В кино ходила Анна МЕРЗЛЯКОВА

Рождественская история: не закрывай глаза

Фильм: Рождественская история
Режиссёр: Роберт Земекис
США, 2009

По традиции кинотеатры, наряду с производителям искусственных ёлок и дедов морозов, уже в ноябре включаются в предновогоднюю продажу веры в чудо и хорошего настроения. «Рождественская история» Роберта Земекиса, в основе которой литературное моралите от Ч. Диккенса, вышла на старт первой. Но ни серпантина в голове, ни голливудской сентиментальности, ни любовного послевкусия ждать от фильма не стоит. Нравоучительная история о старом скупердяе Скрудже, презирающем всё, кроме звонкой монеты, как мистическая голографическая открытка: повернёшь одним боком – вздрогнешь от ужаса, другим – вскрикнешь от восторга.

Роберт Земекис в новом фильме продолжает эксперимент по скрещиванию компьютерной анимации и 3-D технологий, который был начат им ещё в «Полярном экспрессе» и «Беовульфе». Свежевыпеченная сказка в какой-то мере открывает новые возможности в создании захватывающей, осязаемой картинки на экране. «История» удивительно тонко детализирована: каждый волосок на голове Скруджа, каждая морщинка или складка пальто становятся осязаемыми. За анимированным стариком легко узнаваем Джим Керри со своими характерными ужимками и кривлянием. Но на подобные чудеса нужны большие деньги, которых создателям, видимо, не хватило, отчего все остальные герои фильма выглядят восковыми нарисованными человечками. Зато виды старого заснеженного Лондона, погружённого с праздничную суету, завораживают доброй красотой и волшебной атмосферой! Для тех, кто «любит покрасивее» – в самый раз.

Но даже при наличии в фильме «открыточных» сцен по голливудским стандартам «Рождественская история» нисколько не заигрывает со зрителем, подчиняясь диккенсовскому мрачному повествованию. Поэтому человек «в ожидании чуда» просто шокирован появлением жутковатого призрака в кандалах, встречей с призраком смерти и стремительным полетом в могилу. Так классическая история об искуплении грехов и добросердечии очень удачно сталкивается с трёхмерной анимацией, заставляя зрительный зал вжиматься в кресла и замирать от страха.

Хоррор по-скандинавски

Фильм: Впусти меня
Режиссёр: Томас Альфредсон
Швеция, 2008

Кинематограф со времён Фридриха Мурнау, снявшего давно ставшего классикой «Носферату», активно использует нехитрую формулу «вампирского» ужастика и по сей день. Отсюда и «Сумерки» Катрин Хардвик вкупе с «Новолунием», и американский сериал «Настоящая кровь». Современный зритель легко покупается на белизну заострённых клыков, смертельную бледность героев и кровавые сцены.

Современный зритель с такой мотивацией побежит смотреть «Впусти меня» – картину шведского режиссёра Томаса Альфредсона, снятую по одноимённому роману Джона Айвиде Линдквиста. Современный зритель будет неожиданно удивлён, когда вместо осиновых кольев, чеснока и готических пейзажей откроет для себя заснеженную мистическую драму об одиночестве, любви и дружбе.

В игрушечном пригороде Стокгольма Блэкенберге, нарисованном будто по школьной линейке и наполненном ледяной тишиной, встречает свою 12-ю зиму маленький Оскар (Каре Хедебрант) . Долговязый, белобрысый мальчик с голубыми глазами и небрежно наброшенным шарфом – словно Кай из сказки Андерсена. В школе – бесконечные издёвки и побои от сверстников, в семье – развод родителей, скучное проживание с мамой и редкие встречи с отцом, в душе – подростковое одиночество и затаённая злоба, похожая на кусочек льда. Поэтому Оскар бережно собирает вырезки о разных убийствах и упражняется с ножом на заднем дворе, мечтая отомстить своим обидчикам. Однажды он знакомится со своей новой соседкой Эли (Лина Леандерссон). Она не знает своего точного возраста, но ей всегда 12, она ходит зимой босиком и быстро собирает кубик Рубика. А еще её окна заклеены плакатами…

«Впусти меня» очаровывает своим образным обаянием и тонкой эстетикой арт-хаусного кино.

Девочка-вампир Эли в картине – не героиня мрачного триллера, а часть мистического невидимого мира, соприкасающегося с миром людей. Кровавые сцены эстетизированы и не вызывают отвращения, потому что кровь у Альфредсона – не просто человеческая субстанция, а яркая метафора живого потока, льющегося из человека и даже вампира. Неуловимая призрачная красота есть в филигранной постановке сцен, и в этом – высокое мастерство режиссёра и оператора Хойте Ван Хойтема. Снег, падающий из чёрного неба, еле видный отпечаток руки на стекле, пальцы, трогающие кусочки льда, молчаливое общение перестукиваниями по стене азбукой Морзе, – это хрупкий беззащитный отроческий мир, полный зарождающихся болезненных чувств и тайных желаний. Сплетение замёрзших рук, неуклюжие объятия, осторожное прикосновение к коже – в этом удивительная пластика кино.

Сцены фильма достаточно разноплановые: здесь и обильное кровавое насилие, и элементы сверхъестественного, и объяснение в любви, и счастливый финал. Интересна мифологическая основа фильма: по фольклорным повериям, вампир может переступить порог чужого дома, только получив приглашение хозяина….

Скандинавская эстетика фильмов ужаса не культивирует брутальные и наивные вампирские сцены, испугать – не первостепенная задача Альфредсона. Страх у режиссёра – тонкое чувство, не перекрывающее основную историю, а усиливающее её драматические, тревожные интонации.

«Впусти меня» – серьезное, взрослое кино о том, как можно сбежать от тьмы одиночества, страха и ненависти, протянув руку любви другому и впустив его в свое сердце. Эли помогает Оскару найти в себе внутреннюю силу, уверенность и храбрость. А угловатый мальчик научит её по-настоящему любить. И в этих мистических отношениях – настоящая человечность, такая живая и ощутимая на фоне блёклой обывательской жизни взрослых. «Впусти меня» – романтическая драма, полная ускользающей красоты и ощутимой поэзии. От этого не можешь оторвать взгляда.

Средняя оценка: 3.4 (проголосовало: 7)