«Загадка» Чудского озера

2012 год объявлен Годом российской истории. В нашей отечественной истории есть много героических и трагических страниц, досконально изученных событий и вечных загадок и тайн. История — многовариантна. Поэтому в нашей рубрике «Год истории» будут предложены разноплановые материалы, отражающие научные интересы и изыскания красноярских историков.

770 лет назад, 12 апреля 1242 года, произошло Ледовое побоище, или битва на Чудском озере. Казалось бы, что нового можно сказать про это великое сражение, кроме заученных со школы сведений? Как ни странно, достаточно много.

Для начала следует в который раз повторить, что сражение, естественно, происходило не на льду, а значит, лёд не ломался, и никто под него не проваливался. Обе армии, и ливонская, и новгородско-суздальская, сражались на суше, и проигравшие отступали по суше, к воде никто не приближался.

И дело даже не в том, что вменяемый полководец не выведет свою армию на лёд. И что на дворе апрель месяц, когда в Восточной Европе стоит уже довольно тёплая погода, и лёд не просто ненадёжный, а с ярко видными проталинами. Дело в другом.

Сейчас место битвы достаточно точно локализовано. Оно действительно произошло возле Вороньего Камня, находящегося в Желчинской бухте, в месте соединения двух частей Чудского озера, Тёплого и Псковского. Сейчас это бухта, но в 13 веке уровень Чудского озера был ниже, и бухты никакой не было, была суша. Даже сейчас зимой в маловодные годы бухта эта обмелевает.

Отчего же возник данный миф? Устоявшаяся версия о проломившемся льде возникла в 19 веке, прежде всего, в среде популяризаторов истории, публицистов и литераторов. Почему? Причина проста: в 19 веке на памяти тогдашнего образованного населения было другое сражение, где произошло нечто похожее. Это битва при Аустерлице, в ходе которой часть русских войск была вынуждена отступить на лёд озера, а французская артиллерия, разбив ядрами лёд, вызвала гибель достаточно большого числа пехоты и кавалерии в воде.

Обществу требовалась моральная компенсация, и литераторы её дали. Довольно короткий и упоминавшийся в малой части источников эпизод о действиях на льду был растиражирован и многократно приукрашен. Вот и всё!

Следующий миф, связанный с Ледовым побоищем, касается количества участвовавших и погибших в нём воинов и рыцарей. Знакомая всем с детства цифра, говорящая про 500 погибших и 50 взятых в плен рыцарей, неверна. Такое количество рыцарей не гибло ни в одном сражении Средневековья. Да и в самом Ливонском ордене в 13 веке было от силы 150 рыцарей на всю Прибалтику. Сколько же человек реально участвовало и погибло в сражении?

В источниках мы имеем все необходимые цифры. Ливонская Рифмованная хроника говорит о 20 погибших и 6 попавших в плен братьях-рыцарях, не говоря о количестве рядовых воинов. А вот Первая Новгородская летопись говорит о 400 убитых и 50 взятых в плен немцах. Заметьте, речь идёт не о рыцарях, а просто о немцах. То есть в русских источниках упомянуто общее количество ливонцев, как простых воинов, так и рыцарей, а в ливонских — только рыцарей. Однако следует кое-что уточнить.

Кроме рыцарей Ливонского ордена в битве участвовало некоторое количество рыцарей Дерптского епископства и рыцарей, служивших менее крупным церковным епархиям, большим торговым городам (таким как Рига), и из них тоже кое-кто погиб. Так что общее количество потерянных противником людей вполне согласуется с русским источником, который учёл именно всех: и воинов ордена, и воинов прочих рыцарей.

По стандартам рыцарских армий, каждый рыцарь командовал отрядом от 3 до 10 воинов, не более. В ордене даже штатное расписание существовало, которое предусматривало на одного брата-рыцаря наличие восьми полубратьев-воинов. В итоге первоначальную численность ливонской армии можно определить в размере от 1000 до 1500 человек, из них рыцарей от 100 до 150.

Русская армия была около 2 тысяч человек, что, собственно, и сыграло решающую роль в победе.

Надо только подчеркнуть, что армии в одну-две тысячи для Средневековья считались очень большими. И русская сторона получила перевес только благодаря приходу дружины из Владимиро-Суздальской земли, в которой правили брат Александра Невского Андрей и их отец Ярослав. Поэтому не стоит пренебрежительно относиться к армиям того времени из нескольких сотен человек, сравнивая их с группировками более поздних времен.

А теперь о грустном: из-за чего началась война, закончившаяся Ледовым побоищем. В чём причина и кто виноват.

Напомню, что из вялотекущих пограничных стычек война переросла в свою горячую фазу после «взятия» Ливонским орденом Пскова. Почему в кавычках? Потому что история пишется победителями. Что значит в переводе на нормальный язык фраза победителя-новгородца про псковских «предателей бояр», открывших ворота ордену, из-за чего Псков был взят без боя? А значит это, что Псков и его жители добровольно приняли покровительство ордена, разместив у себя в 1240 году орденский контингент из ДВУХ рыцарей и 70 немцев, большая часть которых была вспомогательным персоналом и слугами.

Вспомните, Псков — это торговый город, но и Новгород торговый город. Между ними имелись некоторые торговые соглашения, но ещё больше было споров и вражды. Говорить о том, что они были союзниками и тем более дружественными городами — совершенно неверно. Псков и Новгород всегда были противниками, к тому же разными по геополитическому притяжению. Новгород тяготел к Владимиро-Суздальской земле, а Псков — к Прибалтике.

И вот в начале 13 века размежевание достигло предела. Новгород крепко попал под власть Ярослава Всеволодовича, а Псков стал союзником Ордена, тогда ещё Ордена меченосцев, вплоть до открытого участия в боевых действиях своей дружины на его стороне. Скажем, в битве при Шауляе 1236 года на стороне Ордена участвовал псковский, довольно крупный для тех времён отряд из 200 воинов. Так что ни о каком захвате Пскова Орденом и речи быть не может. Псков сам выбрал себе покровителя и господина.

Вот и причина войны. Новгород стремился уничтожить конкурента, подчинить его себе и прибрать к рукам его торговые пути. И сделать это нужно было быстро, пока новый покровитель Пскова был ослаблен после битвы при Шауляе, в которой погибло 48 рыцарей и сам магистр Ордена, после чего Орден меченосцев и был вынужден стать частью Тевтонского ордена и стал именоваться Ливонский отдел Тевтонского ордена, а для простоты — Ливонский орден.

Штурма Пскова ливонцами не было, а вот штурм Пскова войсками Александра был, причём страшный, после которого половина уцелевшего псковского люда была переселена в Новгород, а на их место приехали верные новой власти новгородцы. Кстати, нормальная для тех времён практика, которой потом и мятежный Новгород не раз подвергался.

Конечно, в исторической перспективе Александр, подчиняя Псков Новгороду, может быть, был прав. Но конкретно для тогдашних псковичей Александр совсем не был освободителем. Пару веков спустя сам Новгород испытал на себе все прелести захвата более сильным противником. И пусть каждый сам для себя решит, на чьей стороне в этой войне была правда.

И.В. ЕРМАКОВ, ст. преподаватель кафедры истории России Гуманитарного института СФУ