Да вы революционер!

«У меня так много новых впечатлений от этого первого визита в Сибирь: ландшафт, люди, а главное – те усилия, которые предприняты для того, чтобы создать здесь передовой центр образования и науки. И я очень благодарен вашему ректору академику Е.А. Ваганову за возможность познакомиться с Сибирью и новым университетом».

На том, чтобы начать материал именно с этого, Райнер Кёттген особенно настаивал. Десять дней проработал в СФУ сотрудник министерства образования федеральной земли Бремен (одной из шестнадцати в Германии), непосредственная сфера ответственности которого – школы, исследовательские институты, университеты. В Красноярск Кёттген приехал в качестве консультанта по вопросам организации управления вузом. Цель визита – обмен опытом в рамках образовательных реформ, которые проходят и в Германии (например, Бременский университет прикладных наук также образовался слиянием трех вузов, а еще там есть классический университет и частные университеты; общая численность бременских студентов около 35 тыс.). Немецкий эксперт встречался с проректорами, директорами институтов СФУ, профессурой. Беседы, в основном, проводились в приватном формате, и гость был удивлен степенью их откровенности и еще – нашим оптимизмом. В ходе встреч выявился целый ряд проблем – их называли сами собеседники, и господин Кёттген хотел бы в свою очередь донести услышанное до руководства университета: «Очень важно это устранить!».
Итак, список проблемных зон (как их видят сами ведущие специалисты СФУ).
Малая мобильность ученых. Кстати, под мобильностью в Германии подразумевают не участие в конференциях, поездки на стажировку или чтение нескольких лекций в заграничном вузе, а скорее географическую смену места работы. Когда за спиной ученого работа в разных вузах – это социально престижно, не говоря о том, что, переходя в другой университет, он ощутимо увеличивает свой доход («Нельзя сделать карьеру, сидя на одном месте»). Такую же политику проводят и сами университеты: когда появляется вакантное место, на него стараются брать приглашенного профессора, обеспечивая приток свежих сил («Я вижу, что в России существует реальная проблема с этим»).
Низкий заработок. Многие имеют несколько мест работы – и эта ситуация распространяется даже на высшее руководство. В Германии требования профессионализма исключают возможность совмещать административную должность и, скажем, преподавание или науку. Даже если имеется научная степень, всю неделю ты – администратор и только в воскресенье – будь в свое удовольствие ученым.
Мотивация. «Прогресс наступит только в том случае, когда у достаточно большого числа сотрудников личные цели и перспективы совпадут с общими целями и развитием университета».
Бюрократия. «Ваши профессора хотели бы видеть администрацию сервисной службой. Сейчас она не помогает, а нагружает». Чтобы решить какой­-либо вопрос, нужно написать кучу бумаг и собрать пять подписей. А должен быть один человек, к которому вы придете, и он всё для вас сделает. «Одного вполне достаточно для решения всех административных вопросов».

О Сибирском федеральном университете у Кёттгена сложилось мнение, что это преимущественно образовательный, а не исследовательский вуз. Главная миссия университетов в Германии – это развитие науки и образования («Никогда в качестве миссии университета мы бы не рассматривали только образование»), хотя у них есть и похожие на наш университеты прикладных наук.
Кёттген не считает, что мировая образовательная система испытывает кризис. Наоборот, по его мнению, до политиков всех стран наконец-­то дошло, что уровень образования – главная предпосылка развития общества и отдельного региона («Самые важные инвестиции – в умы, а не в бетон»). В связи с этим в земле Бремен последние 10 лет пять раз менялось законодательство в отношении образования, и это только укрепляло позиции университетов. В частности, раньше они самостоятельно решали академические проблемы, а теперь автономность распространяется и на финансы, зарплату, строительство и др.
Центральный вопрос, которому в университетах Германии уделяется особое внимание, – подбор профессуры. Процедура эта многоэтапна. Когда появляется необходимость пригласить профессора по определенному направлению, университет объявляет всегерманский конкурс, требования которого достаточно серьезны: портфолио, несколько рекомендательных писем, лидерские качества. Отбирают 5 человек. Из них с помощью экстренной экспертизы (лучших ученых в этой области) в списке на конкурс оставляют троих. Далее совет университета выстраивает кандидатов по рейтингу – первый, второй, третий. Этот список идет на рассмотрение ректора, который может сказать, что его не устраивает ни один кандидат, либо может предпочесть того, кто на третьем месте. Но и это не всё: и местное министерство (правда, в рамках согласования) рассматривает все кандидатуры и, если оказывается неуверенным в выборе, вновь обращается за независимой экспертизой. Зачем все это? Потому что университеты живут за счет этих ученых!
Следят и за тем, сколько нужно профессоров. Однако вопрос: «Допустим, по определенному направлению требуется 5 профессоров, а у нас их в наличии уже 11. Что делать?» – остался без ответа. «Никаких сокращений я бы не допустил. Но решение этой проблемы нужно искать».
Редакция благодарит за помощь в разговоре и подготовке материала преподавателя ФСИЯ Яну Попову (перевод) и представителя ДААД в СФУ Михаэля Валльрафа

А если сравнить?

>> Считается, что в России слишком много университетов, и их число следует сократить для улучшения финансирования остальных. Однако если учесть, что в относительно небольшой Германии 360 университетов, то 1090 вузов на всю Россию – не так уж много.
>> В Германии говорят: «Кто пишет, тот остается. Пиши или уходи». Университеты тянут наверх именно те исследовательские группы, которые публикуются в солидных научных журналах. Правда, профессор в Германии имеет возможность посвящать науке все время. Он может читать лекции, но не более 8 часов в неделю.
>> В Германии в 65 лет ученый должен уйти на пенсию. Средняя оплата труда профессора составляет 5 тыс. евро. Пенсия – это 75% заработка. Это прекрасное обеспечение – вполне можно жить и на 2 тыс. евро в месяц.
>> Финансирование немецких университетов на 95% – государственное, точнее, их содержат те земли, на которых они расположены. Но часть денег, особенно предназначенные на проведение исследований, университеты получают на конкурсной основе.
>>Земли не имеют никакого влияния на принимаемые решения – университеты очень автономны и всё решают сами. В некоторых вузах в советы университета входят значимые общественные фигуры, но они только участвуют в обсуждении стратегических вопросов.
>> Образование в Германии бесплатное, и лишь в некоторых землях университеты берут плату – в размере около 1 тыс. евро в год. Учиться можно, где хочешь и чему хочешь – экзаменов нет. Студенты обращают внимание на то, платное обучение или нет; в некоторых вузах есть внутреннее ограничение на обучение той или иной специальности (конкурс бывает на медицину, биологию, психологию). А главное – стараются выбрать сильный университет: это будет иметь влияние на дальнейшую карьеру.

Средняя оценка: 4.6 (проголосовало: 9)