Концертные знакомства и глухота of the fall

Этот текст по стилю и содержанию слегка выламывается из общего формата нашей газеты. Но если это выбор студентов — значит, интересно и нам. Кроме того, это проба пера: автор — второкурсница журфака. В следующем номере мы предложим вам целую подборку материалов, которые подготовили начинающие журналисты на свой вкус, своеобразное печатное «Прошу слова».


На концертах запоминаются 5 моментов — томительное ожидание, долгожданный приезд музыкантов, толпа у входа, выкрикивающая всякую чушь, поиск места у сцены и слэм.

Эти ситуации типичны для большинства концертов. Так что расскажу вам о случае на выступлении финнов «Poets of the fall» и о месте фаната в рок–тусовке.

«Привет, мы же виделись на…?»

До начала 6 часов. Несусь в «Облака» — клуб, где выступают «Поэты», чтобы успеть на первый ряд. Меня сносит ледяной ветер со стороны Енисея, покрытого туманом. Холодно — ужас. Прикрывая шею ладонями в толстых варежках, влетела в «Июнь». В дверях переминается с ноги на ногу знакомое лицо. Как же её
зовут?

— О! Привет, ты на поэтов? — я подошла издалека.

— Да, но билета нет. Жду организаторов — может, договоримся. Они вчера провели меня в гримёрку других музыкантов, представляешь? — она поделилась со мной этим, как с давней знакомой.

Порой жалею организаторов — накануне концертов многие фанаты для них подобны дальним родственникам, которым постоянно что-то нужно.

— Мы точно были на каком-то концерте вместе…

Концертная знакомая протянула мне телефон, где высветилась горизонтальная фотография с четырьмя девушками и парнем, а на фоне сверкала надпись «Placebo». Под ней — металлическая сцена. Её установили на лёд, прикрытый плитами. 2014 год, «Арена Север». До сих пор друг друга помним.

«Концертные знакомые» — не поддающийся никакой логике феномен.

Сталкеры из нас никудышные

Подошедшие девчонки назвали свои имена. Кто-то из них точно Аня…

Ловить артистов — значит «сталкерить». Обычно они «приземляются» в «Хилтоне», «Ибисе» или «Красноярске».

А мы дождались их у клуба. Но нас сдерживает угрожающий взгляд организатора.

— Они для вас всегда улыбнутся и распишутся, а после этого их директор будет нам жаловаться, — жалобно объясняет сотрудница.

Смотрю на экран — торопливой струёй из тонированного микроавтобуса выплывает группа, их техники, организаторы. За ними — басист с хохолком. Когда мы пытались запомнить, как музыканты выглядят, его назвали Цыпой. Цыпа от уха до уха улыбался, пытаясь разглядеть наши глаза за экранами камер, что мы на него направили, и учащённо махал.

«Калинки-Малинки» нет

Оставалось часа три до концерта. Мы прятались внутри клуба, куда постепенно стекались другие фанаты. Но нас выгнали охранники. Почему сотрудники не дают нам греться в холле? Видимо, мы мешали саундчеку в зале на три этажа выше нас.

— Когда уже народ подойдёт?! — я вспомнила, как удобно греться, как пингвин, в толпе разгорячённых ожиданием тел. — Кстати, на «Three days grace» кто-то в толпе горланил «Калинку-Малинку»!

В этот раз её не было. И «Катюши» — тоже. Как и других абсурдно звучащих на морозе перед рок–концертом песен.

К этому моменту образовался небольшой круг. Половина «безымянных» лиц мне давно знакома. Одни — с Limp Bizkit, вторые — с Korn, Adept, Noize MC. Школьница Катя — сразу со всех. Устоявшийся концертный костяк, который сталкивается лбами в очередной толпе.

В очередной толпе, где все, кто моложе, наставнически рассказывают о случаях с концертов, на которых побывали. И плоско шутят: «Мы так достали охранника, что он достал нож!» — и почему-то поднимается хохот. А те, кто постарше — невпопад выкрикивают молодёжные фразы и лезут в разговоры устоявшихся компаний.

10 минут до запуска. Очередь справа дошла до дверей «Июня», а спереди — до парковки. Мы не боялись заболеть (в такой толпе — жарко!), так что тут же, на улице, сняли всю верхнюю одежду, помогая друг другу вытаскивать руки из курток.

Я переложила мелочь, ключи и телефон из карманов в сумочку — вдруг будут металлоискатели. Громоздкая куртка — в левой руке. Маленькая сумочка — на правом плече. В ладони бережно держу голубой билет.

«Ребята, двери открывают!»

Эхом пролетает эта фраза. Я влетаю внутрь первая. Охранник переворачивает мою сумочку. И кивает: «иди». Первый пролёт, второй, — ура! — зал клуба. У меня отбирают билет. В сумбуре не понимаю, что происходит.

— Дай правую руку, — говорит сотрудница, чтобы обменять билет на браслет. Тяну ей, запыхавшись, левую.

Издалека вижу переполненные два ряда вздрагивающих, пытающихся отдышаться голов. Опоздала… Гардеробщица, как назло, неторопливая.

— Займи мне место! — кричу парню из моего круга.

Третий ряд — далеко от ног музыкантов, но достаточно, чтобы на экране камеры их взгляды были чётко видны.

— Впервые за долгие годы я не на первом ряду! — негодую, завязывая хвост. Концерты — это своеобразные парикмахерские для распущенных волос. И кудрявую от пота укладку сделают, и без лишних прядок оставят.

«Poets, POETS, POETS!» — гвалт из сотен голосов нарастает.

Гаснет свет. Справа тихо доносятся первые строки песен.

«Вы прекрасны, пойте дальше!»

Строчки песен влетают в уши, как «знания», про которые вечно шутят. Но не вылетают — второе ухо заложено. Ребята, что кричат песни, что орут о своей любви к группе, что гремят «You are awesome, dont stop» — звучат приглушённо.

Слова едва различимы. Какофония звуков из дрожащих колонок близ меня подталкивает дрыгаться, кидая расслабленную правую руку энергично ввысь.

Новый концертный знакомый из круга прикрыл глаза и глубоко вдохнул. Губы юноши бесшумно шевелятся — он напевает строки в такт мелодии.

Сзади толкается невысокая девушка, которая пришла намного позже меня. Но, как сказал бы Шелдон Купер, «это моё место».

У меня 4 медиатора музыкантов, несколько сет-листов с репертуаром и одна футболка, пойманная со сцены. На «Поэтах» же в зал улетел лишь один медиатор и барабанная палочка. Не мне.

Юноша в сотый раз оглядывается — не унесло ли меня слэмом. На всякий случай хватаюсь за его руку.

Но толпа не валит нас с ног и не проносит сквозь все ряды, как на других концертах. Слэм минимален. Здоровенные мужики в мокрых майках не бегают по кругу, создавая пульсирующие волны. Лишь изредка кто-то пытается протиснуться в первые ряды. Или раскачивается под музыку. Следую темпу толпы. Фанатскому гвалту. И диким пляскам у концертного «костра», именуемого Poets of the fall.

Анастасия БУЛАВИНОВА

Фото Андрея БОРТНИКОВА