Why study English?

Зачем университету программы на английском языке, иностранные студенты и преподаватели? Этот вопрос до сих пор частенько задают рядовые преподаватели в институтах, которые видят основную цель в том, чтобы научить своих, российских. Но если и дальше рассуждать в таком ключе, считает Вера УПИРОВА, заместитель проректора по науке и международному сотрудничеству СФУ, то о международной конкурентоспособности нашего университета можно будет забыть.

— На сегодняшний день у нас полноценно запущены только три магистерские программы на английском и шесть программ PhD, — отмечает Вера Геннадьевна. — Всё остальное представлено в лучшем случае модулями на один семестр. Как мы выяснили, многие преподаватели не понимают, что такое интернационализация университета и зачем она нужна. Феномен, конечно, новый. Много факторов на него влияют: политические, экономические, социокультурные… Сказывается даже то обстоятельство, что наш университет удалён от ведущих европейских вузов.

— А есть ли модели интернационализации и лучшие практики в Европе, Америке?

— Нам нет смысла стремиться к американской модели, потому что их вузы изначально англоязычные, и там не стоит проблема ведения курсов на иностранном языке и создания иноязычной среды. А вот практики европейских университетов довольно интересны. Взять Нидерланды — это не англоязычная страна, тем не менее практически все курсы магистратуры читаются по-английски, учёные общаются только на английском языке. Благодаря программе Erasmus+, запущенной в 80-х годах, европейское сообщество очень интернационализированное и мобильное. Кстати, мы в этих программах тоже принимаем участие, но только в качестве партнёрского университета.

— А в программах, аналогичных нашей 5-100, у европейцев есть нужда? Ведь с точки зрения конкуренции Америка опережает и европейские вуза.

— До прихода в Россию проекты академического превосходства были успешно осуществлены и в других странах, в том числе в Германии, Франции, Китае. Университеты в Германии, например, обучают много талантливых иностранных студентов, работают в сетевом взаимодействии со всеми странами мира, и наука там стремительно развивается.

Изучали мы и другой опыт. В прошлом году с Ириной Егоровной СУКОВАТОЙ, начальником отдела международных образовательных программ, в рамках Проекта 5-100 прошли повышение квалификации по программе «Интернационализация университетов в XXI веке». Учёба проходила на базе Бостонского колледжа в США и трёх европейских вузов — Католического университета Святого Сердца в Милане, Гёттингенского университета в Германии и университета Гронингена в Нидерландах. Моя задача заключалась в том, чтобы с точки зрения управления посмотреть на организацию процесса и стратегию интернационализации. Ирина Егоровна должна была изучить, как коллеги разрабатывают и внедряют англоязычные магистерские программы, читают курсы, какие методы преподавания используют. Программа оказалась очень полезной.

— Почему в Европе преподаватели мотивированы, и большинство из них владеет английским языком, а у нас наоборот?

— Никаких доплат и материального стимулирования там для этого нет, что нас очень удивило. Например, в Италии тоже не было англоязычной среды и весомой научной репутации, но в течение последних 10 лет они значительно продвинулись в смысле интернационализации. В настоящее время в вузах этой страны обучается порядка 25% иностранных студентов, и весь персонал англоговорящий, хотя они тоже поначалу были настроены против обучения студентов на английском, потому что очень консервативны.

Для наших европейских коллег главным стимулом для чтения лекций на иностранном языке является развитие партнёрских отношений с учёными из других стран — написание совместных статей, получение грантов и т.д. Всё это необходимо, чтобы оставаться конкурентоспособными на рынке образования, потому что уже сейчас идёт борьба в глобальном масштабе за лучших студентов и лучших преподавателей.

Побывав на учёбе за границей, мы сделали вывод, что в наших университетах, как правило, есть мероприятия, направленные на интернационализацию, но они фрагментарны и не собраны в единую стратегию. И сейчас мы занимаемся разработкой стратегического планирования, чтобы понимать, с какими странами нужно сотрудничать, откуда набирать студентов, какие программы необходимо предлагать на английском языке, отталкиваясь от спроса, от нашей уникальности, чтобы быть интересными на международном рынке. Предстоит наладить системный процесс интегрирования международного и межкультурного аспектов в само содержание высшего образования, а не только в разработку программ на английском языке и привлечение иностранных студентов. И в этот процесс должно быть вовлечено не только Управление международных связей и преподаватели, которые читают курсы на английском языке, а все — студенты, преподаватели, администрация университета.

— Кстати, что даёт интернационализация студентам университета?

— Мы все понимаем, что мобильность — это прекрасно, но на самом деле лишь 5% студентов имеют возможность в течение своего обучения съездить за границу, хотя бы по краткосрочным программам. Что делать остальным 95%, которые такой возможности не имеют? Поэтому сегодня есть второй аспект интернационализации — так называемая интернационализация дома. Это создание двуязычной среды в кампусе, присутствие там иностранных студентов и преподавателей, взаимодействие с ними. Кроме того, это интернационализация учебных планов, методов обучения и направленность на результат — формирование межкультурных и международных компетенций в результате обучения, междисциплинарность, пр. Студенты должны уметь работать в команде, с представителями другой культуры и т.д.

— Какие конкретные шаги для интернационализации пред­принимаются?

— Уже создан отдел социально-культурной адаптации в структуре Управления международных связей. Его сотрудники непосредственно занимаются приёмом студентов и преподавателей, которые только что приехали в университет из-за рубежа, — помогают им освоиться, влиться в коллектив, решить бытовые вопросы.

Стимулируется авторская активность по написанию статей на английском языке. Для этого создан Центр академического письма, и преподаватели, которые владеют английским и навыками написания статей, тесно работают с учёными, планирующими публикации на английском, помогают им редактировать труды.

Активно идёт работа по привлечению международных студентов и преподавателей-учёных. Запущена программа «Постдок СФУ», и в прошлом году к нам приехали 8 молодых учёных со степенью PhD из Индии, Испании, Ирана, Чехии. Они продолжают научные исследования и публикуют статьи на английском языке, что очень важно для рейтинга вуза.

Мы прекрасно понимаем, что в ближайшее время не сможем предложить большое количество программ на английском, но остаётся пул иностранных студентов, готовых учиться на русском языке. Сейчас развивается подготовительное отделение для иностранных студентов на базе Центра международного образования, их готовят не только по русскому языку, но и по общеобразовательным дисциплинам к поступлению в университет. Более того, мы получаем сейчас для бесплатного обучения на подготовительном отделении абитуриентов по направлению от Минобрнауки РФ.

Также в рамках Проекта 5-100 был создан Междуна­родный научный совет СФУ. В его функции входит внешняя экспертиза всех аспектов деятельности вуза, в том числе научных проектов и коллективов, оценка уникальности проектов, которыми мы занимаемся.

В состав совета входят 6 экспертов из разных стран — Франции, США, Польши, Германии. В прошлом году состоялось первое заседание совета, эксперты приезжали в Красноярск, знакомились с презентацией приоритетных научных направлений в университете. В целом деятельность вуза оценена положительно.

В СФУ много делается для создания двуязычной среды, процесс этот курирует доктор филологических наук, профессор, директор ИФиЯК Людмила Викторовна КУЛИКОВА.

Также очень важно, чтобы наши информационные ресурсы были представлены на английском языке, англоязычный сайт должен быть таким же удобным и информативным, как и русская версия.

— Есть ли положительная практика российских вузов в плане интернационализации образования?

— Далеко ходить не надо, это наши соседи — Томский государственный и Томский технический университеты. Мы им значительно проигрываем, несмотря на то, что они тоже находятся в Сибири, и к ним тоже довольно сложно доехать. Тем не менее в этих вузах намного больше иностранных студентов и программ, читаемых на английском языке.

— А если буквально насаждать английский язык в преподавательской среде в приказном порядке?

— Процесс должен быть двусторонним. Поэтому внедряем новые системы мотивации — например, за разработку курсов по англоязычным программам, за чтение лекций на иностранном языке предусмотрены доплаты. Было бы неплохо пересмотреть трудозатраты преподавателей на работу с иностранными студентами, ведь они значительно выше, чем при работе с русскоязычными учащимися. Предстоит формирование магистерских программ на английском языке, стажировки и т.д. В прошлом году было запущено мероприятие по подготовке наших преподавателей по английскому языку на базе факультета повышения квалификации СФУ. Желающих оказалось даже больше, чем мы ожидали.

Также разработаны мероприятия, направленные на академическую мобильность преподавателей и учёных. Можно включаться, подавать заявки на конференции и стажировки за рубеж. Поэтому полезно регулярно обращаться к сайту университета, где в разделе «СФУ в Проекте 5-100» мы оперативно выставляем все сведения о том, что сегодня происходит в рамках программы повышения конкурентоспособности в университете. По всем вопросам можно звонить в проектный офис программы, и мы всегда проконсультируем и расскажем, какие открываются возможности.

Понятно, что интернационализация не должна быть самоцелью. Она служит инструментом, направленным на повышение качества образования и науки и сохранение нашей конкурентоспособности на международном рынке.

«Знание английского языка даёт мне возможность чувствовать себя своей в любой среде, в любой стране; понимать культуру других народов, находить себе друзей. Английский – это язык науки, владея им, ощущаешь себя учёным мирового уровня, можешь писать и читать научные публикации, работать в любой лаборатории мира. Я предпочитаю читать информацию в оригинале, она точнее и не зависит от мировоззрения переводчика. К тому же, изучая иностранные языки, мы активируем наши гены долголетия». В.А. КРАТАСЮК, д.б.н., профессор, заведующая кафедрой биофизики СФУ
Вера КИРИЧЕНКО