Давайте говорить друг другу комплименты


По замыслу это эссе — в честь 8 Марта, хоть праздник уже и позади. Адресат —однозначно женщины, но мы понимаем, что объектом может быть любой человек. Реестр авторов ограничивать не будем: все люди способны произнести комплиментарный текст. Надеюсь, такой подход исключит возможность сбиться на составление пособия по конструированию комплиментов для ловеласов и повес. А ещё заранее прошу прощения, что все комплименты — из собственного прошлого. Зато не выдуманные.

Для зачина приведу пример комплимента, который уместно сказать девушке: «Ты прелестна, как лазоревый цветок!». Мне такой комплимент сказал не мужчина, а моя бабушка Агриппина. Впрочем, эти слова бабушка адресовала всем девочкам нашего клана, по родственному, вне зависимости от того, смахиваешь ты на этот самый цветок или нет.

Рис. Д. ДЬЯЧЕНКО

Рис. Д. ДЬЯЧЕНКО

Другого памятного комплимента я удостоилась много позже. Я училась тогда в МАИ, и мы с одногруппницами сговорились съездить в ГУМ. Купили только входящие тогда, в 1953 году, в моду колготки и косметику. На следующее утро встали пораньше, намазались от души. Когда появились на занятиях, у присутствующих случился ступор. А один из парней выдернул меня за руку в коридор и сказал: «Это всё равно, что на прекрасную классическую картину нанести модерновую мазню».

Слово «комплимент» — калька с французского «compliment» и означает похвалу, лестные слова. Следовательно, по определению может быть орудием льстецов. Так что адресату надо уметь отделить зёрна от плевел.

Интересна моя реакция на сказанное. Я не стала сомневаться в истинности определения, слова мне польстили. Но в то же время определили моё умеренное употребление косметики на всю оставшуюся жизнь. Это наводит на мысль о жизненном цикле комплимента, т.е. длительности его существования.

Есть комплименты, которые имеют множественные смыслы, не всегда вполне ясные. Позволю себе рассказать достаточно пространную историю.

Наш преподаватель по материаловедению был обозначен в расписании фамилией и инициалами А.А. В нашей группе он вёл практику. Поскольку преподаватель не представился, мы не знали, как к нему обращаться. Девчонки спрашивают шёпотом: «Как его зовут?». Я нечаянно громко отвечаю: «Акакий Акакиевич». Тут он оборачивается ко мне и спокойно говорит: «Нет, девочка, Анатолий Алексеевич». Я про себя думаю: отомстит. И случай представился скоро.

Я опоздала. Здороваюсь, прошу разрешения присутствовать. Он позволяет и, оборачиваясь к группе, говорит: «Тургеневская барышня объявилась, можно начинать». И хотя я орловчанка (чего он не знал), и культ Ивана Сергеевича ТУРГЕНЕВА в нашем городе был силён, идя к своей парте и снимая перчатки, я отвечаю: «А я не тургеневская барышня, не Ася, не Лиза Калитина и уж точно не Одинцова». Он заинтересованно спрашивает: «А кто?». Мой ответ: «Анна Каренина». Группа дружно смеётся, в аудитории только два серьёзных человека — он и я. Задумчиво преподаватель говорит: «А что, лет эдак через пять, при наличии характера…».

Что это было? Несомненно — дань моей юной внешности, манере одеваться. Но и ложка дёгтя присутствовала: что-то от реакции демократической публики, не признающей «принцесс». И лёгкое предостережение.

Комплименты вообще могут содержаться и в угрожающих обращениях, когда хотят сказать: «ужо тебе», «допрыгаешься». Они вполне могут начинаться словами «птичка», «рыбка», «красавица» и даже «моя дорогая». Но в этом случае послание не слишком злокозненно, скорее комплимент смягчает угрозу.

Ещё один бытовой случай. Я работаю в Политехническом на кафедре машиностроения и везу студентов в Минусинск на практику на уже сданное в эксплуатацию предприятие строящегося электромеханического комплекса. Февраль, скользко, уже объявлена посадка на поезд. У вагона стоят студенты, мы с мужем бежим по перрону, чтобы успеть. А за нами увязываются две цыганки, одна из которых кричит: «Красавица! Погадаю!». Мы отмахиваемся, тогда она круто меняет тональность: «Крокодил! Выше любого мужика вымахала. Всех мужиков разогнала, но они к тебе ещё вернутся». Последнее — с угрозой. Как потом доказала жизнь, и в этих её речах была доля правды.

Какие ещё случаи вспоминаются? Я приезжаю в Питер — в новой шляпке с вуалью. Интересна реакция сослуживцев. У женщин понятно: «Ой, можно примерить!». У мужчин — другое. Один басит: «Глаза бесстыжие прятать». А второй смягчает до елея: «Нет, это шляпка фасона «Знай наших»!».

Комплимент можно услышать даже от ребёнка. Моя четырёхлетняя внучка, мой цыплёночек, при прощании говорит: «Ты ещё не ушла, ба. А я уже по тебе скучаю». Для бабушкиного сердца ничего слаще и не надо.

По умолчанию мы говорили о комплиментах в виде текста. Но видов комплиментов может быть значительно больше. Допустим, художник-портретист зачастую в изображении льстит своему оригиналу; впрочем, комплиментом можно считать и сам факт выбора конкретного лица для портрета. А посвящение музыкального опуса или исполнение серенады? А романсы?

Ещё комплименты могут предназначаться не одной женщине, а целой группе, т.е. носить коллективный характер. Так, когда мы с сокурсницами уже писали диплом в лаборатории кафедры управления авиационным производством, начальник лаборатории, если был в хорошем расположении духа, встречал нас, приходивших стайкой после занятий, фразой: «Эх! Где мои 35 лет!»

Итак, к чему мы пришли? Комплимент:

>> возвышает;

>> льстит;

>> легко превращается в своё иное;

>> вписывается в языковые конструкции другой модальности (например, угрозы);

>> требует от адресата готовности и умения отличить лесть от правды и задуматься над целью произнесённых слов;

>> подчас завуалирован, смысл послания скрыт.

Если говорить об авторах комплиментов, то преобладают здесь мужчины, независимо от возраста. Не обязательно автор связан влюблённостью, иногда просто констатирует очевидность. Но всё же некая воодушевлённость и изощрённость от него требуется. А от адресата комплимента политес требует скрыть неприятие, если вдруг таковое есть.

…И всё же совсем не хочется женщин «вооружать» какими-то следовательскими навыками. Комплименты слышать приятно, что скрывать, и чувства они вызывают светлые. Так давайте вслед за Булатом Шалвовичем — говорить, рисовать, петь комплименты. Не скупиться на них.

Галина ЗОЛОТУХИНА