ТВ-девушка

Есть на свете люди, которые считают своим долгом делать этот мир лучше. Так вот Лена одна из них. Она ненавидит несправедливость. Как-то спасла котёнка от стаи собак. И на факультет журналистики Лена поступала с одной мыслью: «Я буду помогать людям»… А ещё она — моя подруга.

Лена, пиши!

Журналиста ноги кормят. Это, действительно, так. Причём ноги и умение вертеться пригождаются ещё при устройстве на работу. Нужно дозвониться до телекомпании, напроситься на стажировку, а потом начинается самое трудное и интересное… Необходимо доказать всем, что ты можешь работать. Причём всем, конечно, не до тебя. Люди заняты своим делом, им некогда отвлекаться на мелочи вроде стажёра. Но Лена считает, что ей повезло.

— Я боялась пренебрежительного отношения со стороны старших коллег. Однако вопреки ожиданиям меня встретили хорошо. Показали, где находится режиссёрская, операторская, как работает фабрика новостей. Продюсер расспросила, откуда я, где работала до этого, что умею делать, а потом в первый же день меня отправили снимать сюжет!..

Сначала, признаётся Лена, было сложно с текстами. До этого она работала в газетах, а телевизионный текст устроен по-другому.

— Первая фраза должна быть «остренькой» и интригующей, например: «Потолок на голову!» или «Церковь на колёсах». Суть в том, чтобы сначала привлечь внимание зрителя, а потом раскрыть факты. Я старалась быстрее освоить новый стиль, бывало, думала, что у меня ничего не выйдет. Да и сейчас такие мысли иногда приходят, но я отгоняю их и говорю себе: Лена, пиши, работай, старайся.

Конечно, случались казусы. Несколько раз я забывала «муху» на своих героях: сотруднике полиции, налоговом инспекторе… Ужасно неловко! Бывало, что я не включала микрофон, и приходилось по два раза задавать вопрос и просить людей отвечать повторно. Но не будем о грустном…

Теория и практика

Споры о том, нужно ли журналистское образование, ведутся давно. Известно, что журналистика — не наука, учить ей трудно, у многих акул пера совсем не журфак за спиной... Обратимся к частному мнению нашей героини.

— Я очень благодарна своим преподавателям, — говорит Лена. — Искренне. Благодаря им я знаю, что значит «взять синхрон», сколько он должен длиться, как лучше обращаться к героям и прочие, на первый взгляд, мелочи, без которых журналисту не обойтись. Я не задаю лишних вопросов. Мы говорим с продюсером на одном языке, понимаем друг друга. Другие стажёры, далёкие от журналистики, вынуждены учиться профессионализму, они не знают, чем отличается репортаж от рецензии. А я знаю.

Конечно, всему в университете научить не могут. Практике вообще трудно учить, тем более, если она такая непредсказуемая…

— Я общалась с женщиной-алкоголичкой, которую лишили родительских прав. Я спрашиваю её, как это могло случиться, и вдруг у неё начинается приступ эпилепсии. Пена изо рта, судороги… Рядом стояли полицейские, но «скорую» никто не вызвал — для них привычное дело, когда алкоголики так бьются. А я некоторое время была сама не своя — ведь, возможно, я своим вопросом спровоцировала приступ.

Не работа, образ жизни

И всё же ощущение удовлетворения от того, что ты делаешь, для Лены главное — она взахлеб рассказывает о своих сюжетах.

— Снимала про то, что в БСМП теперь будут делать бесплатные операции на кровеносные сосуды. На следующий день нам позвонила бабушка, я её консультировала, что и как нужно сделать, чтобы туда попасть. Пару раз приходили люди, которые теряли родных. Сын искал мать, мать — своих детей…. Я записывала их обращения, потом делала войсы. Каждый день кто-то звонит. У людей миллион проблем. Самых разных. Они звонят с надеждой, с жалобами, а я пытаюсь им помочь, если это в моих силах. Это потрясающе! То, ради чего стоит вставать в 6.15, не обедать и поздно приходить домой.

Режим работы у телевизионных журналистов, действительно, не нормирован. Обычное дело, когда вы отчаливаете домой с мыслями о тёплом ужине или о посиделках с друзьями, а вам звонят со студии: «Ты же недалеко ушла? Съёмка есть, некого больше отправить»… Зато сколько всего интересного!

— Я пила чай с сотрудниками полиции, ездила на радиозавод, поднималась на колокольню в церкви… Всего и не упомнишь. Самое главное для журналиста — люди. Разные: простые и сложные. Ты общаешься с ними, пытаешься помочь. И одновременно учишься у них. Самый главный урок, который дала мне работа, — ты ответственен за каждый поступок. Каждое действие влечёт за собой целую цепочку последствий. Вырыли яму не там, где нужно — стали падать люди и животные. Не выполняете свою работу — другие страдают. Нужно думать над каждым шагом, ну и, конечно, в случае с моей профессией, над каждым словом.

Александра СЛАВЕЦКАЯ

Профессионализмы тележурналиста

«Войс» — короткий видеорассказ продолжительностью до 30 секунд.
«Муха» — маленький микрофон, который прикрепляется к одежде человека.
«Синхрон» — ответ или фрагмент ответа человека на вопрос журналиста.

Средняя оценка: 4.6 (проголосовало: 16)