Юбилей как точка отсчёта
В 2015 году Лесосибирский педагогический институт <отметит 75-летний юбилей

В стенах института подготовлено свыше 25 тысяч квалифицированных учителей, педагогов-психологов, работников дошкольных учреждений. Многие из выпускников являются директорами школ, дошкольных учреждений, ведущими специалистами и руководителями отделов и управлений образования, победителями и лауреатами профессиональных конкурсов разных уровней.

Сегодня институт является филиалом Сибирского федерального университета и занимает достойное место в региональном образовательном пространстве. В структуру института входит четыре факультета: филологический, физико-математический, педагогики и психологии, дополнительного образования. Образовательный процесс обеспечивают восемь кафедр.

За более чем полувековую историю институт изменил место расположения, статус, но неизменным осталось основное направление его работы — подготовка квалифицированных специалистов для образования Красноярского края.

Л.Н. ХРАМОВА, кандидат экономических наук,
директор Лесосибирского педагогического института — филиала СФУ

Может так случиться, что человек в своей жизни пройдёт мимо людей многих профессий: мимо юриста, дипломата и даже, если повезет, мимо врача. Но ни один из них не пройдёт мимо учителя. Так устроен мир. И если мы хотим, чтобы наше будущее было лучше, чем сегодня, нужно сделать так, чтобы наших детей учил хороший учитель.

Сегодня система педагогического образования подвергается реформированию, модернизации, оптимизации… Вне сомнения, перемены нужны. Но они, прежде всего, предполагают анализ и рефлексию того, что было сделано ранее, оценку возможностей и планирование перспектив. К сожалению, в текучке, в пылу указаний сверху у многих из нас до этого редко доходят руки. Но бывают моменты, позволяющие отвлечься от суеты, и, как в киноленте, увидеть и оценить сделанное, чтобы понять, куда идти. Таким событием бывает юбилей.

Солидный возраст Лесосибирского (бывшего Енисейского) педагогического института невольно вносит в наше повествование ностальгическую нотку. Ведь это не просто история вуза, а его жизнь на фоне истории страны.

Говорят, любое общественное учреждение, будь то музей, театр или институт, незримо несёт на себе печать исторического времени своего основания. Может быть, поэтому Енисейский педагогический всю свою историю преодолевал трудности? Он начал свой путь в суровое предвоенное время, за год до начала войны, причём день в день. 22 июня 1940 года вышло постановление Совнаркома РСФСР, согласно которому Енисейское педагогическое училище было преобразовано в Енисейский учительский институт. Директором был назначен А.П. ПРОХОРИК.

Открытие в забытом богом, набитом политическими ссыльными Енисейске накануне войны такого мирного института — шаг, по меньшей мере, рискованный. Ведь педагогическое образование — не колхозная нива и не завод. Сейчас, когда открылись многие тайны ХХ века, становится ясно, что, создавая подобные вузы, власти того времени решали, прежде всего, идеологические задачи. Но удивительно то, что, несмотря на идеологические шоры, преподавателям вновь рождённого вуза удалось заложить основы духовности и интеллигентности, которыми всегда славилась российская глубинка.

Пройти пришлось через многое. Взять хотя бы первый год. Институт открылся, когда другие вузы уже объявили о наборе студентов, и большинство выпускников школ отправили в них документы. Поэтому в 1940-41 учебному году на два отделения (историческое и русского языка и литературы) было принято всего 108 студентов. Обучение было платное, и уже в ноябре 58 человек выбыли из-за тяжёлого материального положения, 9 были призваны в ряды Красной Армии. В итоге вуз начинался очень скромно.

Преподаватели в то время не имели опыта работы со студентами, и часто занятия и лекции напоминали уроки в школе. А происходило всё в здании бывшей женской гимназии, где, как утверждали старожилы, до революции обучалось всего 17 гимназисток.

Роберт МАЙЕР, работавший в Енисей­ском пединституте проректором, вспоминает: «Двухэтажное, сложенное из красного кирпича здание. Парадная дверь заколочена, вход со двора через небольшую дверь, у которой по утрам толпятся студенты, стремящиеся попасть в аудиторию раньше преподавателей. Небольшой дворик, спортивная площадка, у входа на которую две обычные в таких случаях скульптуры: спорт­смен с веслом и девушка с ракеткой».

Сказать, что бытовые условия студентов и преподавателей были сложными, — значит, приукрасить действительность. Особенно непросто было в военное время.

В городе было плохо с электроэнергией, и часто занятия проводились при свете керосиновых ламп. Отопление — печное. Дрова заготовляли силами студентов и преподавателей, воду привозили на подводах, и это событие часто было официальным поводом для отмены занятий.

Но за всеми этими известными фактами видится другое. Преподаватели хорошо понимали свою миссию. А смысл она имела вечный — и в военное, и в мирное время нужно учить детей, и Енисейский сначала учительский, а с 1954 года Енисейский государственный педагогический институт каждодневно готовил будущих учителей для работы в школах Севера Красноярского края.

А кроме того, институт, в который добирались тогда из Красноярска почти целый день, был призван стать местом сосредоточения культуры и науки в регионе. И институт стал таким центром. Это получилось не сразу, ведь военные годы резко ухудшили материальное положение населения, что лишало многих возможности учиться в вузе. Большая часть мужского населения боролась на фронтах Великой Отечественной. До учёбы ли было молодёжи тыла, заменившей отцов и братьев у станков и на колхозных полях? Ну а те, кто всё же шёл учиться, выбирали города, расположенные у железной дороги.

И всё же, несмотря на все эти сложные обстоятельства, Енисейский педагогический выстоял. С каждым годом всё выше становилась успеваемость студентов, всё более серьёзные предъявлялись к ним требования. Учились все — и преподаватели, и студенты, учились, несмотря ни на что!

Заглянем в книгу приказов по институту того времени… Часто приказы писались от руки, на каких-то случайных клочках бумаги, на обороте старых канцелярских бланков. И содержание этих документов, и лексика отражают время и быт.

«…Освободить от платы за обучение следующих студентов: Малютина, Пахряева, Павлова, Сидоренко — как участников ВОВ…»

«…Каждому студенту напилить 5 кубометров дров, зав. хозяйством обеспечить инвентарём для работы…»

«…Конуркина Ивана Георгиевича от обязанностей пасечника освободить и назначить рыболовом. Обязать т. Конуркина сдать в течение сезона в столовую института не менее 10 центнеров рыбы…»

В архивах военного и послевоенного времени почти половина приказов — о подсобном хозяйстве, его работе. Такое было время.

Послевоенный период Енисейского педагогического — это время становления института. Существенным оказался внутренний настрой преподавателей и студентов, который соответствовал духу времени — страна победила в жестокой битве с фашизмом и вступила в полосу мирной жизни, а значит, предстояло трудиться для будущих поколений. Этот контекст проявлялся во всех сферах жизни института.

Вот главные штрихи послевоенной жизни вуза: существенно меняется материальная база, в биб­лиотеку поступает современная по тем временам учебная литература, спортивные успехи становятся предметом гордости, общественная жизнь института оказывает доминирующее влияние на духовную жизнь маленького сибирского городка, проводятся научные исследования, организуются диалектологические экспедиции, работают научные кружки. В 1950 г. успешно защищает кандидатскую диссертацию А.И. МАЛЮТИНА, а в 1954 г. учёную степень кандидата исторических наук получила З.В. СТЕФАНСКАЯ, ставшая впоследствии ректором института…

Преподаватели на Енисее

Преподаватели на Енисее

Ситуация с преподаванием кардинально меняется в лучшую сторону. Всевозможные комиссии с проверками, столь распространённые в советское время, не раз констатировали возрастающий уровень подготовки учителей в Енисейском педагогическом. К примеру, председатель комиссии по проверке института в 1953 году ЛЕКАРЕНКО сделал такой вывод: «Студенчество в массе своей организовано, дисциплинированно, достаточно хорошо трудится. Это положительное в работе дирекции, парторганизации, комсомола, преподавательского коллектива».

Как и в любом другом вузе, по институту в те далёкие годы прокатывались волны преподавательской миграции. Были совершенно удивительные истории и человеческие судьбы, которые по крупицам складывали тонкую мозаику духовной жизни не только вуза, но и города. К примеру, в институте в разные годы работали профессор РУМЕР, который был коллегой ЛАНДАУ; БРАУЭР, в детстве воспитывавшийся в доме художника БЕНУА; известный концертмейстер и пианист ссыльный Ананий ШВАРЦБУРГ, а также молодой Я.С. ЛУРЬЕ — впоследствии выдающийся советский и российский историк и литературовед.

Каков же главный исторический урок военного и послевоенного периода Енисейского педагогического? Истории известно, что будущее кроется в прошлом, поэтому, оставив в стороне высокомерие века современных скоростей, попытаемся извлечь из прошлого мысль, которая, будем наде­яться, поможет нам жить в настоящем и строить будущее. А мысль проста и сложна одновременно: преподавателей и сотрудников Енисейского педагогического того периода отличали чувство долга, ответственность, творчество, самоотверженность.

При этом наши предшественники отнюдь не считали себя героями, подвижниками или жертвами судьбы. Они просто скромно и добросовестно делали своё дело. Насколько современно это звучит сегодня? А, может, это те самые ценности, которые не имеют срока давности?

Обратимся к сухой статистике.

В 1954 году Енисейский учительский институт был преобразован в Енисейский государственный педагогический институт. В период с 1954 по 1977 гг. здесь работало 29 преподавателей, из них 12 кандидатов наук; за эти годы институт закончили 1976 человек.

За скромной цифрой количества преподавателей стоят порой титанические усилия коллектива соответствовать требованиям высшей школы. Чего только стоит переписка члена-корреспондента АПН СССР проф. Л.В. КИРЕНСКОГО с министром просвещения РСФСР Е.И. АФАНАСЕНКО! Всё происходило в лучших традициях эпистолярного жанра той эпохи.

Вот фрагменты той переписки, где решалась судьба Константина Архиповича ПАТЮКОВА, а, по сути, всего института в целом.

«Глубокоуважаемый Евгений Иванович! Ко мне обратился и.о. зав. кафедрой физики Енисейского пединститута Патюков Константин Архипович с просьбой дать согласие на руководство его работой над кандидатской диссертацией по теме «Исследования магнито-упругих явлений железо-никелевых сплавов». Я дал на это согласие. Тов. Патюков ознакомился с литературой, собрал экспериментальную установку и приступил к исследованию. Однако для успешной работы необходимо было бы освободить его от учебной работы, предоставив ему годичный отпуск с 1 сентября 1965 года. Я очень хотел бы просить Вас об этом, т.к. «импорт» специалистов в Енисейск — мероприятие весьма проблематичное, а нужны стабильные кадры. Патюкова я знаю ещё как способного и трудолюбивого студента, и у меня нет сомнения, что он справится с поставленной перед ним задачей. Я со своей стороны окажу ему всяческую помощь и поддержку. С уважением Л. Киренский».

Министерство откликнулось на эту просьбу приказом по МП РСФСР № 5-256 от 7 августа 1965 года, где было рекомендовано прикомандировать старшего преподавателя физики Енисейского педагогического института тов. Патюкова К.А. в годичную аспирантуру Красноярского педагогического института для завершения и защиты кандидатской диссертации сроком на один год., научным руководителем Патюкова утверждён академик Л.В. Киренский. Успешно защитив кандидатскую диссертацию, участник Великой Отечественной войны Патюков К.А. всю жизнь проработал в родном вузе, сначала заведующим кафедрой, а затем много лет деканом физико-математического факультета.

В 1953 году первой в коллективе звание доцента получила А.И. Малютина, человек удивительной судьбы и яркого дарования. Выросшая в интеллигентной семье, она в детстве общалась с поэтами и писателями. Судьба забросила её в далёкий сибирский город, но она же дала ей шанс раскрыть свой литературный и педагогический талант. Первый профессор института, член Союза писателей СССР, Антонина Ивановна всю жизнь посвятила изучению творчества сибирских писателей.

Известно, что отечественные высшие учебные заведения, в том числе педагогические, были призваны решать как минимум две задачи: учить студентов основам будущей профессии и по мере возможности заниматься научными исследованиями. Для последнего нужны средства и порой немалые. Периферийный вуз, каким был Енисейский педагогический, не мог рассчитывать в этом смысле на серьёзную поддержку, но всё же в институте проводились интереснейшие исследования.

Так, в 1961 году при институте была открыта Станция наблюдений за искусственными спутниками Земли. Возглавил её бывший выпускник института старший преподаватель кафедры физики В.А. ВОРОТНИКОВ. Станцию создавали своими руками. Наблюдения велись при 40-50-градусных морозах. Чтобы не замерзли окуляры, придумали специальные обогреватели. Воротников предложил оригинальный прибор, в значительной степени облегчающий трудоёмкий процесс вычисления траекторий движения спутников. В 1967 году прибор экспонировался на выставке в Москве, посвящённой 10-летию освоения космического пространства, и был удостоен высокой оценки.

Из воспоминаний старейшего преподавателя института П.М. ПЕРШИНА.

«Академик Киренский при посещении Енисей­ского пединститута осмотрел лабораторию магнитных явлений (она размещалась в подвале), а потом поднялся на чердак. Здесь была площадка наблюдений станции. Академик заметил, что науку, оказывается, можно делать не только в подвале, но и на чердаке».

Послевоенные годы жизни института можно назвать «серебряным веком» вуза. Вне сомнения, сказывался общий настрой, которым жила страна: победа в Великой Отечественной войне дала высочайший импульс для развития народного хозяйства, образования и культуры.

В вузе сделано было немало: организованы факультет общественных профессий, рабфак, студенческое научное общество, Макаренковское общество, агитколлектив, проводились вечера встреч первокурсников, студенты младших курсов приучались к систематической самостоятельной работе, а студентов старших курсов с нетерпением ждали на педагогическую практику школы Севера.

Актуальным стал вопрос об организации студенческого само­управления. Решение было найдено: в работу активно включились преподаватели и особенно кураторы студенческих групп. Вообще о кураторах Енисейского пединститута можно писать книги, в том числе научные, и очень жаль, что этот опыт до сих пор не обобщён, а ведь, по сути, это была работа в логике и формате идей педагогики сотрудничества — направления, ярко проявившего себя в стране в период перестройки.

37 лет институт назывался «Енисейский педагогический». Этот период создал мощную базу для дальнейшего развития вуза. Достойно удивления и восхищения то, какой богатой и насыщенной жизнью жил коллектив преподавателей и студентов в непростых, почти экстремальных условиях. Но самый главный урок «енисейского периода» — это создание традиций, многие из которых продолжают жить и сегодня.

Среди преподавателей, пришедших тогда в вуз, были те, кто защищал нашу Родину в годы войны: П.Я. ГРИБ, декан филологического факультета, И.И. СЕМЁНОВ, преподаватель кафедры педагогики, оба — участники Парада победы на Красной площади (один в 1945 году, второй — спустя 55 лет, в 2000); В.И. МАКАРОВ — преподаватель кафедры литературы, З.М. ПАТЮКОВА — зав. кафедрой физики, К.А. Патюков — декан физико-математического факультета, Д.А. ПОНОМАРЁВ, преподаватель кафедры физики.

В 1977 году институт был переведён из Енисейска в Лесосибирск и обрёл новое название — Лесосибирский государственный педагогический институт.

Е. СЕМЁНОВА, кандидат педагогических наук,

доцент Лесосибирского педагогического института — филиала СФУ