Ревизия Сперанского в Сибири

Начало XIX в. в Российской империи ознаменовалось пересмотром основ системы административно-территориального управления. В частности, такая огромная, малонаселенная и удаленная от центра территория, как Сибирь, требовала особого подхода.

Портрет М. Сперанского,  художник А. ВАРНИК

Портрет М. Сперанского, художник А. ВАРНИК

Императорский кабинет министров принял решение о необходимости проведения в Сибири ревизии. Осуществление этой ответственной задачи было поручено Михаилу Михайловичу СПЕРАНСКОМУ. Вероятно, на выбор оказал влияние ряд причин. Во-первых, М.М. Сперанский зарекомендовал себя как талантливый и грамотный составитель законопроектов. Кроме того, будучи пензенским губернатором, он писал члену «Негласного комитета» при императоре Виктору Павловичу КОЧУБЕЮ: «Если бы теперь вопросили, какие же для внутреннего устройства России учреждения наиболее нужны, — не теряясь в воздушных высотах, можно было бы с достоверностью ответить: всего нужнее учреждение или устав об управлении губерний. Мысль о лучшем губернском уставе сама уже приведет к другим учреждениям, для внутреннего гражданского порядка необходимым, к учреждениям, кои во всех случаях должны предшествовать преобразованиям политическим, если желают, чтобы сии последние когда-либо у нас возникли с прочною пользою и без потрясений». Во-вторых, сам М.М. Сперанский в это время начинает усиленно хлопотать о своём возвращении в столицу, которое было возможно только после удачного проведения ревизии.

22 марта 1819 года Александр I подписал рескрипт о назначении М.М. Сперанского сибирским генерал-губернатором и новым её ревизором . По словам одного из основоположников сибирского областничества Н.М. ЯДРИНЦЕВА, на М.М. Сперанского возлагали большие надежды. Бывший тогда министром внутренних дел О.П. КОЗОДАВЛЕВ писал, что сибирская история будет делиться на две части: от Ермака до Сперанского и после Сперанского. Чего-то крупного и важного ожидали от нового генерал-губернатора и В.П. Кочубей, и управляющий иностранной коллегией К.В. НЕССЕЛЬРОДЕ. Однако сам Михаил Михайлович иначе относился к своему положению и видел в нём лишь новый этап ссылки. Тем не менее, он понимал, что именно от его деятельности в Сибири будет зависеть то, как скоро он сможет вернуться в Петербург.

Всё предыдущее управление Сибирью, сменявшие друг друга генерал-губернаторы заставили самодержавие начать поиск оптимального административно-территориального устройства края. Нужно было и как-то реагировать на бесконечный поток жалоб и доносов, на бесчинства местных чиновников. Безнаказанность местной администрации подрывала в глазах населения авторитет власти, что могло привести к социальным конфликтам. Кроме того, взяточничество, казнокрадство и административный произвол снижали податные возможности местного населения, а это наносило значительный ущерб фискальным интересам.

Александр I писал М.М. Сперанскому: «Исправя сею властию всё то, что будет в возможности, облича лица, предающиеся злоупотреблениям, предав кого нужно законному суждению, важнейшее занятие ваше должно быть: сообразить на месте полезнейшее устройство и управление сего отдаленного края и, сделав оному начертание на бумаге по окончании занятий ваших, самим лично привезти оное ко мне в Петербург, дабы имел я способ узнать изустно от вас настоящее положение сего важного края и прочным образом установить на предбудущие времена его благосостояние» . Ревизия должна была выявить новые возможности повышения уровня доходности края, успокоить население и установить новый порядок в местном государственном аппарате. Для проведения ревизии Сперанскому были предоставлены всевозможные материалы по краю, в том числе жалобы, поступившие в Сенат.

Официально в свою новую должность М.М. Сперанский вступил по прибытии в Тобольск, 27 мая 1819 года. Первая задача, стоявшая перед ним, заключалась в том, чтобы убедить жителей, что жалобы на начальство не являются преступлением. В Тобольске он задержался на месяц, чтобы решить дела, не терпящие отлагательств, и разослать уведомления о вступлении в должность по всем губерниям. Кроме того, в Тобольской губернии новый генерал-губернатор навел относительный порядок в местном делопроизводстве и уволил 9 комиссаров за злоупотребления.

Чем дальше М.М. Сперанский продвигался по Сибири, тем сильнее поражало его положение края. «Чем далее спускаюсь я на дно Сибири, тем более нахожу зла ... слухи ничего не преувеличивали, и дела хуже ещё слухов» — писал М. М. Сперанский.

Следующей на его пути оказалась Томская губерния, в которой жалоб поступало намного больше и содержание их было важнее. В Томске были назначены следственные комиссии для расследования дел в Нарым и Туруханск. Подобная комиссия была учреждена и в самом Томске, после чего М.М. Сперанский отправился в Иркутскую губернию — «резиденцию» Н.И. ТРЕСКИНА. На пути его следования был Нижнеудинский уезд, во главе которого стоял исправник ЛОСКУТОВ. Люди в этом уезде были настолько запуганы, что на первых станциях не могли приносить жалобы иначе, как тайно выбегая на дорогу из леса. М.М. Сперанский столько услышал об этом человеке, что приказал арестовать его при первой же встрече. В Нижнеудинске Михаила Михайловича буквально завалили жалобами. Ко дню его отъезда их поступило до 280. Население жаловалось на вымогательства, жестокость, насильную продажу хлеба и скота по заниженным ценам, притеснения по закупам хлеба и натуральным повинностям, принуждения к даровой работе, огромные денежные сборы, на то, что торг с инородцами был захвачен исключительно Лоскутовым.

К приезду нового генерал-губернатора Иркутск готовился как никогда. Город встретил его невиданной иллюминацией. Основные сооружения города — Кафедральный собор, Триумфальные ворота и главные улицы — Большая и Заморская — были буквально залиты огнями. На переправе через Ангару гремел оркестр, а среди огромного стечения народа выделялись губернатор Н.И. Трескин с чиновниками в парадных мундирах и орденах.

В Иркутске также было учреждено следствие и ревизия. М.М. Сперанский через несколько дней напишет ставшие впоследствии знаменитыми строки. «Если в Тобольске я отдал всех под суд … то здесь оставалось бы всех повесить». Но жалобы в первые дни не поступали, местные жители просто боялись их подавать. Даже после того, как было объявлено об отстранении Трескина, люди боялись его возвращения и мести. Но когда жители поняли, что подавать жалобы не опасно, они хлынули потоком. Их количество достигало 300 в день. В считанные дни в Иркутске была раскуплена вся гербовая бумага, на которой следовало писать жалобы, после чего была разрешена их подача на простой бумаге. Крестьянам были разрешены устные жалобы, что привело к тому, что двор иркутской следственной комиссии уже не мог вмещать всех желающих. В результате деятельности следственной комиссии в Иркутске к ответственности было привлечено около 216 человек. Временно иркутским губернатором был назначен действительный статский советник И.С. ЗЕРКАЛОВ в качестве вице-губернатора.

Нужно сказать, что от предыдущих ревизия М.М. Сперанского отличалась достаточно хорошей организацией. Конечно, основная работа сосредоточилась в канцелярии нового генерал-губернатора, которая состояла из четырёх отделений, выделенных по отраслевому признаку. Первое отделение ведало делами по министерствам полиции и юстиции, второе — по министерству финансов, третье курировало дела по министерству внутренних дел, духовных дел, народного просвещения и иностранных дел, четвертое — по военному министерству. Михаил Михайлович объехал большую часть Сибири. В Верхнеудинске, Нижнеудинске и Иркутске даже были учреждены специальные комиссии для расследования наиболее запутанных дел. Специальные чиновники были отправлены с ревизией в Туруханск, Нарым и Киренский уезд, были подготовлены записки о состоянии дел в Охотско-Камчатском крае.

В результате этих ревизий были выявлены вопиющие случаи взяточничества, казнокрадства и произвола. К тому времени, когда Сперанский приехал в Иркутск, он собрал объёмный материал по положению в Сибирском крае и злоупотреблению местных властей. В результате многочисленных проверок под суд были отданы иркутский и томский губернаторы и ещё 48 чиновников, в противозаконных действиях оказались замешаны 681 человек, среди которых 174 были чиновниками, а 256 — «инородческими начальниками». Что же касается предыдущего генерал-губернатора Сибири И.Б. ПЕСТЕЛЯ, то его обвинили лишь в том, что, находясь в Петербурге, он передоверил управление краем своим подчиненным, и ограничились удалением его от службы.

Тем не менее, нужно отметить, что большинство обвиненных во взяточничестве чиновников М.М. Сперанскому пришлось оставить на местах, так как их некем было заменить.

Главной причиной выявленных злоупотреблений М.М. Сперанский считал не только личные недостатки представителей местной администрации, но и несоответствие образа управления сибирским условиям. Непосредственное знакомство с краем укрепило М.М. Сперанского в мысли о том, что «различие между Сибирью и внутренними губерниями столь велико, что никакое учреждение, для сих губерний изданное, не может быть свойственно Сибири без значительных изъятий и применений». М.М. Сперанский считал, что недостатки «Учреждения о губерниях» 1775 года ещё более усиливались в Сибири отсутствием дворянства, большими расстояниями, малочисленностью населения, недостатком чиновников и отсутствием действенного надзора за действиями администраций.

Работая над планом преобразований, Михаил Михайлович пришёл к выводу, что одной из основных причин неэффективности административных органов в Сибири является отсутствие чёткого определения их полномочий. М.М. Сперанский составил ряд проектов по преобразованию управления Сибирью.

Д.Н. Гергилев, доцент кафедры истории России Гуманитарного института СФУ, канд. ист. наук