Не на боковушке

На столике — пачка рафинада и домашние огурцы, завёрнутые в газетку. Напротив — девушка Катя, глаза у неё (если смотреть дольше пяти минут) похожи на ночную магистраль. Такие же яркие. На протяжении трёх лет Катя каждые каникулы работала проводником от

ККСО. А недавно вернулась из своего последнего рейса. Но это совсем не значит, что теперь она перестанет помогать тем, кто встречается на пути.

Вагончик тронется

На всю комнату раздаётся такой же громкий, как гудок паровоза, сигнал — закипел чайник. Катя тут же достаёт стаканы: себе ставит гранёный, мне — с белой кошечкой. Видимо, на работе научилась так безошибочно «читать» людей. Вот и сейчас малознакомому пассажиру мгновенно подобрала кружку по характеру. Себе тоже неспроста именно такой стакан поставила — «разбить» Катю уже не сможет никто, выдержка просто громадная. Даже если ей совсем горячо станет, остынет быстро. Этому тоже работа проводника научила.

Вот уже три года подряд лето для выпускницы ИИФиРЭ Екатерины СТЕПАНОВОЙ начинается только тогда, когда вагончик тронется. Желания выпрыгнуть в последнюю минуту и остаться-таки на перроне не возникало никогда. И не потому, что у девушки исправно работает внутренний «стоп-кран». Просто за эти годы совсем прикипела.

Про все свои рейсы Катя рассказывает, как про один большой. Говорит не торопясь, вдохновенно. Именно с такими проводниками совсем незаметна дорога (какой бы дальней она ни была!). Наше общение кажется похожим на рядовую поездку Кати. Только сейчас у неё всего один пассажир.

Во время разговора то и дело смотрю в окошко. Енисей начинает медленно плыть, его «сменяют» леса, горы. Катя сама подбирает темы для разговора. Мне же нравится просто ехать и слушать её.

— Люблю дорогу, приключения, — говорит Катя. — Когда мне было лет семь, мы с родителями поехали в гости к бабушке. На поезде. И эта первая поездка запомнилась мне навсегда! Так вышло, что мы опоз­дали на вокзал, поезд уже тронулся, начал медленно набирать ход.
Пришлось бежать вслед за ним и прыгать проводнику на руки. Он поймал, к радости. Примерно тогда и поняла, кем хочу быть, когда вырасту.

В ККСО девушки, в основном, работают в сервисных, педагогических отрядах. Катя выбрала отряд проводников «Магистраль».

— Сначала нас три месяца обучали, — продолжает она рассказ. — Были разные «дисциплины»: электробезопасность, пассажирские перевозки, охрана труда и т.д. Изучали устройство вагона — двери, например, бывают нескольких типов: тепловые (из тамбура в салон) и торцевые (из тамбур в другой вагон. А у проводников два купе: одно для отдыха, другое — служебное.

Форму студенты покупают себе сами. Рубашек должно быть две: парадная и повседневная. Раньше ещё погоны полагались. Теперь без них ходят.

А перед тем, как тебя отправят в большое самостоятельное путешествие, нужно обязательно стажировку пройти. Катя с двумя опытными проводниками на поезде до Карабулы ездила. Туда — обратно. 14 часов в одну сторону.

После того, как все подготовительные этапы пройдены, форма отутюжена, экзамен и инструктаж сданы — молодым проводникам включают известную «Прощай! Со всех вокзалов поезда…». И вот тут уже начинается большая железная дорога.

Вагончик тронется

Можно поехать в Москву, можно в Анапу или Адлер, а можно покорить Карабулу или Северобайкальск. Направление проводник выбирает себе сам. Катя в этом году решила прокатиться до Анапы, а потом заглянуть в Москву. Норма для летних перевозок — 300 часов (в среднем это три дальние поездки).

— Обычно стоянка в Анапе всего 12 часов. За это время нужно успеть убрать в вагоне и немного отдохнуть. И, конечно, море! Мы вместе с подружками (тоже проводницами) Анной ЦУЦКОВОЙ и Алёной ГАСЬКОВОЙ, обе в Политехническом институте учатся, в этот раз даже побродили по посёлку Джамете — нафотографировались, домой фруктов купили.

Катиной коллегой по плацкарту всё лето была Аня. Каждые двенадцать часов девушки сменяли друг друга.

— У нас, представьте, немец в вагоне ехал! Вообще русского языка не знал. Так мы с ним на пальцах объяснялись. Он так смешно кипятка просил…

Вообще Катя устроилась проводником не столько из-за заработка, сколько из-за пассажиров. Девушке безумно нравится открывать для себя интересных людей, учиться у них новому. Мальчик Ваня, например, который вместе с мамой ехал из Анапы в Красноярск, научил собирать кубик РУБИКА. И постоянно помогал убирать в вагоне. Когда ему становилось скучно, он подбегал к Кате, просил у неё мусорные пакеты и начинал с ними туда-сюда прогуливаться. Да ещё важно так! Мальчишка пообещал, если поступит в университет — обязательно пойдёт в ККСО, будет проводником работать.

Ещё один пассажир, бывший лётчик, всю дорогу упрашивал Катю, чтобы она дала примерить свою парадную форму. Человеку вдруг стало интересно — а чем же форма проводника отличается от лётной? Может, сидит по-другому? Катя, в итоге, избавила парня от любопытства.

— Слушай, а у вас ведь, наверняка, какие-нибудь свои словечки есть? — мне интересно познакомиться с жаргоном проводников.

— Ага, есть, — Катя готова избавить от любопытства ещё одного парня. — Например, если предлагаешь пассажирам купить чайную продукцию, то это называется «толкаешь чайку». Но обычно проводники так только с напарниками общаются.
Четыре дня в поезде — испытание непростое и для пассажира, а что уж о проводниках говорить. Тем не менее устал — не устал, выспался — не выспался, а улыбаться должен, нужно ведь обслуживать клиентов. Катя с такими трудностями все три года справлялась легко!

— Ночами работать проще — все спят, — откровенничает девушка. — Тут главное — самой не уснуть. А то если не разбудишь пассажира на его станции, придётся из зарплаты стоимость обратного билета возмещать.

Катя по ночам спала редко — «Мастера и Маргариту» читала. Булгаков — её любимый автор.

— А «Собачье сердце» как тебе?

— Да вот только собираюсь начать.

Чайник уже давно закипел, стаканы перед нами стоят. Начинаю мимикой лица намекать на кипяток. Получилось не так смешно, как у пассажира-немца, но мои кривляния привели к нужному результату. Кидаю в стакан рафинад.

— Однажды глухонемая пара ехала. Девушка была беременной, молодой человек ухаживал за ней постоянно. Весь вагон проникся. Тогда я поняла, что слова — это пустое. Внимание — вот главное. И забота.

Вагончик тронется

Есть вещи, которые Катя может делать бесконечно долго: размешивать рафинад в стакане и рассказывать про пассажиров. Кажется, что она запомнила абсолютно всех. Причём за три года! Маленький мальчик попросил птичку показать. Прошли годы, он уже, наверное, нормально разговаривать научился, а Катя до сих пор с улыбкой вспоминает тот случай. Как и многие другие. А это — показатель. Работе она всегда отдавалась по полной, с душой. Люди, их проблемы, поступки волновали (и волнуют!) по-настоящему.

— Один пассажир, как только в поезд залез, сразу же попросил ему четыре лотерейных билета продать. Сказал, что выигрывал уже дважды. И чуть ли не 800 тысяч. А я с этими билетами один на один в купе сижу, но даже не думала приобретать для себя. Никогда не выигрываю. Зато я еду в купе. А тот счастливчик всю дорогу на боковушке…

Бывают разные пассажиры. Женщина (в Анапе села) везла с собой большие сумки. И два арбуза. Один детям купила. А второй — Кате с напарницей. «Понимаю, как нелегко вам тут», — с этими словами и подарила.

Ночами, когда совсем скучно становилось, Катя вместе с Аней в «вагон-клуб» ходили. Закрывались у себя в купе, делали радио погромче, «цветомузыку» даже включали и начинали танцевать! Такую вот разгрузку себе устраивали, снимали напряжение за день. Так что, когда поедете в Анапу на поезде, не удивляйтесь, если в дверной щёлке служебного купе увидите яркое мерцание. Проводники отдыхают.

— А ещё, чтобы легче общаться было и сразу понимать, о каком конкретно пассажире речь, мы с Аней прозвища разные людям придумывали. Пуделёк однажды ехал, Сиреневые штанишки, Стаканчик. Знаете, у нас такие люди смешные — поезд ещё даже тронуться не успел, а они уже еду из сумок достают: курочку, огурчики в газетке, стаканчики. И нас угощают.

Прошу вспомнить самый смешной случай за все годы.

— Пассажир однажды с верхней полки упал. Вроде бы смешного мало. Но потом всю оставшуюся дорогу соседи над ним постоянно шутили. Мне полы нужно было помыть в вагоне, так одна старушка и говорит: «Катя, а тут можешь не мыть — паренёк ночью уже прибрал».

Перрон — останется

Остался только последний вопрос.

— Когда снова в рейс?

Катя молчит. Проводником она больше быть не хочет. Но очень счастлива, что была. Потому что дорожной романтики ей теперь хватит надолго.

Константин СТАРОСТИН
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 10)