Картины, которые «цепляют за чувство»


«Человек, как поле: сам по себе культурными растениями не зарастёт»
(Д. Быков)

В МВДЦ «Сибирь» открылась художественная выставка, посвященная 30-летию филиала Российской академии художеств. Студенты Института педагогики, психологии и социологии вместе с преподавателем посетили её и оставили свои отзывы.

Студенты-психологи первого курса приехали из разных мест: Томска и Канска, Хакасии и Казахстана, Ставрополя и Тывы. Разнообразны их хобби и увлечения: поэзия и проза, танцы и спорт, волонтёрская деятельность и скачки на лошадях, рисование и вокал. Многие написали, что «обожают психологию» и «хотят разбираться в душах людей».

Попадая в атмосферу вуза, студент трансформирует свою личность, которая пока подвержена противоречивым тенденциям и колебаниям: то её охватывает чувство неполноценности, то позволяет расправить плечи комплекс превосходства. Критическое состояние ума расширяет творческие возможности, позволяя синтезировать достижения различных культур.

Какие же картины привлекли их внимание? Чаще всего отзыв «меня цепляет это произведение» относился к работам омского художника Г. КИЧИГИНА. Его холст «Сто лет спустя. Правнучка» из серии «Фотоальбом деда» заставил задуматься о смене поколений — на фоне старой семейной фотографии изображена привлекательная молодая девушка, ждущая ребёнка.

Его же картина «Запрет на память» вызвала разные толкования. Не сразу удалось понять, что вырезанные фотографические силуэты связаны с боязнью преследований за родство с «врагами народов». Но многие ощутили «ужас, застывший в глазах детей и взрослых, почувствовали горе, которое пришлось пережить этой семье» (Мария С.), отозвались на «душевную пустоту и даже тоску» (Екатерина С.).

И хотя Полина Ю. отметила, что в понимании живописи «находится на уровне неандертальца», её отзыв о работе Г. Кичигина «Предчувствие Гражданской войны» свидетельствует о хорошем знании истории своей страны: «Солдаты держат сабли, которыми только что порубили лежащие перед ними капустные головы. Перед нами будущие красноармейцы. Картина вся в красных пятнах, как в крови, это символы войны, революции, кровопролития». То, что революции и социальные бунты несут с собой не только ломку истории, но и человека, заметили в картине Н. РОТКО «Переворот»: «фигурки людей кромсает и корёжит, и никто не выйдет целым из этого хаоса» (Мария С.).

Многих привлёк пейзажный жанр, составляющий большинство выставочных работ. В полотне В. ЛИСТРАТОВА «Там, где Амгу в океан впадает» Валерия К. «услышала крик чаек, захотела нырнуть в воду, чтобы она залилась в уши, нос. Попускать «блинчики» с берега, зарыться в раскалённый песок».

Отметив, что «в детстве любил ходить на выставки с родителями, хотя особо не понимал ничего», Василий П. впечатлился картиной В. ДРОЗДОВА «Орлиный клёкот. Автопортрет»: «очень понравились переливы красок и то, что в целом это выглядит как внеземной пейзаж». Арину С. в этой работе привлекли «масштаб, спокойная сила и свобода». Понятие «свобода» наиболее часто встречалось в отзывах даже об абстрактных полотнах, которые тоже находили своего зрителя и любителя.

Бывший школьник, а ныне студент-первокурсник — человек перепутья, оказавшийся в ситуации нового социума. И пережить этот переходный, пограничный период осознания своей автономности может помочь расширение пространства культуры. Искусство будет способствовать формированию активного воображения и эмоциональности, социальной активности и художественного воображения.

Расширение сферы сознания позволит сформировать личность, которая не станет игрушкой внешних сил: назойливой рекламы, отупляющей политической пропаганды, тиранической моды… Человек постоянно расширяет пределы выразимого за счёт созерцания невыразимого.

Г.Л. ВАСИЛЬЕВА-ШЛЯПИНА, профессор кафедры психологии развития и консультирования