Размышления на фоне философской конференции

Автор — М.П. Яценко, канд. филос. наук, доцент кафедры философии ИФП

«Любознательность создает ученых и поэтов» (А. Франс).

23 апреля на базе института фундаментальной подготовки состоялась научная философская конференция, которая проходила в рамках Дней Науки в Сибирском федеральном университете.

Ведущая конференции профессор Романюк Галина Николаевна подчеркнула, что мероприятие носит юбилейный характер не только на фоне приближающейся 65-й годовщины великой Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Важно, что подобные конференции в институте начали проводить четверть века назад, то есть накануне 40-летия Победы.


Несмотря на разнообразие представленных тем, что свидетельствовало о многоаспектности интересов студенчества, общий настрой участников конференции в значительной мере определялся также тем, что ведущий вектор научных исследований кафедры философии связан с проблемами образования и глобальными тенденциями современности. Под руководством заведующего кафедрой доктора философских наук, профессора Пфаненштиля Ивана Алексеевича по данной тематике было подготовлено несколько десятков аспирантов, а также постоянно издаются монографии и учебные пособия.

Тем не менее, в центре внимания участников конференции оказалась, как и следовало ожидать, судьба России, ее настоящее и будущее, что и неудивительно: жить в глобальном мире и решать непростые проблемы придется нашим сегодняшним студентам.


Многие слушатели, находившиеся в зале, выразили свое удивление не только по поводу широкого диапазона представленных докладов – от любви до зарождения Вселенной – но и глубины интересов своих сверстников. «Казалось бы, мы, студенты политеха, изучающие точные науки, будущие инженеры должны быть несколько «суховаты». Да, и рассуждать философски дано не каждому. Но в том, что среди студентов технических специальностей можно встретить настоящих философов, я убедился окончательно! Студенты поразили меня не только ораторским мастерством, но и глубокими знаниями в рамках подготовленного материала. Хотелось бы отметить, что каждый выступающий старался высказать свою точку зрения и обосновать ее. И вот, как только студент произносил «Спасибо за внимание!», аудитория сразу же оживлялась! Задавали очень много вопросов, иногда мне даже становилось жаль докладчика, но каждый из них справился с подобным испытанием без особого труда! Даже, если где-то студент затруднялся ответить, слушатели, преподаватели и остальные докладчики-все вместе, рассуждая, находили ответ на вопрос. Хотя, наверное, для философии не так важен ответ…» (Кучеренко Н., МТФ)


Некоторые участники в процессе выступления использовали также презентации, что очень украсило конференцию, а также усилило интерес к этому мероприятию со стороны участников и слушателей.

Проблемы проблемами, но на улице долгожданная весна и Селиванов Сергей (гр. АТ 08-04, научный руководитель – Бороноева Н.А.) своим докладом «Любовь как способ человеческого существования» не только напомнил об этом, но и попытался философски взглянуть на эту проблему. Несмотря на то, что докладчик был озабочен в первую очередь проблемами половой любви во всех ее философских проявлениях, однако это не сбило участников конференции с конструктивного настроя.

Возникла дискуссия (такая же вечная, как и любовь) по поводу того, можно ли «исправлять» любимую, в частности, попытаться избавить от не очень полезных привычек и т.п. В связи с этим, как всегда, были высказаны различные точки зрения, связанные с пониманием любви и свободы, с учетом современных глобальных тенденций.

И, тем не менее, вернуться к более широкой наполняемости понятия «любовь» участникам конференции пришлось позже, когда возникла дискуссия по поводу несовершенства механизма возврата наших молодых кадров, в свое время уехавших из страны. На вполне искреннее изумление одного из участников: «А что, есть и таковые?» были даны ответы и приведены факты, свидетельствующие о том, что в обществе, пусть и медленно, все-таки появляется тенденция к выздоровлению, ведь проблема «утечки мозгов» только вершина айсберга, который несет в себе глобализация.

А мне вспомнилось, как после первого, невиданно длительного по тем временам (1979), пребывания за границей, мы, студенты четвертого курса, возвращаясь, не спали, вглядывались в темную апрельскую ночь, в ожидании границы. И радость от того, что вроде мелькнул уже столб полосатый, была вполне искренней.

И все же, полное отсутствие корневой системы и иллюзия особой востребованности на чужбине – это симптомы глобального мира, с которыми нельзя не считаться, хотя «кораблю, который не знает куда плыть, ни один ветер не будет попутным».

«Если путь твой к познанию мира ведет,
Как бы ни был он труден и долог – вперед!»

Королёв В.Н. в своем докладе «Современные представления о строении Вселенной» (группа АТ 08-02, научный руководитель – Бороноева Н.А.). привел множество любопытных фактов, поразив зал не только глубиной знаний по теме исследования, но и умением оперировать последними научными открытиями, что свидетельствовало о широте интересов наших студентов: от микро- до макромира. «Можно ли говорить о сходности процессов расширения Вселенной и расширением социального пространства?» - этот и другие вопросы, возникшие к докладчику, свидетельствовал, в частности, о научном потенциале современного российского общества.

«Величие народа не измеряется его численностью, как величие человека не измеряется его ростом; единственной мерой служит его умственное развитие и его нравственный уровень» (Гюго).
Ленева Е.А. (группа КИ 08-04; научный руководитель – Романюк Г.Н.) своим докладом «Русская душа» в русской философии и в современном мире» в очередной раз ставила вопрос о путях развития современного российского общества.

«Противоречивость русской души определялась сложностью русской исторической судьбы, столкновением и противоборством в ней восточного и западного элементов… Но в душе русского народа остался сильный природный элемент…

Русский народ… есть совмещение противоположностей. Им можно очароваться и разочароваться, от него всегда можно ждать неожиданностей, он в высшей степени способен внушать к себе сильную любовь и сильную ненависть. Именно поэтому он вызывает беспокойство народов Запада».

Складывалось впечатление, что бичевать свои пороки (пусть не по-чаадаевски), одновременно наслаждаясь ими, – это наше хобби, постепенно перерастающее в.профессионализм.

«Если можешь, иди вперед века,
Если не можешь, иди с веком,
Но никогда не будь позади века» (В.Брюсов)

Продолжением темы явилось выступление Тюрюминой Анастасии (МТ 08-08, научный руководитель – Яценко М.П.) «Особенности формирования глобального мировоззрения в России», где была показана не только амбивалентность процессов глобализации, но и особое осознание глобальности в русском сознании. Было подчеркнуто, что историческое и этническое развитие России, с одной стороны, способствует формированию глобального мировоззрения человека, а, с другой – создает препятствия ему. Очень украсила выступление Анастасии презентация, где своеобразными, «радужными» средствами была предпринята попытка исследовать глобальность как принципиальную характеристику русского общества.


«В течение всей истории России идеологически и православие, и старообрядчество, и коммунистическая доктрина опирались на общинность (соборность), как идеал социального существования. Поэтому для россиян представление о глобализации включает в себя, прежде всего представление об объединении человечества для решения глобальных проблем…

Исторически население России, по сравнению с европейцами, значительно более осведомлено об истории, географии, языке, культуре европейских стран и США в связи с насильственными процессами аккультурации, предпринимаемыми российской политической элитой на протяжении столетий, то есть национальный менталитет россиян более приспособлен к мировой культурной интеграции. Это подтверждается наличием в русском языке большого количества иноязычных слов и соответствующих им понятий, как европейских, так и азиатских языков, по сравнению с наличием в европейских языках слов русского или азиатского происхождения…

Этнокультурное объединение происходило с усвоением иноплеменной и иноземной культур, что делало российскую культуру универсальной и способной к культурным заимствованиям без утраты своей культурной индивидуальности, в отличие от европейских культур, долгое время сохранявших свою мононациональность. До сих пор в европейской научной литературе используется термин национальное государство, как синоним понятия страна, хотя сегодня почти все государства Европы полинациональны.
Все допустимое «разнообразие» здесь заключается не в том, что каждый народ и каждая цивилизация привносит в этот глобальный мир свою собственную специфику, но в том, что преодоление национальной и исторической самобытности перед лицом общеобязательного штампа в каждом конкретном случае проходит по-разному, а процесс стандартизации и унификации имеет некоторые отличия» (Тюрюмина А.).

Коваль Яна (группа МТ 08-08; научный руководитель – доцент Яценко М.П.) представила доклад «Философия жизни» и современный глобальный мир», где попыталась решить непростую задачу: на фоне одного из самых значительных философских течений проанализировать представления современного студенчества о своей жизненной философии. Все это сопровождалось презентацией, где был задействован не только довольно красочный, но и впечатляющий по содержанию материал.

«Философия жизни» - в широком смысле слова всякая философия, ставящая вопросы о смысле, цели, ценности жизни, особенно если она оставляет в стороне теоретическое знание, обращаясь к неподдельной полноте непосредственного переживания. Философия жизни стремится «понять жизнь из нее самой»; она стоит на стороне чувства, инстинкта, выступая против интеллекта; она защищает иррационализм и мистику от всякого рационализма, созерцание - от понятия, «творческое» - от «механического».

«Воля к власти» - это право только сильного, обыденная же мораль подрывает эту волю, она проповедует любовь к ближнему и сострадание. В книге «По ту сторону добра и зла» он определяет мораль и понятия «добро и зло» только как толкования, которые основываются на неморальных ценностях, на государственных интересах. «Среди худших зол, – пишет Ф. Ницше, – есть зло поклонения государству. Государство там, где есть толпа, где человек теряет самого себя. «Бегите от идолопоклонства», – призывает он» (Коваль Я.).
Докладчик, используя учение представителей «философии жизни» подчеркивает: деятельность человека, его верования и принципы формируются в обществе, предписания которого способствуют его выживанию и сплочению людей в общественное целое. Существуют мораль и религия вдохновения, исповедуя которые человек становится свободным и творческим существом, что становится особо актуальным в современных условиях.

«Наука не является… законченной книгой. Каждый важный успех приносит новые вопросы»
(Эйнштейн).

Влашинец М.И. «Позитивистские течения в философии и современный глобальный мир» (группа МТ 08-08; научный руководитель – доцент Яценко М.П.)

Докладчик довольно убедительно, на фоне презентации, говорит об актуальности своей темы, ведь с приходом нового столетия появились новые философские течения, которые отвечают вопросам и проблемам современности. Одним из таких направлений является позитивизм и его исторические формы. Главный тезис позитивизма состоит в том, что подлинное (положительное) знание о действительности может быть получено только лишь конкретными, специальными науками.

Процесс познания становится единственным предметом философии как строгой науки; изучение процесса познания не должно оказаться в плену односторонних материалистических или идеалистических подходов, не должно поддаваться аргументации этих противоборствующих философских школ. Процесс познания един, однороден, поэтому применение научных методов возможно не только при изучении природы, но и общества и человека. Наконец, наука - не только модель человеческого познания, но и основное средство переустройства и совершенствования жизни.

Сциентизм провозглашает, что оптимальной основой человеческой жизнедеятельности является наука, а идеалом научного знания является естественнонаучное знание. Противоположностью этой позиции является антисциентизм, в рамках которого развиваются идеи о враждебности науки человеку, о невозможности построить человеческую жизнь на научной основе.

Следует согласиться с неопозитивизмом в том, что процесс мышления, процесс познания становится доступным логическому исследованию лишь в языковой форме. Отождествление форм языка и форм логики открывало новые возможности для комплексного анализа знания, в частности, для логико-лингвистического анализа. Движение от языковой формы к формально-логической, а также от математико-логической формы к более общему логическому формообразованию открывает возможность, с одной стороны, движение «восхождение», ко все более широкой формализации, с другой стороны, нисхождение от более общих логических форм к более конкретным языковым высказываниям.

Вся история позитивизма представляет собой в этом смысле интереснейший парадокс: на каждом новом историческом этапе позитивисты ратовали за все более последовательную и строгую «ориентацию на науку и вместе с тем на каждом новом этапе они все в большей мере утрачивали контакты с действительным содержанием развивающейся научной теории.

Кандидат философских наук, доцент Бухтояров М.С. выступил с докладом «Глобализация образования», который явился следствием плодотворного союза преподавателей и студентов (Егоров Е.А. ЭМ 09-18 М «Двухуровневая система образования: Кузница кадров в новом формате» и Потехина Е.А. ЭМ 09-20 М «Двухуровневая система образования: трудности перехода») по такому актуальному вопросу, как особенности реформирования современной образовательной системы на фоне Болонских соглашений.

«Мы несомненно осознаем, что в глобальном понимании вопрос об интеграции отечественного образования в европейское образовательное пространство в настоящее время не стоит. Сегодня Россия является неотъемлемой частью Европы во всех смыслах, и в первую очередь это касается рынка образовательных услуг, который на протяжении последних пятнадцати лет сохраняет стабильную динамику роста интереса к своему высокому качеству».

В условиях фактического вхождения России в Болонский процесс вопросы должны касаться того, какие ценности и приоритеты европейского образования для нас наиболее приемлемы и, что мы можем преподнести европейцам как конкретное предложение.
В современных условиях жестких рыночных отношений вхождение России в Болонский процесс может послужить хорошим толчком для продвижения отечественного образования на европейском рынке образовательных услуг, притом, что отечественные образовательные традиции давно зарекомендовали себя во всем мире и пользуются огромным успехом. Другая сторона вопроса, насколько наша страна экономически готова к реализации такого шага, хотя вопрос с правовой точки зрения уже исчерпан и осталось только воплощать договоренности в жизнь. И, тем не менее, вопросов, которые требуют незамедлительных и конкретных ответов остается много.

Отечественная образовательная и академическая элита разделилась в этом вопросе, и консенсуса в ближайшем будущем ждать не приходится. Сам министр В.М.Филиппов утверждал: «С одной стороны, мы должны воспользоваться Болонским соглашением, чтобы повысить качество российского образования, с другой стороны, самое страшное – это желание быть ни на кого не похожим. Вот это опасно. Как показывает опыт цивилизации, это приводит к деградации. Мы не можем проводить свои реформы без учета мировых тенденций»

Понятно, что Болонский процесс приведет к потере отечественных образовательных традиций, основывающихся на прочной фундаментальной основе. И в этом смысле какие-либо кардинальные изменения могут только ухудшить процесс внутренней модернизации образования, требующей все новых и новых преобразований, вызывающих неоднозначную оценку общественности.
Современный российский вуз помимо научного ядра является и социокультурным центром, что вполне способствует становлению полноценной и конкурентоспособной личности. Выпускник российского вуза вполне способен профессионально действовать на производстве, причем его теоретические знания отчасти подкреплены полноценной практикой, особенно в области естественных и технических специальностей.

Подмосковный город Зеленоград является самым ученым городом Европы. Людей с высшим образованием в Лондоне – 37%, Париже – 30%, Москве – 41%, а в Зеленогорске – 44%. (Аргументы недели, 2010. – 22 апр.)

Понимание роли вступления России в Болонский образовательный процесс требует гармонизации всех точек зрения «за» и «против», что должно отразиться в итоге в выстраивании новых образовательных форм и стандартов.

Сторонники вхождения России в Болонский процесс понимают: одно из его преимуществ в том, что в настоящее время создается единая политическая Европа с единой конституцией, единое экономическое пространство без границ, единый финансовый режим с единой валютой. При этом получается, что построение единого европейского образовательного пространства в целом сочетается с построением так называемой «Единой Европы». Как ни странно, но участие России в жизни единой Европы наиболее полно отражается только в образовательной сфере.

В России сегодня работают 25 тыс. докторов наук. В США – более 16 тыс. докторов наук, бывших наших соотечественников.
Далее, не говоря ни слова о существующей в Российской Федерации системе среднетехнического (среднеспециального), высшего и поствысшего (аспирантуре, докторантуре) образования, не производя сопоставления между ней и англосаксонской системой, не делая ни малейших попыток найти возможность согласования с зарубежными партнерами образовательных стандартов и обеспечения взаимного признания эквивалентности дипломов, он однозначно отверг отечественную образовательную структуру и безоговорочно принял зарубежную.

Чтобы ответить на первый вопрос, обратимся к некоторым историческим фактам. За точку отсчета возьмем конференцию министров образования (1971) на которой были обозначены пять основных моментов общеевропейского измерения в образовательных системах: взаимное признание дипломов; обоснование идеи формирования европейского университета; кооперация вторичного и высшего образования; создание европейского центра развития образования; учреждение неограниченного государственными границами института высшего образования.

Через пять лет, в 1976 г., состоялась презентация программы действий, в которой были обозначены шесть пунктов: доступ в высшую школу; признание дипломов; общие программы обучения; короткие образовательные программы; информационная политика и Европейский университетский институт. Нетрудно заметить, что данный документ, подготовленный в духе решений конференции министров образования (1971), вполне определенно был нацелен на унификацию европейских образовательных систем в соответствии с основополагающими идеями Римского договора 1957 г. об интеграции стран Европы. Однако как дальше развивался этот процесс?

В России происходит постоянное снижение числа научных работников. В 1990 г. их было 1 млн. 300 тыс., в 1995 г. – около 600 тысяч. Сегодня – около 376 тысяч.

Формально до 1992 г. шло уточнение целей и задач кооперации высшего образования на пространстве Евросоюза посредством реализации следующих проектов: Comet - усиление взаимодействия высшего образования и промышленности (университетско-производственные структуры и университетско-индустриальные обмены людскими ресурсами); Erasmus - программа разработки согласованных между вузами различных стран учебных планов и программ; Lingua - распространение с 1989 г. в странах Евросоюза практики студентов и преподавателей по овладению языком в стране пребывания; Tempus - долгосрочные структурные программы высших учебных заведений стран Центральной и Восточной Европы. На самом деле идеи европейской интеграции в сфере образовательной политики, направленные на унификацию учебных программ, встретили жесткое сопротивление со стороны постоянного состава высших учебных заведений. И в этом нас убеждают документы, являющиеся основой Болонской декларации. Это - Университетская хартия (Magna Charta Universitatum - 1988) и Сорбоннская декларация (1998). Например, среди провозглашенных в Хартии 9 принципов деятельности университетов и 5 положений механизма их осуществления вопросы согласования образовательных стандартов и разработки единых подходов к определению содержания образовательных программ фактически отсутствуют. Основное место в них заняли «автономность университетов, их независимость от политических, экономических и идеологических властей, ... свобода в деятельности» и т. д. Задача достижения «равнозначности дипломов, квалификаций, степеней, экзаменов», сформулированная в механизме осуществления принципов деятельности университетов, выглядит на общем фоне не более чем вежливой данью традиции.

На Берлинской конференции министров, отвечающих за вопросы образования в странах-участницах Болонского процесса, проходившей 18-19 сентября 2003 года, было принято решение подтвердить статус Российской Федерации как полноправного члена европейского образовательного сообщества. Так, согласно подписанной Декларации Российская Федерация обязуется до 2010 года реализовать ее основополагающие принципы, которые требуют кардинального изменения подходов к построению и реализации образовательной политики в целом.

Позиция университетского сообщества, отражающая социально-групповые интересы представителей постоянного состава образовательных систем, легко объяснима. По-другому они мыслить не могут, но что произошло с высшими государственными чиновниками (министрами образования), подписавшими совместную декларацию в Сорбонне (1998). В ней вообще не упоминается схема бакалавр — магистр— доктор и т.д. Зато основное место в Сорбоннской декларации заняли понятия «мобильность, признание, доступ к рынкам труда и призыв к повышению конкурентоспособности европейского высшего образования».. (Байденко). В дальнейшем они стали политической сутью заявления о «Зоне европейского высшего образования» (Болонья, 1999) и «Декларации о Европейском пространстве для высшего образования» (Берлин, 2003), подписанных министрами образования европейских стран.

Единственным отличием англосаксонского бакалавриата от отечественной системы среднетехнического (среднеспециального) образования является факт признания первого как высшего. Вполне понятно, что с точки зрения индивидуальных интересов социальный статус инженера предпочтительнее, чем статус техника. Однако чем же на самом деле отличается, скажем, американский бакалавр (инженер) от российского техника? Практически ничем. В общественном производстве они занимают одну и ту же нишу. Даже советский специалист с неполным высшим образованием мог претендовать на более высокий социальный статус. Однако магия слова «высшее» производит определенное впечатление на общественное сознание и при наличии выбора молодежь отдает свое предпочтение скорее диплому бакалаврчем диплому техника, что предопределило отток абитуриентов. Если при этом учесть, что потребности в образовательных услугах реально проявляются не в желаниях абитуриентов овладеть знаниями, навыками и умениями по специальности, а просто получить диплом, то становятся вполне очевидными их предпочтения в пользу меньших затрат и усилий, предоставляемых коммерческими учебными заведениями.

С середины 1990-х гг. количество студентов увеличилось в два с лишним раза. Например, в Петербурге студентов 453 тысячи, т.е. десятая часть всего населения города. Перепроизводство выпускников по специальностям «юрист», «менеджер» и «экономист» в России достигнет 300% к 2014 году.

Еще более запутанная ситуация с системой кредитов (ЕСТS). Может, кредит действительно является той когнитивной единицей, над разработкой которой в свое время трудились ученые Советского Союза, пытаясь создать единые основания для оценки эффективности учебно-воспитательного процесса?

Однако в лиссабонской конвенции «О признании квалификации» (1997) имеется всего лишь предложение считать академический год равным 60 кредитам, т. е. вместо количества отработанных часов по каждой учебной дисциплине указывается число кредитов. Обеспечение совместимости этого показателя (в Норвегии учебный год состоит из 20 кредитов, в Исландии - 30, в Финляндии, Швеции, Эстонии, Латвии и Литве - 40, в Голландии - 42 и т.д. особых трудностей не вызывает. Проблема заключается в другом. Так называемый кредит не дает ответа на вопрос о содержании полученной обучаемым квалифика¬ции. Чем, собственно говоря, отличаются сведения об учебе студента, за¬писанные в виде количества полученных им кредитов или количества отработанных часов?

Введем дополнительный показатель - название учебной дисциплины, являющееся конечным пунктом в европейских документах о полученном образовании. Что в этом случае нам дают сведения о кредитах или о количестве отработанных часов? Только некоторое субъективное представление о соотношении затрат учебного времени на освоение определенного учебного материала, основанное на личном опыте проверяющего. Информации о базе знаний по данной учебной дисциплине кредиты не дают.

Прибавим еще один показатель - наименование тем занятий, что уже выходит за пределы болонских документов. В этом случае сведения о количестве затраченного времени на изучение тем занятий субъективно можно связать с возможностью получения прошедшим обучение вполне определенной системы знаний. Однако эта возможность появляется лишь при наличии общепринятых учебных планов и программ. Болонские документы эту процедуру отвергают и в целом этот «процесс направлен на сближение, а не на стандартизацию или унификацию высшего образования в Европе. Незыблемыми являются принципы автономности и многообразия». В частности, на съезде европейских ректоров в Саламанке (Испания) говорилось о том, что «...будущее высшего образования зависит от его способности эффективно организовывать это бесценное многообразие таким образом, чтобы получить от этого пользу, а не препятствия, гибкость, а не путаницу». Следовательно, кредит не может служить показателем, свидетельствующим о качественных характеристиках полученного образования, так как он не связан с конкретной базой знаний.

О кредите как едином стандарте можно говорить лишь в том случае, если будут выработаны единые представления о модели специалиста, о минимально необходимой базе знаний, позволяющей сформировать соответствующие профессиональные качества и о минимально необходимом количестве учебного времени для трансляции этой базы знаний. Иначе говоря, только на этом уровне закладывается стандарт содержания образования, позволяющий сопоставлять различные программы обучения, принимать согласованные решения о минимально необходимых (базовых) знаниях по каждой из учебных дисциплин, обеспечивать совместимость образовательных систем и т.д. Вполне понятно, что кредиты такой информации не дают.

Но это еще не все. Общее количество отработанных по любой из учебных дисциплин часов и перечень изученных тем не дают оснований для выводов о качественной характеристике учебного процесса, так как содержательно знания структурно делятся на системные, предметные и процедурные, что предопределяет способы передачи и возможности их усвоения. Иначе говоря, без информации о формах обучения составить целостное представление о полученной квалификации практически невозможно.
Предметные знания дают сведения о количественных и качественных характеристиках изучаемых объектов, процессов и явлений в конкретной сфере жизнедеятельности человека. Их усвоение возможно только в процессе диалогических форм занятий (семинаров, тренировок и т. д.) и предполагает активную работу обучаемых.

Процедурные знания отражают алгоритмы использования системных и предметных знаний в соответствии с актуализированными потребностя¬ми человека и направлены на их удовлетворение. Овладение этими зна¬ниями предполагает постоянные упражнения, что можно сделать только на разного рода практических занятиях.

Таким образом, Болонский процесс совершенно не ориентирован на обеспечение качества образовательных услуг. Его главная цель заключа¬ется в создании условий для мобильности студентов и преподавателей в европейском образовательном пространстве. Болонский процесс необходим ВТО, заинтересованной в превращении образования из системы воспроизводства человеческого потенциала в рынок услуг, эксплуатирующий индивидуальные интересы потребителей и элиминирующий национально-государственные интересы вовлеченных в него стран.

Насколько он отвечает общегосударственным интересам Российской Федерации? На каких условиях Российская Федерация в соответствии со своими интересами может участвовать в интеграции европейского образователь¬ного процесса?
Только на условиях действительного совершенствования качества учебного процесса. Ибо действительный общегосударственный интерес заключается в воспроизводстве качественных характеристик человеческого потенциала общества и только на данной основе можно говорить о мобильности кадров.

В.М.Розин отмечает: «… образованный человек – это не только специалист и не только личность, а именно человек культурный и подготовленный к жизни. Подготовленный не просто к нормальной жизни и отлаженному производству, но и к испытаниям, сменам образа жизни, к изменениям… Подобно тому, как стало естественным образовательное требование, связанное с умением обучаться и переобучаться, должно стать естественным требование для образованного человека быть готовым к испытаниям, к неоднократной смене своих представлений, мировоззрения, мироощущения

Признавая Болонский процесс реальной инициативой (вызовом) Европейского сообщества по созданию глобального рынка образовательных услуг, следует четко обозначить национально-государственные интересы Российской Федерации в данной сфере жизнедеятельности людей. Во-первых, социальное назначение системы образования заключается в вос¬производстве качественных характеристик в первую очередь граждан сво-ей страны. Во-вторых, предоставляемые интеграционные возможности в европейское образовательное пространство следует использовать для повышения качества подготовки отечественных специалистов и расширения влияния российского высшего образования за рубежом.

Зависимость глобализации от состояния образовательных практик сегодняшнего дня порождает многообразие и международных, и региональных инициатив, ориентированных целями воспитания «нового человека». Задачам его формирования придается значение важнейшего элемента стратегии «по¬стиндустриального», или «информационного» общества. Реализация неолиберального замысла «нового человека» осуществляется средствами обширного арсенала современных технологий, от психологических и социальных до информационных, образовательных и идеологических.

После этого выступления обсуждалась реформа в образовании, а именно - степень бакалавра и магистра. Проблема новшества, как студент-бакалавр, очень актуальна. Так как в аудитории присутствовали студенты, которых уже коснулась такая проблема, развилась достаточно долгая беседа.

Все остались очень довольны итогами конференции. «Советую всем не упускать возможности посетить подобные собрания. Я уверена, что каждый слушатель узнал много нового и, после прослушанных докладов, ему захочется задуматься о многих вопросах, касающихся каждого из нас» (Кучеренко Н., слушательница).

«Отсутствие понимания необходимости развития человеческого бытия в направлении постепенного объединения человечества, но с сохранением многообразия и своеобразия человеческих отношений, разнообразия культур может привести к деградации общества. Высоко абстрактное понимание событий современной действительности позволяет умственно (в мысли) охватить целостность глобализирующейся человеческой жизни. При этом попытки достичь порядка только путем стандартизации и унификации внешнего или внутреннего человеческого бытия могут привести либо к регрессу цивилизации либо к мировой всечеловеческой войне. И только формирование высоко абстрактных понятий, таких как исследованное в нашей работе понятие «глобализация», позволяет человеку подняться над исходными предметностями бытия, удерживая в поле умозрения его целостность. Персональная идентичность человека может жить и на таком предметном уровне, который предстает как результат глобализации. Человеческое «Я», освоившее и этот этаж идентичности, может стать стабилизирующим фактором по отношению к глобализирующемуся и хаотизирующемуся миру. В идеале человек должен осознать себя глобальным существом, обитателем ноосферы» (Тюрюмина А- докладчица.).

«Чтобы дойти до цели – надо идти» (О.Бальзак)

Идем. И, оглядываясь, видим не только тени. Это вселяет надежду…