За месяц до войны

Музей СФУ открывает рубрику «Ценный экспонат», в которой будет представлять наиболее интересные предметы, хранящиеся в его фондах. Некоторые экспонаты имеют уникальную судьбу, могут рассказать не только о себе, но и о тех людях, кому они принадлежали, раскрыть целую историю.

Перед нами лежит розоватого цвета сильно потрёпанная грамота. В глаза бросаются портреты вождей В.И. Ленина и И.В. Сталина. Посередине изображён герб — серп и молот на красном фоне, выше — четыре буквы «УССР», ниже крупными буквами — «ПОХВАЛЬНА ГРАМОТА».

Она написана на украинском языке, дана ученице 3 класса «Г» средней школы № 18 города Запорожье Вере Криворотько — за успешную учёбу и примерное поведение. Грамота датируется непонятной для многих из нас датой — 16 травня 1941 года. Это месяц май.
Девочка Вера, поступив в школу в 1939 году, была отличницей. Учителя её ценили, Верочка была старостой класса и, кроме того, помогала отстающей в успеваемости однокласснице. Была и особенная на ней обязанность, совершенно непонятная современной молодёжи, — Вере поручили следить за чистотой чернильниц, которые девочка брала домой и тщательно промывала. Вот за такие примерные качества в конце учебного года Криворотько вручили грамоту, которая, волею судьбы, дожила до сегодняшних дней. Оставалось чуть более месяца до начала Великой Отечественной войны…

Война многим людям запомнилась, конечно же, не числом войск и географией сражений. У каждого была своя война, и память сохранила свои собственные воспоминания. Вера Ивановна, тогда ещё 10-летний ребёнок, тоже запомнила свои картины той эпохи.

Первым эхом войны для пока ещё далёкого от фронта Запорожья стало изъятие у населения радиоприёмников — чтобы фашисты не вещали провокационную информацию. Все новости теперь люди слушали через репродукторы, установленные на столбах. С начала июля, когда «Люфтваффе» завоевал господство в воздухе, а Красная Армия понесла чувствительные потери, немецкие самолёты стали летать над Днепрогэсом и бомбить населённые пункты. Окна плотно завешивали одеялами, чтобы не было видно света. Даже не разрешали вывешивать бельё на улице. Крыши и стены домов красили пепельной краской для маскировки. Во дворе мужчины вырыли зигзагообразную «щель» (траншею), в которой прятались жители во время бомбёжки. Навсегда Вере врезался в память ужасный гул немецких самолётов.

Отец Веры был рабочим на авиационном заводе в Запорожье. Заводчанам не разрешали покидать рабочие места, и во время сильных взрывов многие мужчины, падая на работающие станки, повреждали руки и лицо.

Все оставшиеся войска Красной Армии на Юго-Западном фронте были сосредоточены под Киевом, что позволило фашистам беспрепятственно форсировать Днепр и начать захватывать южные города. В середине июля на остров Хортица, в 30 км от Запорожья, был высажен немецкий десант. На авиазаводе объявили срочную эвакуацию женщин и детей, а мужчины оставались грузить оборудование. Большой семье Криворотько (у Веры были три маленькие сестры и один брат) и ещё четырём семьям дали одну подводу и два часа, чтобы доехать до ж/д станции. Там их ждал товарный состав, в котором соорудили деревянные нары. Пока женщины и дети грузились в вагоны, над станцией появились три немецких самолёта и начали бомбить. Люди бросились врассыпную, кто куда. Когда бомбёжка закончилась, им велели заклеить окна газетами в каждом вагоне. Мужчины нарубили ветки деревьев, пытаясь замаскировать состав под «лес». Но это не спасло, и бомбёжки продолжались в течение всего пути, во время которого, кстати, из еды беженцы получали лишь кусочки хлеба с водой. Куда их везли и на сколько – никто не знал. Сказали: «Ненадолго». Но эта «недолгая» поездка продлилась более месяца и завершилась в Омске, который в то время показался небольшим, почти посёлком.

В Омске семью Криворотько встретил отец, прибывший с авиационным оборудованием раньше. Разместили людей в фойе вокзала. Жили они там целый месяц, спали на полу, подкладывая у кого что было — вещи, одежду. Еду готовили в ведре, на берегу Иртыша, на камнях.
Отец сутками пропадал на строительстве авиазавода, который пришлось создавать с нуля. Отпускали заводчан домой всего на два часа, и опять к станку. Потом родители узнали, что где-то строится рабочий посёлок с бараками. Стройматериалов не было. В старых заброшенных домах люди находили окна и двери и ставили в комнаты. В бараке Вера прожила до 1948 года.

Война во многом изменила судьбу девочки Веры, но стремление учиться хорошо осталось прежним. Наверное, поэтому она и сохранила довоенную грамоту. Потом она закончит физико-математический факультет Омского педагогического института, переедет в Красноярск и, будучи уже Верой Ивановной Чайкиной, станет преподавать высшую математику в Политехническом и в Красноярском инженерно-строительном институтах. Сегодня В.И.Чайкина находится на заслуженном отдыхе, но активно участвует в жизни университета.

От всей души поздравляем всех ветеранов с 65-летием Великой Победы и желаем им здоровья и долгих лет жизни.

Сотрудники музея СФУ
Средняя оценка: 3.3 (проголосовало: 3)