Памяти одного из легендарных первопроходцев ОДИ

«Гуру и методолог. Он не просто начитывает материал, но работает над мышлением студентов. Обладая обширным опытом в PR, делает акцент на теории. Вопросы ставит так, что голова пухнет от усилий мысли. Зрит в корень (своим хитрым взглядом)» — это отчасти шутливый, но бесконечно любящий отзыв студентов о Валерии Гервасьевиче ЦАРЕГРАДСКОМ, когда-то опубликованный в газете «Университетская жизнь» КГУ. И вот этого любимого студентами и коллегами преподавателя не стало.

Отдадим ему дань памяти.

П.А. СТАРИКОВ, зав. кафедрой социологии ИППС, канд. филос. наук:

— Говорят, что истинные книги философов опережают своё время на пятьдесят лет. Таким философом, психологом был Валерий Гервасьевич Цареградский. Окончив КГПИ и получив специальность инженера-механика, в 70-е годы ХХ века увлёкся новой, мало известной в Советском Союзе практической психологией. В это время психология была наполнена романтикой, обещанием решения человеческих проблем. Одному из её направлений — ОДИ (организационно-деятельностная игра) — Валерий Гервасьевич посвятил свою жизнь.

Чтобы было понятно значение ОДИ, скажу, что самое трудное во взаимодействии людей — понять другого и договориться о сотрудничестве, в котором все выиграют. ОДИ — наука и практика будущего, того будущего, которое может никогда и не наступить. Не наступить по простой причине: неумение творчески синтезировать человеческие желания, цели, интересы ведёт прямой дорогой к человеческой катастрофе. Мы можем назвать этот сценарий любыми словами (гуманитарная катастрофа, террор и ненависть, отчуждение,..), но смысл от этого не поменяется.

Пионеры и разработчики ОДИ предложили свои новые сценарии развития людей и общества.

Каким студенты, коллеги видели Валерия Гервасьевича? Подтянутый, худощавый мужчина. С отточенными уверенными движениями. Когда нужно — улыбка, когда нужно — спокойное внимание. Корпус повёрнут к вам, но вполоборота. Известное правило: прямо напротив друг друга — конфликт, противостояние; чуть-чуть отвернул своё тело, лицо, руки от собеседника — недоверие, равнодушие, отчуждение. Важно точно рассчитать угол разворота к собеседнику, оптимальную дистанцию. Валерий Гервасьевич делал это мастерски, незаметно. Только профессионал мог оценить эффективность найденных им формул тела и дружеского взаимодействия. Одновременно проницательный, немного ироничный с лёгким прищуром взгляд как бы подбадривал, передавал информацию собеседнику — давай покажи себя.

Надо сказать, что в молодости Валерий Гервасьевич был мастером спорта по фехтованию на сабле, выступал за сборную страны, края. Сабля — скоростной, молниеносный, требующий точных психологических расчётов вид спорта. Таким и был, по сути, Валерий Гервасьевич во взаимодействии со студентами.

Сегодня ведутся дискуссии о том, что неплохо бы заменить живое общение с преподавателем дистанционным образованием. Мне кажется, что сторонники дистанционного образования просто не знают возможностей человеческого взаимодействия. Валерий Гервасьевич их знал и учил студентов важным трудноформализуемым вещам. Некоторые вещи лучше увидеть, а некоторые можно понять, только будучи психологически вовлечённым в контакт с мастером своего дела.

Думаю, все студенты, прошедшие обучение у Валерия Гервасьевича за несколько десятилетий (а он готовил специалистов по связям с общественностью), почерпнули от его занятий много больше, чем если бы они просто вызубрили учебники.

Ну и, конечно, все чувствовали высокий культурный потенциал Валерия Гервасьевича. Он не терял времени и за последние десять лет прослушал просто невероятное количество аудиокниг, пользуясь наушниками, которые надевал при каждом возможном случае. Можно позавидовать тому обилию смысловых вселенных, в которых он побывал. Валерий Гервасьевич постоянно пропагандировал важность культуры, культурных артефактов студентам, увлекая их за собой.

Очень печально, что такой человек ушёл от нас, став, наверное, частью чего-то большего: человеческой цивилизации, культуры,
понимания, сотрудничества.

Б.И. ХАСАН, доктор психологических наук, профессор:

— Мы познакомились, когда ещё учились в школе: я — в 7-й, он — в 10-й. Это был 1964  г. Вместе занимались в секции фехтования.
В 1966-м одновременно закончили школу. Он поступил в политех, затем, по окончании, в аспирантуру в Москве.

Больше всего случаев связано с походами на Ману. Он был очень надёжным человеком. Всегда можно было рассчитывать на его «плечо».

В 1984 г. впервые вместе участвовали в организационно-деятельностной игре в Пущино на Оке, которую проводил Георгий Петрович ЩЕДРОВИЦКИЙ. По возвращении в КГУ мы начали вынашивать замысел чего-то подобного для университетской преподавательской молодёжи. Валерий ШИПИЛОВ, который был тогда проректором, предложил нам попробовать этот формат в так называемом университете для молодых преподавателей, и мы вместе с Александром АРОНОВЫМ и сотрудниками лаборатории психологии, которую возглавлял Валерий Цареградский, попробовали. Это отдельный рассказ, и вряд ли это наивное покушение можно было назвать ОДИ.

Затем, уже на играх в Вильнюсе и в Горьком, мы начали проектировать то, что позже получило название ППФ — психолого-педагогический факультет. Валерий был одним из лидеров, особенно в области менеджмента и политического позиционирования. Поскольку у него за плечами была аспирантура Московского института управления им. С. Орджоникидзе, он был самым продвинутым из нас в этой сфере.

Разработку проекта ППФ мы в общих чертах завершили на ОДИ-50, которую Г.П. Щедровицкий проводил в Красноярске после Всесоюзной конференции «Региональные общественные системы и прикладные психологические службы» в 1986 г. По сути, лаборатория психологии и занималась оформлением и продвижением этого проекта на семинарах, в которых участвовали представители практически всех факультетов КГУ.

Затем лаборатория проектировала и проводила игры в области образования. А кроме игр занималась исследованиями в области психологии образования и психологическим сопровождением экспериментов, которые проводила кафедра психологии и педагогики. Одной из таких разработок был проект Базовой экспериментальной университетской школы (нынешняя «Универс»). Этот проект в полной мере начал реализовываться с 1987 года.

Валерий Цареградский был одним из содержательных лидеров в областях социальной психологии, психологии управления и политической психологии. Вместе с группой Александра ГОРБАНЯ проводил самостоятельные ОДИ уже для внешних заказчиков в области управления производствами и территориями.

Т.В. ОКЛАДНИКОВА, ст. преподаватель кафедры общей и социальной педагогики:

— На работу в КГУ я пришла в 1985 году инженером лаборатории психологии. Начальником этой лаборатории был Валерий Гервасьевич Цареградский. Это было время перелома в общественной жизни, надежды на то, что в образовании многое можно изменить. Ректор КГУ В.С. СОКОЛОВ не пожалел ставок на лабораторию. Сюда пришли выпускники психологического факультета Саратовского университета, юридического факультета КГУ. У меня за плечами был факультет психологии Ярославского университета. Валерий Гервасьевич руководил этим пёстрым коллективом, сочетая требовательность и снисходительность к нашей молодости и неопытности. Он был старше меня на целых десять лет. Тогда это было много.

Центром жизни в то время были оргдеятельностные игры. Продуктом этих игр были огромные листы, на которых мы рисовали будущий психолого-педагогический факультет. Этими схемами была увешана аудитория 14-03. Я всегда вспоминаю их, когда веду там занятия.

В ходе дискуссий на ОДИ возникали жёсткие столкновения, реальные конфликты, сильные переживания. Валерий Гервасьевич был одним из немногих, кто не переводил игровые столкновения в личные конфликты, проявлял сдержанность и мудрость.

Нарисованный нами психолого-педагогический факультет вдруг стал реальностью в 1987 году. Набрали мы студентов и стали преподавателями. Но это уже совсем другая история.

А.К. ЛУКИНА, зав. кафедрой общей и социальной педагогики, канд. филос. наук:

— Кроме лаборатории психологии Валерий Гервасьевич ещё одно большое дело начал. Вся внутренняя система подготовки, повышения квалификации, то, как мы сейчас даём дополнительную квалификацию психолога — это было заложено им.

А на день рождения он всегда приносил икру из хариуса. Это была наша, так сказать, фирменная штучка на кафедре, потому что он был рыбак, и для него рыбалка была очень важна и значима. Вечные сплавы по Мане, старая компания основателей ППФ. Они практически каждый год сплавлялись, и Валерий Гервасьевич там был одной из ядерных фигур.

Лично для меня замечательно его умение не вступать в коммунальные конфликты, быть доброжелательным. И грань он никогда не переходил, достаточно дистантно держался. Сам не лез и не очень приглашал внутрь пройти. Но светлость от общения с ним всегда присутствовала.

К.А. ВЕБЕР, выпускница ИППС СФУ, ст. преподаватель кафедры социологии:

— Валерий Гервасьевич — мой преподаватель в самом начале 2000-х, а впоследствии коллега по работе на кафедре. Он стал для меня и другом, и учителем по жизни. Необыкновенно талантливый педагог, который любил окружающих и увлечённый какой-то интересной идеей отдавался работе без остатка. Проницательный психолог, который тонко чувствовал собеседника и мог дать ненавязчивый, но такой нужный и ресурсный совет. Добрый друг, мудрый и добрый человек, который был готов учиться новому, меняться и совершенствоваться каждый день — таким для меня останется в памяти Валерий Гервасьевич.

И.Р. ПЕТЕРСОН, доцент кафедры социологии, канд. пед. наук:

— Мы были знакомы 32 года, из которых более 10 лет проработали на одной кафедре.

Он был замечательным человеком, прекрасным профессионалом, практиком. А ещё очень хорошим товарищем, коллегой, человеком, на которого всегда можно положиться, обратиться за помощью — он всегда был готов помочь. Имел отличное чувство юмора.

Что мне в нём нравилось — он очень ответственно относился к своей преподавательской деятельности. Любил студентов. Неформально к ним подходил. Вникал в их проблемы, возился с ними, разбирал, помогал писать творческие и дипломные работы. От студентов знаю, что и они очень хорошо к нему относились, ценили его как преподавателя, как личность.

С его уходом чувствую внутри какую-то пустоту. …