Я и моя группа

Картинка в библиотеке СФУ: кучка студентов одного института толпится в читальном зале — ждут, когда соберётся вся группа, чтобы получить учебники. Для создания массовки подключён даже студент другого института Никита, но народу всё равно мало, и самое главное — нет старосты. Двое переговариваются шёпотом: «Так давай скажем, что ты ста…». «Ой, даже не договаривай. Нет-нет-нет».

В том-то и дело: любую академическую группу в университете трудно представить без старосты, но вот быть им — не каждому по плечу и даже не каждому захочется. Обязанностей много, спрос с тебя большой, да к тому же и на общественных началах — кому это понравится?

По моему опыту, староста — это не просто организатор и ответственный студент, но и по-хорошему душа группы. Интересоваться каждым, быть всегда в курсе, помогать там, где можно помочь, заступиться там, где можно заступиться и вообще мыслить категорией «мы», а не «я» — это всё староста.

Помощник директора ИМиФИ Вера Игоревна ЗУДИКОВА рассказывает: «Кого назначить старостой, студенты решают сами: им жить, им и выбирать. В некоторых случаях после знакомства с личными делами, характеристиками, почётными грамотами мы можем порекомендовать кураторам групп обратить на кого-то внимание. Но окончательный выбор делают всегда сами студенты. Это, наверное, одно из первых решений, которое они принимают как самостоятельные, взрослые люди со статусом «студент», и мы никогда не вмешиваемся в это».

Вера Игоревна работает в университете уже более 40 лет и отмечает, что со временем староста как тип человека менялся. «Сейчас они, конечно, совсем другие, не такие зажатые. Раньше старосты приходили и тихо складывали ручки, боялись задать вопрос. Сейчас они не боятся и не комплексуют ни по какому поводу, задают вопросы свободно. Они смелые, общительные. Иногда бывают даже немного развязные, и тогда приходится учить этикету и субординации. Но и это они тоже быстро схватывают, работать с ними легко».

В целом староста — это такое связующее звено между дирекцией института и студентами, доверительное лицо группы. А ещё он должен найти подход к каждому, быть не просто ответственным, но и человечным. Наверное, именно на человеческие качества при выборе старосты группа и обратит внимание в первую очередь.

Иван КУКЛИН — староста ИСИ. Рассказывает: он в своей группе стал третьим по счёту старостой. «Когда куратор на первом собрании спрашивал, кто хочет стать старостой, я даже не думал об этом. Но первая выбранная девочка отказалась через три дня, потом отказалась другая, выбранная ей на замену. А после этого предложили мне, так я и стал старостой. Сначала было сложно, ведь первое время даже ориентироваться в университете непросто: где находится деканат? К кому обратиться? Зато потом всё это входит в привычку».

Иван говорит: особенность работы старосты — это занятость «волнами». В середине семестра обычно спокойно (нужно заполнять журналы посещаемости и участвовать в комиссии по назначению матпомощи), зато в начале и конце приходится побегать: собрать и отнести зачётки и студенческие билеты, узнавать расписание экзаменов и консультаций с преподавателями, спрашивать и уточнять.

«Мне кажется, у меня даже характер изменился. Это же ответственность за всю группу, поэтому хочешь — не хочешь, а пришлось перебарывать свои страхи и стеснительность. Теперь позвонить преподавателю, согласовать время (если занятие переносится), сообщить остальным — для меня совсем не сложно. Это именно организационные навыки, думаю, они пригодятся мне и дальше», — рассказывает Иван.

Староста ИМиФИ Валерия ДЕБРОВА тоже сначала не думала, что станет старостой в своей группе: «Просто дирекция института порекомендовала нашему куратору мою кандидатуру, а группа поддержала. За три года в этой должности для меня мало что изменилось: те же люди и те же обязанности. Зато теперь я точно могу сказать: ничего сложного в том, чтобы быть старостой, нет. Староста — это обычный студент, чуть более ответственный и организованный. А для меня это просто дополнительный пункт в моём общении с группой».

Одно дело быть старостой на бакалавриате, совсем другое — в магистратуре, ведь часто туда приходят уже взрослые, состоявшиеся люди. Анна ЛЫСКОВА (ИЭУиП) в этом смысле вообще случай исключительный. Как в шутку признаётся, быть старостой для неё — капля в море, ведь она успевает не только учиться в магистратуре, но и является специалистом Центра карьеры СФУ, а ещё — мамой четверых детей!

«Наверное, у старосты бакалавриата больше обязанностей. В магистратуре количество студентов в группе совсем небольшое, да и сами студенты — все взрослые люди. А при современных средствах связи оповестить всех несложно. И я не отношусь к этому как к обязанностям. Некоторые вещи — позвонить, узнать, рассказать всем — мне делать совсем не трудно, это само собой разумеется.

Да и об обязанностях как таковых говорить не приходится: никто не даёт список того, что я должна делать, и я не получаю за это никаких бонусов. Тут очень много зависит от самого человека: или ты это на себя возьмёшь, или просто откажешься. Никто не обязывает тебя информировать всех по три раза или интересоваться, почему человек не пришёл на занятие, или просто спрашивать, как у него дела. Вопрос не в том, что ты обязан помогать кому-то, объяснять ему что-то или поддержать в нужный момент. Всё это — твой выбор. Лично мне просто хотелось поскорее познакомиться с одногруппниками, узнать об устройстве института, и быть старостой для меня совсем не сложно».

Вот так незаметные помощники — старосты — делают студенческую жизнь чуточку проще и удобнее. И, конечно, говорят, что это им легко и не в тягость. Возможно, ещё и потому, что староста — это совсем не должность, а скорее образ жизни.

Анна ГЛУШКОВА
Рисунок студентки 1 курса ИАД Элины ГУСАРОВОЙ

P.S. Наш корреспондент Анна Глушкова тоже была когда-то старостой,
и мы попросили её написать немного и о своём опыте.

Бывших старост не бывает

Я староста (она же «старушка» и «старушенция» — произносить с любовью). Помню, когда на первом курсе были выборы старосты, кто-то сказал: «А давайте, пусть будет вот эта девочка с косой».

И после этого началось. Перед посвящением я судорожно разрезала пакеты и выводила на них белым корректором название команды «СМИшные люди». Нарезать таких импровизированных жилеточек нужно было штук 30 — чтобы наша группа, конечно же, была самой-самой.

И, конечно, мы подружились. Делились конспектами, поедали тонны вкусняшек в моей комнате в общежитии, каждый год ходили на Столбы. Вместе готовились к экзаменам, праздновали шоколадкой очередной день рождения, а в день стипендии устраивали праздничный пир в столовой.

И от этого времени у меня остался толстенный альбом, который на прощание подарила группа. И он, наверное, не только обо мне, но немножко и о любом старосте. Вот самые забавные моменты, которые всегда заставляют улыбнуться.

>> «Нам всем свойственно иногда попадать в отчаянные ситуации, когда единственное, что остаётся, — это ждать помощи. Или матпомощи — у кого какая ситуация. В такие моменты кто-то опускает руки, а кто-то начинает верить в супергероев. Или в старосту. Ещё пять-шесть лет назад подобные надежды можно было считать наивными, однако мы твёрдо уверены — Староста существует и стоит на страже интересов простых людей!»

>> «Ты теперь будешь всю жизнь широко известна в узких кругах именно как «староста» или «староста-Аня». То есть ты практически как какая-нибудь девушка из далёкой Испании с двойным именем типа Анна-Люсия».

>> «Если поставить твоё фото в сервант, дети всё равно растаскают конфеты и пряники, потому что хмуриться ты не можешь, и даже если делаешь титаническое усилие, то всё равно улыбка тебя сдаст. Поэтому, если ты не хочешь у детей аллергии на шоколад, вытащи из-за стекла своё фото!».

>> «Наша староста настолько сурова, что в статусе Вконтакте пишет про учёбу всё время».

>> «Я люблю тебя! И не только за то, что ты давала мне стипендию все эти годы!».