«Любовь моя у вас в Невском,
под куском мрамора...»

Углубляясь в историю освоения сибирских и дальневосточных просторов, можно найти сложившиеся связи мест и городов. В данном случае Красноярска и Иркутска.

Один из наиболее примечательных памятников Красноярска на площади у Большого концертного зала — графу Николаю Петровичу РЕЗАНОВУ, чей жизненный путь волею судьбы прервался именно в нашем городе.

Граф Резанов широко известен в настоящее время благодаря стихам А. ВОЗНЕСЕНСКОГО и музыке А. РЫБНИКОВА, создавших в высшей степени романтическую рок-оперу «Юнона и Авось». Велика сила искусства, если по прошествии двух сотен лет под влиянием данного произведения появляется памятник человеку, чьи заслуги перед Отечеством всё же достаточно скромны.

И уж совсем не желая обидеть возлюбленную блистательного вельможи стоически верную Кончиту, всё же хотелось бы рассказать об этой любви графа Резанова и о том, как высокопоставленный вельможа оказался в сибирских просторах «и плавал по морям, как утка, страдал от голода, холода, в то же время от обиды и ещё вдвое от сердечных ран моих».

Японская миссия

Приведённая выше выдержка — из письма Резанова своему родственнику М.М. БУЛДАКОВУ, написанного в январе 1807 года в Иркутске, незадолго до гибели графа Резанова (1 марта этого же года). Михаил Матвеевич Булдаков был женат на старшей дочери основателя Русско-Американской компании Григория Ивановича ШЕЛИХОВА. Именно эта компания развивала более двадцати лет торговлю на востоке империи, а в результате активных усилий освоила Аляску и закрепила над ней владение России, учредив повсеместно поселения, торговые места и создав условия для распространения православия. Сам же граф Резанов приобщился к деятельности данного торгового предприятия в 1795 г., вступив в брак с другой дочерью Г.И. Шелихова, юной 15-летней Анной.

Так случилось, что Шелихов в год замужества дочери скоропостижно умирает, и его дело продолжают унаследовавшие предприятие граф Н.П. Резанов, М.М. Булдаков и вдова Н.А. Шелихова.

В 1801 году у Анны Григорьевны и Николая Петровича Резановых рождается сын Пётр, в 1802 — дочь Ольга. Через двенадцать дней после рождения дочери Анна Григорьевна скончалась. О своей покойной жене и о своих чувствах к ней Резанов писал: «Восемь лет супружества нашего дали мне вкусить всё счастие жизни сей как бы для того, чтобы потерею её отравить наконец остаток дней моих».

После кончины супруги Резанов, находясь в состоянии душевного кризиса, решает уединиться и заняться воспитанием детей в своём имении, названном в память о жене Аннинским. Но по велению императора Александра I вынужден вернуться к службе, возглавив миссию по развитию торговых отношений с Японией и работу Русско-Американской компании.

Однако дипломатическая миссия в Японию, возглавляемая Н.П. Резановым, окончилась крайне неудачно.

Отправившись в Японию из Санкт-Петербурга в июле 1803 г. на двух кораблях «Нева» и «Надежда», снаряжённых для кругосветного плавания, Резанов как сверхчестолюбивый вельможа сначала портит отношения с командором И.Ф. КРУЗЕНШТЕРНОМ, чьими стараниями было организовано кругосветное плавание. Резанов навязывал Крузенштерну своё видение маршрута, пытаясь подчинить экспедицию интересам Русско-Американской компании. А затем, прибыв в Нагасаки в октябре 1804 г., очень неумело повёл переговорный процесс с японской стороной. В результате после полугода ожидания миссии в порту Совет знати Японии принял жёсткое решение — с русскими в переговоры не вступать и вынудить покинуть Нагасаки. Свидетели переговоров с русской стороны указывали на высокомерие и горячность графа Резанова, несоблюдение тонких дипломатических норм и обычаев принимающей стороны. Данная история с переговорами имела и дальнейшее негативное для России развитие.

В Охотск после японской миссии Резанов прибывает в середине 1805 года и оттуда отправляется в Русскую Америку. Есть сведения, что в 1806 г. граф Резанов, уязвлённый японской несговорчивостью, отправляет свои корабли грабить японские поселения и торговые места на Курилах и Сахалине, чем ввергает Россию в крайне обострённые, почти военные отношения с Японией. Результатом стало замораживание дипломатических связей на долгие годы, ввод японских войск на острова Курильской гряды и пленение на острове Кунашир русского мореплавателя В.М. ГОЛОВНИНА, вынужденного с командой провести два года в плену.

Моё мнение: нападение на японские поселения и торговые места сделаны самим Резановым по пути в Америку, куда он прибыл осенью 1805 г. Не мог, видимо, граф прибыть в пределы вверенной ему территории с пустыми трюмами, а положение поселенцев из-за отсутствия продольствия и товаров первой необходимости было отчаянным. Получить же товары из иных источников тогда было просто невозможно, раз Русско-Американской компании японцы отказали в закупках.

Крут и заносчив был граф Резанов, и вела его по жизни путеводная звезда авантюризма! За самовольные дела графа, впрочем, были наказаны только капитаны направленных по его команде кораблей. Сам граф наказания избежал, оставшись навечно в сибирских пределах.

Поэтическое отступление

В Знаменском женском монастыре Иркутска (построен в конце ХVII века) над могилою «колумба росского» — первопроходца и торгового человека Г.И. Шелихова, безусловно, стараниями Н.П. Резанова, поставлен памятник с текстами, написанными самим Гавриилом ДЕРЖАВИНЫМ. Приводим стихи первого поэта России, выбитые на мраморных плитах иркутского памятника.

Колумб здесь Росскiй погребенъ,
проплылъ моря, открылъ страны безвестны,
и зря, что все на Свете тленъ,
направилъ парусъ свой во Океан небесный,
искать сокровищь горнихъ, неземныхъ.
Сокровище благих
Его Ты Боже душу упокой.

***
Здесь
воожиданiй пришествiя Христова
погребено Тело
по прозванию Шелихова,
по деяниямъ бесценнаго,
по промыслу Гражданина,
по замысламъ мужа почтеннаго,
разума обширнаго и твердаго
ибо
въ царствованiе Екатерины вторая,
Императрицы и самодержицы Всероссiйской,
Государыни Славной и Великой
расширившей свою Империю
победами врагов Ея
на западе и на полудне онъ
отважными своими морскими
путешесвiями на востокъ
нашел, покорилъ и присовокупилъ
Державе Ея не только острова:
Кыктакъ, Афотнакъ и многiя другiя,
но и самую матерую землю Америки,
простираясь къ северо-востоку,
завел в них домостроительство,
кораблестроение и хлебопашество
и испрося Архимандрита с братiею и клиросомъпровозгласилъ
въ грубомъ народе,
не слыханнымъ невежествомъ
попранномъ, не ведомое тамъ имя Божiе,
и во имя святия живоначальныя Троицы
насадилъ
православную христианскую Веру
в лето 1794.

***
Христе Спасителю!
Причти Его к лику Благовестников,
возжегшихъ на земле Светъ Твой
предъ Человеки.

***
Какъ царства падали къ стопам Екатерины
Россъ Шелиховъ, безъ войскъ,
безъ громогласныхъ силъ
Притекъ въ Америку чрезъ бурныя пучины
и нову область Ей и Богу покорилъ.
Не забывай, потомкъ,
что Россъ твой предокъ,
и на востоке громокъ.

Роль Резанова в увековечивании памяти своего тестя становится понятна, если вспомнить, что некоторое время Резанов служил в канцелярии Державина.

Можно добавить, что уже в советское время имя купца Г.И. Шелихова присвоено новому городу, расположенному близ Иркутска, — городу алюминщиков Шелихову.

Сюжет для романа

Так что же за история с Кончитой?

Донна Мария де ла Консепсьон Марселла Аргуэльо родилась 10 февраля 1791 года.

Доктор Георг Лангсдорф, участник экспедиции в Калифорнию, натуралист и личный врач Резанова, так описывает её в своем дневнике: «Она выделяется величественной осанкой, черты лица прекрасны и выразительны, глаза обвораживают. Добавьте сюда изящную фигуру, чудесные природные кудри, чудные зубы и тысячи других прелестей. Таких красивых женщин можно сыскать лишь в Италии, Португалии или Испании, но и то очень редко».

Встреча Резанова с Кончитой состоялась, видимо, в марте-апреле 1806 г., поскольку в путь из Ново-Архангельска в Сан-Франциско граф отправился 25 февраля того же года.

Осознавая крайне бедственное положение поселений Русской Америки, которые просто голодали в последнее время, и острую необходимость калифорнийских поставок продовольствия в её пределы, Н.П. Резанов решает закрепить благожелательное отношение испанцев к нему браком с Кончитой. Следует отметить, что Кончита живо откликнулась на ухаживания графа и с воодушевлением приняла его предложение руки и сердца, несмотря на панику и уговоры её родителей.

В июне 1806 г. Резанов так описывает события, случившиеся в Калифорнии, в донесении графу Н. РУМЯНЦЕВУ, тогдашнему министру коммерции: «…Видя положение мое неулучшающееся,.. решился я на серьёзный тон переменить мои вежливости. Ежедневно куртизуя гишпанскую красавицу, приметил я предприимчивый характер её, честолюбие неограниченное, которое при пятнадцатилетнем возрасте уже только одной ей из всего семейства делало отчизну её неприятною. Всегда шуткою отзывалась она об ней — «Прекрасная земля, тёплый климат. Хлеба и скота много, и больше ничего». Я представил Российский край посуровее и при этом во всём изобильный, она готова была жить в нём, и, наконец, нечувствительно поселил я в ней нетерпеливость услышать от меня что-либо посерьёзнее до того, что лишь предложил ей руку, то и получил согласие. Предложение моё сразило воспитанных в фанатизме родителей её. Разность религий и впереди разлука с дочерью были для них громовым ударом. Они прибегли к миссионерам, те не знали, на что решиться, возили бедную Консепсию в церковь, исповедовали её, убеждали к отказу, но решимость её, наконец, всех успокоила. … я принудил помолвить нас с тем, чтоб до разрешения Папы было сие тайною.

С того времени, поставя себя коменданту на вид близкого родственника, управлял я уже портом Католического Величества так, как того требовали пользы мои, и Губернатор крайне изумился, увидев, что весьма не в пору уверял он меня в искренних расположениях дома сего, и что сам он, так сказать, в гостях у меня очутился... Миссии наперерыв привозить начали хлеб, и в таком количестве, что просил уже я остановить возку, ибо за помещением балласта, артиллерии и товарного груза не могло судно моё принять более 4500 пуд, в числе которых получил я сала и масла 470, и соли, и других вещей 100 пуд».

Показательный текст, указывающий направление и методы действий графа в Сан-Франциско.
Пообещав Кончите вернуться через год, когда будет получено разрешение на брак от Папы Римского и российского императора, Н.П. Резанов покидает Калифорнию, спеша в Русскую Америку. Опустошив там трюмы и снарядившись в новый путь, «Юнона» с графом Резановым на борту направилась в Охотск.

В своём последнем упомянутом уже письме от 24-26 января 1807 года директору Русско-Американской компании М.М. Булдакову Резанов так отзывается о своей калифорнийской невесте: «Из моего калифорнийского донесения не сочти меня, мой друг, ветреницей. Любовь моя у вас, в Невском под куском мрамора, а здесь — следствие ентузиазма и очередная жертва отечеству. Контенсия мила, добра сердцем, любит меня, и я люблю её и плачу, что нет ей места в сердце моём».

Подобное замечание сделал в своём дневнике и участник экспедиции доктор Лангсдорф: «Всё-таки надо отдать справедливость обер­камергеру фон Резанову, что при всех своих недостатках он всё же отличается большими административными способностями. И не всё человеческое ему чуждо. Можно было бы подумать, что он уже сразу влюбился в эту молодую испанскую красавицу. Однако, ввиду присущей этому холодному человеку осмотрительности, осторожнее будет допустить, что он просто возымел на неё какие-то дипломатические виды».

Николай Резанов, следуя в Петербург через Сибирь, провалился вместе с лошадью в полынью в речке Есауловка, что в 40 верстах от Красноярска, тяжело заболел и умер.

Похоронили Командора в Красноярске со всеми почестями у стен Воскресенского собора. Срисовали с него портрет (фотография в России появилась только в 1839 году) и поставили ему памятник. Воскресенский собор и кладбище в годы советской власти уничтожили, остался лишь памятник с места захоронения, восстановленный в надлежащем виде уже в наше время.

А Кончита, после полученной через год информации о гибели жениха, решила остаться навеки помолвленной с ним. Свою жизнь она прожила достойно: за усилия на поприще благотворительности среди народа Новой Калифорнии удостоилась имени La Beata – Благословенная. В 1851 г. она приняла монашеский сан под именем Мария Доминга и прожила остаток своих дней до 23 декабря 1857 г. в монастыре Святого Доминика.

В Красноярске стоят теперь два памятника: первый — надгробный, установленный Русско-Американской компанией через 24 года после гибели графа, а второй — величественный, возведённый недавно как отклик современников на известность скорее музыкально-поэтического произведения, чем самого героя.

Памятник Н.П. Резанову, установленный на его могиле  в Красноярске в 1831 г.

Памятник Н.П. Резанову, установленный на его могиле в Красноярске в 1831 г.

А вот самой могилы графа заинтересованные не найдут — затерялась. Может, оттого, что Красноярск для последнего маршрута графа был местом промежуточным.

Вячеслав НЕСКОРОМНЫХ
От ред. Профессор Института горного дела, геологии и геотехнологии СФУ Вячеслав Васильевич Нескоромных живёт и работает в Красноярске с 2011 г. До этого вся жизнь его была связана с Иркутском. Доктор технических наук, член-корр. РАЕН любит историю и много времени уделяет литературно-архивным изысканиям. Именно поэтому в Красноярске его в первую очередь привлекла фигура Николая Резанова, чья жизнь тесно переплетена с другим значимым для Сибири именем — Григория Шелихова. А в мартовском номере газеты «Сибирский форум. Интеллектуальный диалог» читайте ещё одно исследование Вячеслава Нескоромных — на этот раз об адмирале Колчаке.
Средняя оценка: 4.4 (проголосовало: 7)