Не глупее Тэтчер

Открытое молодое лицо этой статной красавицы удивительно освещает архивные фотографии, на которых она – среди министров, академиков, первых лиц города и страны. Галина Романовна БАЛУЕВА закончила физико-математический факультет Красноярского педуниверситета в 1957 году, когда в Красноярске открылся Институт физики. Академик Л.В. КИРЕНСКИЙ принял её на работу – в итоге она стояла у истоков создания Красноярского научного центра. А через несколько лет, когда у нас открыли филиал Новосибирского госуниверситета (на основе которого потом был создан КГУ) — Балуеву, тогда аспирантку, назначили директором этого филиала. Всего лишь на 8-10 лет старше своих первых студентов, она вписана в историю как один из основателей Красноярского госуниверситета.

Конечно, многое зависит от времени, в которое живёт человек. Но тем, кто лично знает Галину Романовну, очевидно, что нетривиальная судьба даётся редким людям. У Балуевой всё – необычно. Даже день рождения. По документам – 21 мая 1935 года, на самом деле – 2 марта 1936 года. Как минимум, мы можем поздравить её с юбилеем дважды.

Рассказы Галины Романовны о том, как создавался университет, записаны, в разные годы они публиковались и в «Университетской жизни». А накануне юбилея мы расспрашивали её о личном – о детстве, семье, о понимании людей.

Родители

>> Я рано осиротела. Моя мама знала моего мужа, но уже не знала, что у меня родились дети. А папа погиб на фронте. Они освобождали Ленинград. В нашей семье 13 человек ушли на фронт, вернулось трое. Все тётки – вдовы.

>> Я родилась в Краснотуранске. Он ушёл под воду, и моей родины нет.

>> Папа был секретарь Краснотуранского райкома партии. Для того, чтобы уйти на фронт, он Сталину писал в своё время. Папу я не помню совсем, только письма остались. Он учился в Институте советской профессуры в Москве. Почерк изумительный, каллиграфический. Музыкантом был, хорошо играл на гитаре и мандолине.

А мама работала уборщицей, тётка уборщицей, другая тётка на быке возила воду в больницу… Так что я всегда студентам говорила: я настоящая дворнянка, и очень этим горжусь.

>> Есть несколько маминых фраз, которые осветили всю мою жизнь. Например, мама говорила: если ты будешь плохо жить с мужем, ты в этом будешь виновата, потому что он тебя любит. За долгую жизнь всякие были обстоятельства, но каждый раз я вспоминала: я виновата.

Детство

>> В 9 лет я сильно переболела от голода и с тех пор плохо вижу. Мама работала хлебницей, т.е. получала хлеб по карточкам за других людей и потом его раздавала. Очередь занимала ночью, и вот она уснула в очереди, а у неё украли карточки. Это тюрьма!.. Но всё случилось летом 1945 года, люди начали возвращаться с фронта, а у нас отец погиб, четверо детей… И принято было решение: где хоть кто-то из мужчин вернулся – карточки пропали. А где круглые сироты — мы возмещали карточки. И помню, мама сказала: ничего, ребятишки, проживём. Мы накопали 28 мешков картошки. Но в ту зиму был страшный мороз, и наша картошка замёрзла. Не было соли, корова перестала доиться, пенсии за отца хватало на 2 кг муки. И к весне я и брат перестали двигаться, умирали от голода.

Позже, перед своей смертью (это был наш последний разговор), мама призналась, что тогда у неё было желание отрезать от ноги кусок мяса и накормить детей.

Когда нас, завернув в одеяла, привезли в больницу, я уже не слышала, не видела неделю… Стали ставить глюкозу - включился слух, потом зрение. Но когда в 14 лет мы переехали в Красноярск, и меня осмотрели, оказалось, один глаз видит на 60%, другой – на 40%. Сейчас зрение 1% и 10%. Но я читаю.

>> Мама из старых пальто сшила унтайки, две пары на четверых детей. И вот двое бежали из школы в унтайках, а мы в другую смену бежали им навстречу босиком по снегу. На углу встречались, переобувались, и мы бежали в школу. Я всё время обмораживала ноги. Учитель литературы Елена Евтропьевна приходила и говорила: показывай ноги! Помню её шаль пуховую, всю зашитую, которой она мне обматывала ноги.

>> После голода у меня оказалось повреждено правое полушарие. Так что за всю жизнь я не написала ни одного стихотворения, не умею рисовать и, когда преподавала оптику, даже просила прощения у студентов за свои схемы. Правое, творческое полушарие у меня не работает. Зато левое – на 20% выше нормы. Закон сохранения энергии.

Любовь

>> С мужем мы 56 лет прожили, это был самый близкий мне человек на свете. Я плохо видела, у меня посуда могла быть плохо вымыта, но ни разу он меня не дернул, не отчитал.

>> Познакомились мы так. На 1 мая пошли с сестрой полоскать бельё на Енисее. Льдины плывут. Нас окружили мальчишки, которые купались. И говорят: сейчас мы вас накуряем. Я прошу: если сестру отпустите, я сама с вами искупаюсь. И искупалась. А так как перед этим у меня был туберкулёз в открытой форме, заболела пневмонией. Два месяца болела, потом в деревне лечилась. А один из этих мальчиков, мой Саша, начал меня искать. Обошёл все ФЗУ. Нашёл только осенью (я в педуниверситете училась). И на всю жизнь нашёл.

>> Ещё помню позвал меня кататься на лодке. Мы с подружкой поехали. А он на середине реки начал раскачивать лодку. Я подмигнула подружке, мы лодку перевернули и уплыли прямо в босоножках, в платьях. А его на Татышев снесло. Девушка была энергичная.

>> Саша болен был с детства. В 28 лет врач мне сказала: не хочу вас обижать, но у вашего мужа почки 70-летнего старца. Максимум, он доживёт до 40 лет. После этого я пересмотрела всю свою жизнь. На даче садила то, что нужно Саше, котлеты – не солила, о машине – не мечтала (он бы стал с ней возиться и мог себя надорвать). И Саша прожил двойной срок. Он умер в 77,5 лет. Скоро 3 года.

После его смерти я перестала ощущать счастье. Теперь готовлюсь к уходу и встрече.

Эпоха

>> Мне повезло с распределением - в Институт физики к Киренскому. А я точно была не лучшая на курсе. Но - секретарь комитета комсомола, капитан баскетбольной команды. Как потом Леонид Васильевич признался: «Галя, я ведь думал – не только институтом, но и комсомолом надо заниматься, газеты выпускать, демонстрации устраивать… Вот и выбрали тебя».

>> На должность директора филиала НГУ меня назначили обманом. Леонид Васильевич вызвал: «Надо временно поработать директором, до весны найдём другую кандидатуру». Весной спрашиваю: нашли директора? А Киренский: «Тебя на коллегии министерства утвердили, думаешь, это шутя?». Если бы знала, что навсегда… Я только написала диссертацию, сдала на проверку И.А. ТЕРСКОВУ. И всё, моя наука на этом закончилась. Потому что другие были задачи.

Даже защита уже была назначена в Свердловске, но не отпустил крайком – в то время решался вопрос об открытии в Красноярске университета, я могла понадобиться: «и что, из-за твоей диссертации в городе университет не откроют?»… Защищаться пришлось позже.

Работа и семья

>> Моих детей никто, кроме меня, ни разу в детстве не искупал, пелёнку не выстирал, в больницу не сводил. Всё было на моих руках. Меня спасало то, что 50 лет я практически не спала. Возбуждённый мозг – всё из-за того же повреждения от голода. Диагноз: криптогенная эпилепсия. 50 лет подряд я спала полтора, самое лучшее 2,5 часа. Перед лекциями не спала совсем. И это оказалось спасением: ночью я готовила бульоны, стирала, даже мыла окна при луне. Потому что днём по 14 часов я на работе.

>> Ни разу в жизни не пробовала водку. Ни разу не делала прическу в парикмахерской. Ни разу – маникюр. Времени просто не было. Никогда не было пудры, и зеркала в доме нет. Глаза-то не видели – накраситься я не могу.

Родные люди

>> Так как мои дети росли без бабушки, больше всего я люблю, наверное, своих дочек Наташу и Веронику, даже не внуков. У дочек кроме меня никого не было.

Наташа похожа на меня, но по характеру более сдержанная, а у Вероники моя группа крови, и она точно такая же.

>> Из четырёх внуков, наверное, больше всего ко мне близок мальчик, Серёжа, больше мною занимается. Хотя я мальчиков не понимаю – у меня не было сына. Сережу часто не понимаю. Он математик, не разговорчивый. Я спрашиваю: как дела? А он: и что? Мол, что это меняет. Если хорошо – ничего не меняет. Плохо – тоже. Зачем спрашивать? А я спрашиваю не потому, что мне любопытно, а чтобы знать, как себя с ним вести.

>> Вообще, по жизни складывается так, что ко мне чаще приходят мальчики. Из выпускников, пожалуй, ближе всех мне Юра ВАСИН, мой первый дипломник, аспирант. Он живёт в Москве, шесть раз уже дед, а всю свою жизнь звонит по несколько раз в год.

>> И у меня золотой зять - Миша. Если бы сейчас он даже что-то грубое мне сказал, я бы ему любые слова простила. Потому что всю жизнь, какая бы трудная минута ни была, он вставал рядом. А если уж тёща говорит, что зять – золото, то значит он вообще ангел небесный! Когда я как-то стала его благодарить, он мне просто сказал: ну что вы, Галина Романовна, ведь вы же – моя семья.

Про Соколова

>> Лучшим ректором университета, на мой взгляд, был В.С. СОКОЛОВ. КГУ тогда занимал 6 место среди университетов СССР!

Не скажу, что с Соколовым мы дружили, но он ко мне хорошо относился. Пригласил проректором по учебной работе. Хотя и собак спускал. Читаю лекцию, например, а меня вызывают к Соколову. Я говорю: пока не закончу – не пойду. Второй раз приходят звать, я опять не иду: меня что, 250 человек, сидящие в аудитории, ждать будут? И бурчу: сам лекции не читает, пусть мне не мешает. Ему, конечно, передали.

>> Мне известна фраза Соколова, которой я горжусь. Когда Тэтчер уходила с должности, передачи о ней хвалебные шли, а он сказал: наша Балуева не глупее Тэтчер. Мне это Галина Семёновна БЫКОВА рассказывала.

Взгляды

>> Честный не может быть богатым. Средний человек. Те страны, где средний человек богат, ориентированы на обдирание других государств, на колонии (Африку, например). Забирают там и дают своим.

У нас та же ситуация в отношениях с Москвой. Моя племянница 17 лет работала здесь на скорой помощи. Зарплата - 18 тысяч. Переехала в Москву, на аналогичную работу – сразу дали 100 тысяч. Объём тот же, квалификация та же. И это – в границах одной страны.

Помню, в период перестройки РУБИН Андрей Борисович, зав. кафедрой биофизики в МГУ, говорит мне: что на конференции-то не ездите? А нам зарплату тогда давали от 40 до 60%. Три года так выплачивали неполную зарплату, потом нам же это «простили». А они в Москве зарплату получали от министерства плюс мэр Москвы давал такую же.

>> Брежневские застойные времена были наиболее хорошими для страны. Самые спокойные. Мы верили, что завтра будет лучше, чем сегодня. А сейчас ведь даже работающие люди не знают, что их ждёт. Помню, смотрела фильм «Кукла» с Пьером РИШАРОМ и удивлялась тому, как его унижают. Разве у нас это было возможно? Мы все были равны.

Мы получали жилье, дети ходили в детсады, работала медицина, образование гораздо лучше нынешнего. Работая деканом физического факультета, я не слышала, чтобы кто-то кому–то на экзамене цветы дарил. Когда пришла работать в Санкт-Петербургский филиал и на экзамене увидела цветы, я вытаращила глаза. У нас только на ГЭК, во время защиты диплома могли стоять цветы на столе. Не говоря уже о взятках. Только если знаешь – получишь оценку. А сейчас что?

>> Я люблю людей. Старшее поколение – вообще подвижники. Но безусловно, люди развратились, такая программа сейчас работает. И мы ещё лезем к мусульманам с советами, как им жить. Вы сами научитесь жить и сохранять свою цивилизацию. Потому что белая раса гибнет, это точно.

Характер

>> Думаю, я терпеливая. А крупный мой недостаток, который я не так давно обнаружила, – я не умею прощать тяжёлые обиды.

>> Есть фраза у Макса ФРАЯ, которого я ужасно люблю: «если 8 метров твоего языка отрезать, то четырёх оставшихся как раз хватит». Вот это про меня. Я очень открытый человек. И умею дорожить дружбой и хорошим отношением к себе.

>> Из-за здоровья в детстве физкультурой я не занималась, но когда выросла, и мне разрешили, во все тяжкие пустилась. Самым «лошадиным» спортом занялась - баскетболом. Там тренировки сумасшедшие: гусиным шагом два круга по стадиону сделать. Так что если кто-то из легкоатлетической секции не приходил на соревнования или на бег с барьерами, или на лыжи, - меня отправляли: беги без разговоров. Третий разряд как минимум я зарабатывала. Так что этих разрядов у меня много по разным видам спорта. А в баскетбол до 28 лет играла за сборную города.

>> Я легко принимаю решения. Всю жизнь администратор. Но на самом деле – я не директор, не проректор, как кто-то скажет, я - только учитель. Люблю студентов, люблю им помогать. Ни разу не опоздала на занятия, не потеряла экзаменационные билеты, ко мне по работе трудно придраться. Физику я читала хорошо – у меня нет комплекса неполноценности, как и мании величия. Вот биофизику так читать и не научилась.

>> Чаще всего отхожу от человека, если он мне не нравится. Однажды я отдала свой курс – физику – преподавательнице, чтобы она смогла получить звание доцента. И вот её заведующий кафедрой на учёном совете сказал: Балуева не справляется. Хотя знал, что меня об этом попросили.

>> Я слезомойка с детства. Легко плачу. И на день рождения предупреждаю: не приносите мне букеты! Так страдаю, когда они гибнут.

Мистика

>> Сколько событий невероятных и необъяснимых со мной происходило! Например, метод, как лечить мужа, я увидела во сне – покойная бабушка мне сказала: вези в Чарджоу. А я даже названия такого не знала.

>> В 9 лет на День Победы учительница отправила нас за марьиным корнем и жарками, они уже зацвели. А вокруг бора у нас было огромное болото. Его нужно было обходить 4 км. Я взяла свою младшую сестру Лидочку, ещё 6 девочек – моих одноклассниц, и решила идти через болото; они – за мной. А там на кочку становишься – она уходит в воду, образуются окна, пузырьки - метан выходит… В общем, начался рёв, и я понимаю, что мы гибнем, и никто даже не узнает, где. А одна девочка Машенька поймала утёнка там на болоте, утка над нами летала. И вот я говорю этой Машеньке: если мы пропадём, зачем ему-то гибнуть с нами, давай матери отдадим. И сунула утке её утёнка. Она его сразу за какой-то бугорочек утащила. А потом выходит оттуда, посмотрела - прямо мне в глаза! – и пешком пошла по болоту, причём перпендикулярно тому направлению, по которому мы шли. И через 5 минут мы вышли на сухое место.

>> Сейчас в приоритете должны быть науки о человеке. Мы ведь даже не знаем, как хранится память, что такое информационное поле Земли. Например, есть энергия, связанная со мной. Когда я уйду, она остаётся. Можно называть это душой, можно – информационной ячейкой. Я могу привести много примеров, когда умершие родственники давали мне советы. А как это происходит, откуда?..

Сожаления

>> Ни разу не была за границей. А всю жизнь хотела съездить в Австралию. И когда нам с мужем исполнилось по 70 лет, дочери сказали: вот вам 70 тысяч – летите с отцом. Но Саша перенес уже инфаркт и инсульт, мог не выдержать перелёт. И мы никуда не поехали.

>> Я не знаю языков – большой минус.

>> Моё богатство – только библиотека, которую я ужасно люблю и которая, кроме меня, никому не нужна. Даже моим любимым дочерям. А я покупала всегда 2-3 книжки, двойные экземпляры – с прицелом и им создать библиотеки.

Советы

>> Самое ценное, что у человека есть, у каждого, – это фотография, на которой он счастлив, молод и здоров. Если будет пожар, хватайте не деньги, не документы, а эту фотографию. На фотографии записано не только то, как выглядела ваша прическа, но и частота работы ваших органов. Когда вы смотрите на такую фотографию, ваши теперешние биоритмы вступают в резонанс с биоритмами вашей молодой, здоровой, счастливой ситуации. И ваше состояние улучшится. Я неоднократно это проверила.

>> Одну фразу люблю говорить студентам: из двух ссорящихся более неправ тот, кто умнее.

>> Самое интересное занятие на земле – учиться. Интереснее ничего быть не может. Сейчас я с увлечением изучаю астрофизику. А несколько лет назад открыла для себя трансёрфинг. Первый закон трансёрфинга очень мудрый: позволь себе быть собой. Полюби себя. Но позволь и другому быть другим.

В. ЕФАНОВА
КФ НГУ на демонстрации 7 ноября 1964 г.

КФ НГУ на демонстрации 7 ноября 1964 г.

Выпускники подготовили книгу воспоминаний о любимом учителе

Юрий ВАСИН, выпуск 1970 г.

…Общежитие монтажного техникума. Декабрь. Мороз ниже сорока. Окно в комнате заделано одеялом. Все ушли на занятия. В шапке, рукавицах одетый сплю в норе из матрасов, одеял. Загорается свет. Галина Романовна и какие-то солидные дядьки. Наверное, Галина Романовна демонстрирует начальству, как живут студенты. Ушли. Через несколько минут возвращается одна: «Ты не заболел?» — «Нет». Улыбается. «А порядок в комнате наведите». Видимо, с неожиданной ролью наглядного пособия я справился.

Ребята мы были творческие, озорные и неосторожные. Не всё, что делали, нравилось «внимательным инстанциям». Но не помню случая, когда бы Галина Романовна с нами переходила на обвинительный тон. Обычно звучало что-то вроде: «Будем выкручиваться». Так что, если вспоминать то время, для меня главное человеческое качество Галины Романовны — готовность защитить, отвести от неприятностей. Наверное, я это проинтуичил и стал её первым дипломником. Благодаря умению эксплуатировать её личные достоинства, за дипломную работу получил «отлично».

Виталий СТЕПАНЕНКО, выпуск 1968 г.

Десять лет назад справляли её юбилей. За столом в БА — начальство, непосредственно её не знающее. Выступили, вручили «Благодарственное письмо», дали ей слово и хотели уже сворачивать — почтили же. Ан нет! На сцену повалили самые первые её птенцы — из институтов физики, биофизики, химии, леса, ВЦ… Родные лица — седые и лысые, солидные и тощие, именитые и не очень!... Её гордость: Овчинников, Нестеров, Ваганов, Дегерменджи, Петров, Втюрин, Кытманов — академики, член-корры, профессора, учёные секретари. И послышались, потекли слова благодарности, любви.

Всё пошло «не по писанному», о президиуме забыли! А Райбекас Альберт Янович, Гришаев Василий Васильевич, Карл Каримбаевич Джансеитов до слёз растрогались,

А сколько она улаживала ссор и трений между Горчаковым и Гуревичем, Айзенбергом и Шейновым, Шериевым, Малаховским, Мальбиным, выбивала им квартиры, ставки. Производила ремонты, устанавливала чудо — электронно-счётную машину «Урал-2», основывала библиотеку, открывала столовую, вселяла в общежития.

Девушки из деканата физфака: «Лет 15 назад в роще Студгородка и Академгородка появился маньяк. Напал он и на Галину Романовну. Не на ту напал! Галина Романовна одной рукой сгребла его за грудки, второй отбивалась от ударов, строго увещевала, при этом пристально вглядывалась в его лицо: чтобы ЗАПОМНИТЬ И ОПОЗНАТЬ на следствии! Маньяк понял, что его сейчас скрутят, вырвался и убежал…»

Борис ДУРАКОВ, выпуск 1971 г.

Я поступил в КФ НГУ в 1966 году. В этом году в стране было два выпуска в школах, заканчивали выпускать 11 классы и выпустили 10 классы. В вузах образовался достаточно высокий конкурс. Помню, как все переживали перед опубликованием приказа о зачислении на первый курс. Все ждали приезда Галины Романовны из НГУ, попросту дежурили в дневное время на Мира, 49. Когда Галина Романовна приехала, ей не дали войти в кабинет и засыпали вопросами по всему пути к её кабинету. Кое-как она пробралась в приёмную и здесь стала отвечать на наши вопросы. Она отвечала, не заглядывая ни в какие документы. Каждому отвечала быстро и точно и ни разу не ошиблась. Мы потом долго обсуждали, как можно было помнить столько фамилий, их баллы и результаты зачисления. Думаю, что это свидетельствует не только о её очень хорошей памяти, но и о степени её переживания за всех нас. Это было первое моё знакомство с Галиной Романовной, и оно запомнилось на всю жизнь.