По студенту судят о вузе

Наступивший 2012-й год пройдёт для университета под знаком аккредитации. И хотя первый раз СФУ аккредитовался в 2007-м, тогда это была, скорее, формальная процедура «авансом»: первый год существования федеральных вузов, лояльность по всем пунктам... Сейчас всё будет «по-взрослому».

О том, на каких путях университет ждут главные опасности, рассказывает заместитель проректора по учебной работе И.А. ЗЫРЯНОВ.

— Игорь Александрович, именно вы держите руку на пульсе всех изменений, которые происходят в процедуре аккредитации. Для вас непонятных вопросов не осталось?

— Дело в том, что по лицензированию и аккредитации должно было выйти 18 документов. На сегодняшний момент мы получили 8, в проекте
— 4, а ещё о шести даже не слышно. И уже в новых документах появилась интересная вещь. Аккредитацию разбили на две составляющие. Первая — контроль уровня знаний, т.е. соответствие государственному стандарту качества образования. А вторая — установление государственного статуса вуза. Но это установление статуса в скобочках имеет приписку — «кроме федеральных университетов».

— Что это значит? Нам не надо подтверждать свой статус?

— По логике — так. Но никаких разъясняющих документов нет: может, для нас предусмотрена иная процедура.

— А процесс при этом идёт. Есть прецеденты, когда какой-то вуз лишили аккредитации?

— Есть. Я сам как эксперт по аккредитации в 2009 году в Красноярске закрывал частный экономический вуз, где из 18 параметров основной деятельности по 10 работа не велась.

— А в государственных вузах были случаи неаккредитации?

— Да. Не целиком вуза, но около 30 укрупнённых групп не были аккредитованы в последнее время.

— Расскажите, как это происходит, по каким причинам группа может оказаться неаккредитованной, и чем это грозит.

— Под проверку может попасть любая специальность или направление из укрупнённой группы, какая именно — неизвестно. В заявлении на аккредитацию мы представляем все программы обучения, фамилии и имена всех студентов по каждому направлению и специальности.
Затем автоматически машина отбирает предметы, знания по которым будут проверяться, и те группы, которые будут их сдавать, с персональными фамилиями студентов.

Как правило, на работу комиссии даётся 5 дней. Сюда приезжает тестолог, и в компьютерном классе в режиме он-лайн студенты отобранных групп отвечают на вопросы, которые присылаются из Москвы. По успеваемости мы должны получить не меньше 60%.

Если меньше — то всю укрупнённую группу могут лишить аккредитации. И в этом случае мы не будем иметь права выдавать документы государственного образца.

— При этом укрупнённые группы — «очень укрупнённые», т.е. они могут объединять специальности совершенно разных институтов. А если одна группа учебная покажет не лучшие результаты — закроют десяток специальностей?

— Такое может быть. И это самое слабое звено. Допустим, у нас не очень удачной получилась третья укрупнённая группа, куда входит философия, политология, психология, история, юриспруденция, журналистика, реклама и связи с общественностью, международные отношения, филология, культурология, физкультура, документоведение и архивоведение, лингвистика… Хорошо хоть экономисты сюда не попали. При этом юристов проверяют обязательно, тут без разговоров.

— Но мы же во всех уверены?..

— Есть и у нас тонкости. Сейчас не просто смотрят общую температуру по больнице, а копают частности. А у нас по филологии и особенно по журналистике, допустим, очень сильно не хватает людей со степенями. Докторов по журналистике нет в принципе. Реклама и связи с общественностью — та же ситуация. И если будут смотреть так точечно — у нас могут быть проблемы, ведь это один из серьёзных критериев по качеству образования.

— Для подготовки к тестированию университет закупает тренажёры. Похоже, аккредитация влетит вузу в копеечку?

— Да, и в немалую. Но как раз тренажёры — это совсем не дорого, на весь вуз около 30 тысяч рублей потребуется. Будут представлены 96 предметов, с домашнего компьютера можно входить и тестироваться. Чем хорош тренажёр — если ты ответил неправильно, можно зайти по ссылке и посмотреть, что не так. То есть они ещё и обучают.

Дорого обходится другое. Теперь за аккредитацию вузы платят пошлину. Вот в июне мы будем подавать заявление на аккредитацию — и сразу должны оплатить 130 тысяч. А потом по каждой укрупнённой группе — по 70 тыс.
У нас 22 группы — это полтора миллиона. Но если взять по категориям (бакалавры, магистры, специалисты) плюс филиалы, то получается уже 79 групп, а это больше 5,5 млн.

— Федеральный бюджет это как-то компенсирует?

— Возможность оплаты из федерального бюджета есть. Но у нас в прошлом году был неприятный прецедент: 10 наших экспертов участвовали в аккредитации четырёх вузов, но их работу до сих пор не оплатили.

— Если говорить о тестировании — уровень суперсложный?

— Интернет-тесты очень близки к аккредитационным. Основной вес имеют общепрофессиональные дисциплины. А так как мы будем аккредитовываться по стандартам 2-го поколения, то это ещё включает понятие дидактических единиц, на которые все предметы разбиты. Чем это плохо? Если группа плохо сдаёт одну дидактическую единицу (то есть часть предмета) — ей не засчитывают весь предмет.

— Получается, всё теперь зависит от студентов, преподаватели в процессе не задействованы?

— Как же — по результатам знаний студентов судится, насколько хорошо его научил преподаватель.

— Что означает «самообследование» —это и есть предварительное тестирование?

— Отчасти да. Но ещё готовится целый пакет документов, включающий программы дисциплин, планы, программы практик, состояние методического обеспечения, списки тем дипломных проектов, примеры курсовых и дипломных работ, список вопросов на государственный экзамен и др. Это всё мы отсылаем вместе с заявкой. Здесь проверяется соответствие стандартам и косвенно — качество (например, какой уровень защиты дипломных работ).

— Как вся эта работа распределяется по срокам?

— Необходимая документация уже собирается. Что-то должно быть готово к марту, но весь пакет документов и отчёт на основании их — к маю (внутриуниверситетский план мероприятий составлен). Кстати, впервые будут аккредитовываться программы аспирантуры и дополнительного образования.

В июне мы подаём заявление на госаккредитацию. Летом же будет интернет-тестирование, а в сентябре-октябре проведём ещё одну проверку остаточных знаний. Комиссию ждём в ноябре-декабре.

— Не хотите обратиться к студентам и администрации институтов? Мол, всё на контроле, ничего не бойтесь. Или, наоборот: бойтесь!

— Нам очень важно сейчас хорошо учить студентов, потом — тренировать, провести интернет-экзамены. При этом поголовно, потому что неизвестно, кому придётся представлять вуз. Пройти все дидактические единицы по всем предметам.

— То есть учиться, учиться и учиться?

— Притом хорошо учиться. Удов-летворительный результат — 60%. Но хорошим показателем считается 70-75%.

Соб. инф.