Интеграция по-нашему

Научная конференция, посвящённая вопросам миграции, прошла недавно в СФУ. В дискуссии приняли участие учёные Германии, студенты и преподаватели Юридического института СФУ и представители УФМС по Красноярскому краю.

— И нам, россиянам, есть чему поучиться у тех, кто стремится укорениться в Российской Федерации! — сказала начальник отдела УФМС России по Красноярскому краю Наталья МАРЫШЕВА. — Давайте вспомним, что выходцы из стран, условно называемых «восточными», не утратили такие ценности, как сплочённость, уважение к старшим, почитание родителей, благоговение перед семейными узами, стремление иметь многодетную семью».

Нужны ли мигранты?

В начале неспокойных 90-х мне довелось побывать в Ташкенте и своими глазами увидеть традиции и обычаи местного населения. Действительно, когда в троллейбус заходил какой-нибудь старец — вставал не один «джигит», а человек пять одновременно. Многодетные семьи? Тут всё очевидно в свете нынешней демографической ситуации. Сплочённость? Перед лицом опасности и коренное население России способно проявить это качество. Пример тому — инцидент в посёлке Сагра Свердловской области, где в июле нынешнего года произошла массовая перестрелка между местными жителями и цыганской диаспорой. Или взять местную «сагру» — недавний конфликт в селе Нагорное Саянского района Красноярского края, когда сельчане объединились против Джаваншира Идрисова и иже с ним…

Призыв «поучиться» вызван, скорее всего, неизбежностью примириться с мигрантами. Если реализуется средний вариант прогноза Росстата, к 2015 году трудоресурсный потенциал страны сократится примерно на 8 млн человек, а к 2025 — на 14 млн. Максимальное сокращение численности населения трудоспособного возраста произойдёт в период 2011-2017 годов, когда среднегодовая убыль населения этой возрастной группы будет превышать 1 млн человек.

«Труд превращается на ближайшую перспективу в один из самых дефицитных ресурсов России», — заявила на форуме в СФУ, пожалуй, один из самых авторитетных спикеров на «миграционном» поле, заведующая лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Жанна ЗАЙОНЧКОВСКАЯ. Она подчеркнула, что запланированный на ближайшую перспективу экономический рост невозможен без масштабного привлечения трудовых мигрантов. По экспертным расчётам необходимо привлечь около 15 миллионов человек, чтобы было кому «пахать» на российских просторах.

Примерно 7% всех иностранцев-мигрантов, ступив на российскую землю, устремляется в Сибирь, и эта цифра, по словам Н. Марышевой, будет расти. Если говорить о качественном составе «пополнения», то лидируют граждане стран СНГ (Казахстана, Узбекистана, Таджикистана), а на пятки им наступает дальнее зарубежье в лице граждан Поднебесной.

И всё же утверждение, что сегодня миграция становится важнейшим фактором экономического развития России, не находит адекватной реакции в массовом сознании россиян. Не будем кривить душой —приезжим не очень-то рады…

Почему? Именно таким вопросом задались участники научной конференции в СФУ и попытались проанализировать ситуацию в контексте российского и германского опыта. Г-жа Зайончковская привела интересные факты: 45% населения трёх пилотных российских городов обеспокоено количеством мигрантов в их городе. Внимание населения в основном сфокусировано на отрицательных проявлениях миграции. Граждане отмечают низкое качество продуктов и товаров, реализуемых мигрантами, вопросы гигиены и здоровья, ухудшение криминогенной обстановки, монопольные цены на товары, демпинговые цены на рынке труда, культурную отчуждённость мигрантов от местного населения, неуважение российских культурных традиций и т.п.

Де-юре легальны — де-факто подпольны

Всё познаётся в сравнении. Скажем, в Баварии миграционная политика строится так, чтобы мигрантам жизнь мёдом не казалась… В стране установлены два прожиточных минимума (один разумный для своих и заниженный для мигрантов). Это не случайность, а воля баварского правительства! — констатировала, выступая на конференции, студентка университета г. Пассау Андреа ХОЙЕР. И если в Германии гораздо больший шанс выжить даёт нелегальность мигранта, то в России, казалось бы, выгодно быть легальным: наша миграционная политика, начиная с 2007 года, сделала решительный шаг в сторону либерализации.

Фото с сайта РБК

Фото с сайта РБК

«Такая политика не имеет прецедента в истории не только современной России, но и имперской, — сказала Ж. Зайончковская. —Изменения заключаются в сильном упрощении правил регистрации иностранных граждан по месту пребывания, а также порядка их трудоустройства, то есть касаются тех проблем, которые как раз являлись камнем преткновения для легализации иммигрантов. И теперь около 80% мигрантов регистрируются, т.е. находятся в стране легально».

Тем не менее Ж. Зайончковская считает, что огромные масштабы теневой экономики, куда прочно вросла мигрантская занятость, — это особенность России, которая создаёт серьёзные вызовы для развития экономики. Около 80% мигрантов работают без письменного трудового договора и получают зарплату «чёрным налом».

Зайончковская обратила внимание на снижение образовательного уровня трудовых мигрантов. Если в начале десятилетия почти половина приезжающих на заработки мигрантов имели высшее образование, то в 2006 г. — только 13%. Половина приезжающих в РФ мигрантов могут заниматься только неквалифицированным трудом. «Мигранты с низким уровнем образования и без профессиональной подготовки — наименее адаптивная и самая проблемная группа на рынке труда».

Русские крайности

На примере Красноярского края видно, что большинство мигрантов выполняют коммунальные работы, убирают дворы и дома; их нанимают для строительных и ремонтных работ, работ по дому и на приусадебных участках. Граждане Китая занимаются торговлей и овощеводством.

Но со следующего года жители КНР не получат ни одного места по квоте в сельском хозяйстве региона. Таково решение межведомственной краевой комиссии по вопросам привлечения и использования иностранных работников. Сделано это якобы для того, чтобы высвободить рабочие места для местного населения.

«Практически каждую неделю сотрудники регионального УФМС сообщают местной общественности об обнаружении в китайских теплицах граждан КНР, незаконно работающих на территории России. Немало вопросов возникает и по поводу безопасности их продукции. Например, в сентябре суд обязал компанию «Вкусный китайский город» закрыть 40 теплиц в Манском районе и уничтожить весь урожай, который обрабатывался опасными для здоровья людей пестицидами» («Независимая Газета» от 15.09.2011).

Все принимающие страны проводят политику защиты национальных работников от конкуренции с мигрантами. В российском законодательстве содержатся нормы, обеспечивающие приоритет местных работников на рынке труда. Это такие инструменты, как квоты, выдача разрешений на работу только в том случае, когда вакансия не может быть заполнена местными кадрами и др.

«Возможно, подобные меры — необходимый элемент миграционной политики, однако они должны быть сбалансированными и не должны загонять в тень мигрантскую занятость!», — высказала своё мнение Ж. Зайончковская.

В июле 2010 года законом о правовом положении иностранных граждан введено понятие «высококвалифицированный иностранный специалист» (главный критерий — годовой доход в размере двух и более миллионов рублей в год). Таким гражданам предоставляется налоговый режим по ставке 13% (как и россиянам), в то время как трудовым мигрантам — 30%.

Однако возникает вопрос: кому легче заработать 2 млн рублей в год? Мигранту, торгующему фруктами на рынке, или, скажем, дипломированному иностранному инженеру? Если исходить из интересов нашего края, то стратегическая задача — не торговля дынями и арбузами и даже не выращивание огурцов и помидоров, а освоение богатого природно-ресурсного потенциала, развитие новых высокотехнологичных производств. Бессмысленно надеяться, что к этой задаче подключатся мигранты. «Анализ ежегодного привлечения в экономику края иностранных работников даёт основание полагать, что потребность в квалифицированных специалистах в Красноярском крае по-прежнему остаётся высокой», — прозвучало из уст представителя УФМС.

Пусть рухнет мир, но восторжествует закон

Как показывает судебная практика, на территории края права мигрантов соблюдаются не всегда. Эту тему исследовала доцент СФУ, кандидат юридических наук Валентина ТЕРЕШКОВА. Она напомнила о деле, которое не так давно рассматривалось в Октябрьском суде г. Красноярска. Материалы дела напоминают сюжет индийского фильма: в «главной роли» — гражданка Индии. Она вышла замуж за красноярца, родила сына и прожила в городе на Енисее более пяти лет. Иностранным гражданам на этот срок выдаётся вид на жительство. Пять лет прошли, и гражданка (на следующий же день по истечении срока) пришла в миграционную службу попросить ещё один вид на жительство на следующие пять лет. Однако ей было отказано. Согласно существующим российским законам за видом на жительство надо обращаться за шесть месяцев до истечения срока действия. Таким образом, уроженка Индии подлежала депортации, причём на законных основаниях. И не имеет значения, что у неё малолетний сын, муж, и она живёт здесь более пяти лет.

«Мы обратились в суд, и наши требования могли быть основаны только на нормах международного права и на решениях Европейского суда по правам человека, — рассказывает В. Терешкова. — Судье понадобилось девять месяцев, чтобы он взял на себя смелость обосновать своё решение правовыми позициями Европейского суда. С точки зрения национального миграционного законодательства гражданка Индии подлежала депортации, а с точки зрения международных стандартов миграционная служба сама должна была выдать ей вид на жительство, опираясь на те же международные стандарты. Дело в том, что Россия ратифицировала Европейскую конвенцию, и её положения обязаны учитывать не только судебные органы, но и миграционная служба. Эта история закончилась хорошо, судья вынес положительное решение, а гражданка Индии родила дочь на следующий день после решения суда».

Справедливости ради стоит сказать, что несоблюдение прав человека характерно не только для России (вспомним историю престарелой и больной «финской бабушки» Ирины Антоновой, которую финские миграционные власти выдворили из страны за нарушение визового режима).

Однако вернёмся к российской судебной практике на примере нашего края. Гражданин Китая, законно прибывший на территорию России, создал семью, имел двоих детей и разрешение на работу. Но вид на жительство в последующем был аннулирован миграционной службой с формулировкой «поскольку он угрожает интересам национальной безопасности». Европейский суд задал простой вопрос: какое поведение китайского подданного не соответствовало или угрожало национальной безопасности? Суд не мог исследовать этот вопрос, поскольку миграционная служба сказала, что это секретные сведения. Россия проиграла это дело, и заявителю была выплачена компенсация.

Валентина Терешкова подчеркнула, что предстоит серьёзная работа над включением международных стандартов в отечественную практику. Очевидно, миграционная служба нуждается в изучении международных норм.

Вместо P.S.

«История человечества не оставила нам рецепта для решения насущных проблем миграции и интеграции, — подвёл итог конференции профессор университета г. Пассау Ганс Георг Дедерер. — Эти вопросы будут стоять и на протяжении следующих десятилетий. Проблемы существуют, чтобы их решать».

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 4)