> Сохрани жизнь!
Вячеслав НЕСКОРОМНЫХ

Свои истории нам прислали и два преподавателя. Их работы идут вне конкурса (иначе пришлось бы отнимать денежное вознаграждение у студентов:). Сегодня мы публикуем рассказ профессора ИГДГиГ, доктора технических наук, член-корр. РАЕН В.В. НЕСКОРОМНЫХ. А в одном из номеров уже после Нового года вы сможете прочесть смешную историю от зам. директора ИСИ В.Е. АФАНАСЬЕВА.

В последнее время у Сергея всё несколько разладилось в жизни. Задор начала учебного года прошёл, потянулись трудовые студенческие будни, заполненные чередой нескончаемых «лент», семинарами и прочими обязаловками, нагоняющими тоску от ощущения невозможности всё это осмыслить и выполнить. А тут ещё на баскетболе Сергей крепко потянул связки и теперь одиноко прихрамывал по пологой дорожке от корпуса универа к общаге, безнадежно отставая от убежавших вперёд ребят. И особой вехой в этой череде безрадостных событий была беседа с Полиной.

«Сергей, ты какой-то скучный прямо стал. Поступка от тебя не дождёшься. Хоть бы чем порадовал девушку», — строго поглядывая, отчитывала его Полина, отвечая на вялые попытки Сергея привлечь к себе её внимание.

В результате всего этого созрело желание почувствовать, что тебя хотят слушать, понимать и примут душевно, без затей, а ещё напутствуют в дорогу добрым и веским словом. И Серёга в конце недели, легко вздохнув и даже просияв улыбкой, махнул на вокзал — и к деду родному, маминому отцу в его деревеньку, где дед, оставшись один, жил, не прося одолжений и не скуля по поводу творящихся в обществе противоречивых перемен. Жил, ежедневно работая, мастеря мебелишку и всякую нужную утварь.

Добравшись от станции к деревушке, к дому, заметному резным фасадом и воротами, Серёга уверенно и весело толкнул дверь сенцов, уже удивляясь преображению своего настроения, которое от вялого недосыпа и хмурого «ничегонехочетсясовсем» вдруг заискрилось до состояния «явсёмогуявсёпреодолею».

Дед сиял, встречая в дверях. Пёс скакал вокруг, усиливая эффект радости от встречи, а кот накручивал круги в отдалении, мудро полагая, что пока он несколько лишний в этой суматохе, но придёт и его время.

Сели за стол, быстро заставленный деревенскими солениьми. Здесь же уже парила горка свежесваренной картошки в обносках. Заговорили. Дед слушал, кивал и улыбался, глядя, как горячо внук говорит о своих проблемах, дует на пальцы, обдирая кожуру с горячих клубней.

Поели, разговор не унимался. Развол­новавшись, Сергей выходил в сени и курил, глядя через окно в разводах инея на яркие звёзды. Потом возвращался, а дед раз за разом вздыхал тяжко и после паузы говорил: «Куришь, никак? И для чего тебе это?! Эх, Серёга, Серёга!».

За разговорами дошли и до сути. Сергей спросил: «А вот что, дед, нужно сделать, чтобы не глупость какую, не показуху, а на душе было хорошо?». Дед насупился и несколько нехотя заговорил: «Да жить надо по совести и делать, что она не отрицает, а велит. Три вещи нас делают значимыми в этой жизни — любовь, творчество и сострадание. В любых пропорциях их соединяй, но должны быть они едины в жизни каждого — это, как теперь говорят, в одном флаконе!

Хотя, знаешь, и я порой теряюсь в этой неразберихе, —- продолжил задумчиво дед. — Но вот однажды был на почте, — дед оживился, — а там дают бумагу, читаю – фонд «Сохрани жизнь!». А придумали и учредили фонд две актрисы, Чулпан Хаматова и Дина Корзун. Я смотрел их фильм «Страна глухих». Сильный фильм. И вот снова их повстречал. Такие, знаешь, чудо-барышни. Фонд для лечения и спасения детей, больных онкологическими заболеваниями, учредили и тянут его на своих плечах. Они, больные дети, в труднейшем положении в нашей стране, и если нам не встать всем вместе на их защиту и поддержку!…»

Дед в сердцах ударил рукой по краю стола. Стакан с чаем виновато звякнул оставленной в стакане ложкой. «Знаешь, внук, теперь как иду я пенсию получать — у меня праздник. Раньше, бывало, забывал вовремя сходить, а теперь — нет! — жду этого дня. А как придёт он — с утра костюм и галстук достаю с наградами и иду. А всё от чего? Я с неё, с пенсии, непременно немного отправляю в этот фонд. И настроения на жизнь, знаешь, прибавилось несоизмеримо с той суммой, что я отправляю детям. Но мысль держу заветную, что уже не зря жую хлеб каждый день…».

— И ты бы, Серега, мог это делать, и твои друзья, — добавил после паузы дед, оглядев критически внука, и вздохнул глубоко, видимо, понимая безнадежность предложения.

— Так откуда же у студента деньги?! Порой концов не свести, — неуверенно буркнул Сергей.

— А дымишь раз за разом! Гробишь себя и в ус не дуешь! На глупости у вас всегда хватает! — в сердцах бросил дед, отправляясь спать. — А те деньги, что тратите на свою будущую хворь, могли бы спасти кого, — добавил, уже уходя к себе в комнату.

Серёга уснул не сразу. Ворочался. Эмоциональность деда, его слова и, главное, горечь слов, из которых следовало, что мало к чему они способны, нынешние молодые, — задели за живое. «И то правда, — думал Сергей, — если с каждого взять по сто-двести рублей, то даже студент этого не заметит, а кому-то можно реально спасти жизнь. А ведь это дети, кто им поможет? Одним родителям такие суммы не под силу».

Так и уснул.

Утром Сергей засобирался. Дед молча складывал внуку в пакет угощения. Сергей, как всегда, отказывался, хотя знал — в общаге будут рады вкусностям; но мысль, что дед подумает, будто он приезжает за едой, несколько угнетала.

Но уехал-таки с поклажей, искренне обе­щая заглянуть на выходные снова.

…Придя ко второй паре занятий в университет, Сергей ещё переживал то чувство удовлетворения, которое его посетило в Сбербанке в момент отправления денег на счёт фонда «Сохрани жизнь». Сердцу было так сладко, и хотелось, как в детстве, издать клич радости — такой птичий звук, от которого приходили в восторг мама и отец. А проходя мимо магазина, где продавали сигареты, Сергей даже не приостановился и теперь с удивлением ощущал отсутствие желания затянуться.

К аудитории подходили ребята. И Полина среди них. «Я очень рад тебе!» — вместо обы­денного и скучного привета сказал неожиданно для себя Сергей, и глаза девушки засияли пуще прежнего, а румянец на её щеках смутил и самого Сергея.