Люди, будьте счастливы

Уже несколько недель, как я прилетел из Сочи, но дух XI паралимпийских игр до сих пор не покидает меня... А началась моя волонтёрская жизнь давно — ещё в 2011 году, когда на заседании штаба студенческих отрядов СФУ был поднят вопрос о наборе волонтёров на Казанскую летнюю Универсиаду. Что такое волонтёрство, я тогда совершенно не знал.

И вот я начал активно посещать мероприятия, где требовались волонтёры. Первым стал II фестиваль студенческого спорта среди федеральных университетов. Затем — X Красноярский экономический форум, IQ-бал. На каждом из этих событий приходилось встречать множество целеустремлённых ярких личностей, а работа с людьми всегда приятна.

Паралимпийский огонь

Паралимпийский огонь

Но главный разговор — о Сочи. Дорога туда далась легко. На волонтёров распространялась скидка 20 и 50 процентов на самолёт и поезд соответственно. Я выбрал самолёт ради экономии времени. Как интересный факт можно отметить, что я добирался из Красноярска без единого знакомого, а возвращался с уймой земляков.

Меня поселили в деревне № 4, село Весёлое. Оно граничило с Абхазией — настолько близко, что расстояние от красноярского театра оперы и балета до кинокомплекса «Луч» даже больше. Что касается апартаментов, то это были 12-этажные жилые комплексы, которые построили для местных жителей и задержали аренду/продажу на время Олимпийских игр. У жилого комплекса был размещён шатёр-столовая вместимостью где-то на 200-300 человек единовременно. Я жил в трёхкомнатной квартире. Нас было 10 человек: Ростов, Новочеркасск, Хабаровск, Красноярск. Так как смены пересекались, и никто не сидел на месте, виделись мы достаточно редко для соседей. Что касается питания, нужно отметить, что хотя покушать удавалось редко, кормили как на убой, особенно в месте проживания. Зато на работе яства были значительно вкуснее.

У водопада «Девичьи слёзы»

У водопада «Девичьи слёзы»

Проезд до Сочи и в горы ничего не стоил за счёт аккредитации — индивидуальной карты с фотографией, ФИО и информацией о зонах доступа, связанных с работой. На выбор были электропоезд (в простонародье «ласточка») и автобусы.

Иерархия на работе была такова: волонтёр — тим-лидер — супервайзер — менеджер функции — менеджер объекта. Честно говоря, с менеджером объекта я был знаком только заочно и ни разу его не видел, со всеми остальными сотрудничал довольно плотно.

Я был определён в прибрежную паралимпийскую деревню (вообще их было 3) coastal village. Отработал 10 смен, девять из которых были по 13,5 часов и одна — 8. Это были самые настоящие тяжёлые трудовые будни и даже больше — ночи, потому что шесть смен пришлись на время с 20:00 до 08:00.

Вид из окна

Вид из окна

Моей задачей было контролировать поток людей на контрольно-пропускной пункт, а именно смотреть наличие зоны допуска на аккредитации. Каким-то образом производители чипа в аккредитационной карте, который собственно и нёс всю информацию о лице, не предусмотрели возможности сделать всё это дело автономным — чтобы наличие доступа при проходе через турникет проверялось системой, а не визуально человеком. В этом и заключалась вся моя работа: 13,5 часа наблюдения за аккредитациями.

Площадка Plaza

Площадка Plaza

Кроме того, были и мобильные системы контроля, выглядящие как пистолет из фантастических фильмов — когда надо было проверить транспорт с атлетами, проезжающий на территорию деревни или покидающий её.

Что же касается досуга, то времени было предостаточно. В командировке я пребывал 25 дней. 15 дней ушло на работу, остальное — отдых. Самым примечательным был поход в Абхазию — мне посчастливилось побывать в Гаграх и на Голубом озере.

В Сочи я ездил лишь 5 раз. На Красной поляне тоже был всего пару раз. В горах безумно красиво. А из Сочи сделали настоящий европейский курортный город, и всем иностранцам он очень понравился. Это я слышал сам от зрителей (на финале игры по следж-хоккею, во время соревнований по слалому) и от иностранных волонтёров — в нашей команде работали канадская пара, девушка из Шотландии, парень из Китая и женщина из США. Это только те, с кем я был знаком и общался на «ломаном английском».

Болельщики идут на соревнования по слалому в горнолыжный центр« Роза-Хутор»

Болельщики идут на соревнования по слалому в горнолыжный центр «Роза-Хутор»

Что касается общения с атлетами, то для волонтёров была организована специальная встреча. Нас собрали около 80 человек и устроили нечто вроде пресс-конференции. Свои жизненные истории рассказывали и они, и мы. Итогом стало общее фото и заряд мотивации. Спортсмены с ограниченными возможностями называют себя людьми с НЕограниченными возможностями, и это отчасти правда.

Стать волонтёром мог любой человек от 18 до 80 лет, в том числе люди с дефектами речи, парализованными конечностями или ограничениями зрения и слуха. Один из них сказал хорошую фразу: «Закаляйте ваше тело, потому что это ваш дом». Его зовут Виктор СЧАСТЛИВЫЙ. Я присоединюсь к его словам и добавлю: будьте счастливы!

А море-то и правда — Чёрное!

А море-то и правда — Чёрное!

Детали
>> Автобусы от места жительства до объекта и обратно обозначались «WF» — поэтому волонтёры между собой их называли вайфаем.
>> Во время игр возник нереальный ажиотаж: гости и персонал искали, где бы «набрать» побольше значков. Даже шутка появилась о том, что сочинские чайки кричат: «Pin-pin, pin-pin» (англ. pin — значок). Стоимость официальных значков колебалась от 300 до 500 рублей. Их можно было получить от гостей Сочи и от спортсменов за работу, но не в обязательном порядке.
>> Волонтёров называли попугайчиками, а сотрудников полиции — баклажанами из-за расцветки формы.
>> Каждый вечер для волонтёров был организован досуг: просмотр фильмов на свежем воздухе (в частности, фильмы «крутили» на стене жилого комплекса, можно было смотреть с балкона), игра на гитаре, настольный теннис, дискотеки, мисс и мистер Теремок («Теремок» — название деревни № 4).
Василий МОЛОШАГ, 5 курс ИКИТ
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 1)