвольными – в противном случае крайним окажется собственник, эксплуатирующий объект».

«Согласно статье 55.5 (п. 2) Градостроительного кодекса саморегулируемые организации вправе самостоятельно разработать и утвердить стандарты, которые оказывают влияние на безопасность строительных объектов. На практике это даст возможность применения разными СРО документов, имеющих различные, принятые ими, базовые оценки вероятностного риска. Таким образом, уже на старте создания новой системы законодательных документов моделируется ситуация, способная привести к авариям и катастрофам, связанным с низким качеством исполнения работ».
Из статьи В. Игошина «Россия ставит на «авось» («Строительный эксперт», 2009, № 21-22)

— Хороший товар при серийном, заводском изготовлении имеет чёткий стандарт, так как существует определённая технология его производства, отклонения от которой имеют очень малые допуски. В строительстве на всех его этапах (производство материалов, конструкций, сборка или производство работ в условиях строительной площадки) фактическая ситуация, отличающая качественное от некачественного, безопасное от небезопасного, выглядит точно так же. Однако реальные способы контроля, проверки и оценки качества изделия для массового потребителя почти не исполнимы. Сама специфика строительства такова, что зачастую основными факторами определения стоимости строительного объекта являются местоположение, внешний вид дома, планировка, отделка и тому подобные параметры. Но, как правило, почти не принимается во внимание такой фактор, как безопасность.
Предложения В.Л. Игошина нашли конструктивный отклик в Российском союзе промышленников и предпринимателей, в Совете Федерации, в Госдуме РФ, в центральных проектных и научно-исследовательских институтах. По мнению члена общественного совета по техрегулированию при Минпромторге В.Л. Муляра, предложения красноярского учёного актуальны и ставят перед юристами, формирующими законодательство, конкретные, подтверждённые обоснованными доводами задачи.

В декабре 2009 года Президент РФ Д.А. Медведев подписал Федеральный закон «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Кроме того, Федеральный закон «О техническом регулировании» был дополнен статьёй 51, предусматривающей, что особенности технического регулирования в области обеспечения безопасности зданий и сооружений устанавливаются Федеральным законом «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».

Новый техрегламент существенно переориентирован на защиту прав потребителя, а не на защиту интересов строительного бизнеса, и в нём, в частности, нашли воплощение предложения доцента СФУ В.Л. Игошина, в подтверждение чего в марте 2010 года Владимир Леонидович получил письмо из комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы РФ, подписанное председателем комитета Е.А. ФЁдоровым. В письме сказано: «Представленный Вами материал по коррекции законодательных актов для обеспечения безопасности строительных объектов рассмотрен и учтён при подготовке изменений Федерального закона № 184-ФЗ «О техническом регулировании» и Федерального закона № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Совершенствование законодательства в области технического регулирования будет продолжено. Благодарим Вас за пристальное внимание к законодательной деятельности в этой сфере».

В настоящее время Владимир Леонидович работает над предложениями в проект технического регламента «О безопасности строительных материалов и изделий», корректировке принятого закона «О безопасности зданий и сооружений», закона «О саморегулируемых организациях» и Градостроительного кодекса.

— Подчас просто непонятно, по какому принципу принимаются «ответственные» решения? — сетует учёный. — Например, всем известно, что существенная часть безопасности зданий «сокрыта» в прочности и других характеристиках материалов. Однако в 2002 году было отменено лицензирование производства бетона! После этого крайне важные нормативы, необходимые для обеспечения безопасности зданий, стали массово использоваться или по инерции, или «добровольно», или имитироваться. В проекте техрегламента «О безопасности строительных материалов и изделий» не предусмотрен контроль важнейших параметров. Эту ситуацию необходимо немедленно исправить! Однако пока это положение упорно сохраняется посредством аналогичных официальных решений.

У В.Л. Игошина есть и поправки в Гражданский кодекс РФ, касающиеся повышения гарантийного срока службы зданий.

— Подумать только, — возмущается Владимир Леонидович, – сотовый телефон имеет почти такую же официальную гарантию, как и сложная по своей конструкции башня «Федерация»! В статье 756 ГК РФ указано, что гарантия на строительный объект составляет пять лет, а на сотовый телефон — три года. Разве данный факт не отражается на качестве строительных объектов? Надо полагать, это ещё один способ завуалированной, частичной нейтрализации законов, связанных с безопасностью зданий.

Расчётный срок службы зданий часто составляет 100 лет. Традиционно гарантия продукции должна быть не менее 15–20% от величины их расчётного срока службы; то есть для зданий это — 15-20 лет. Необходимость такой законодательной корректировки в строительстве давно назрела.
Работы нашего учёного очень востребованы в центральной прессе. В марте этого года вышли ещё три статьи В. Игошина в «Строительной газете» (№ 9 и № 12) и в журнале ВАК «Жилищное строительство» (№ 3), вызвавшие живой отклик общественности. Возможно, эти публикации также повлияют на законотворчество в строительной отрасли.

Вера КИРИЧЕНКО