Эксперты КЭФ обсудили глобальную проблему трудовой миграции

К сожалению, Россия всё ещё не так привлекательна для лучших наших выпускников и специалистов, как хотелось бы. Недавние исследования свидетельствуют: хотят работать за рубежом 50% российских учёных, 52% топ-менеджеров, 54% IT-специалистов. К ним готовы присоединиться 49% работников инженерных специальностей и 46% врачей. И есть ещё проблема утечки умов из регионов в столицы. На КЭФ-2021 мы узнали о том, как эти тренды влияют на ситуацию в Сибири.

Головы мы не поменяем

Евгения БУХАРОВА, директор ИЭГУиФ СФУ:

— Проблема создания соответствующих рабочих мест и условий для того, чтобы кадры закреплялись в регионе, является ключевой. Сегодня вектор движения рабочей силы — с востока на запад, из страны — за рубеж, из регионов — в более развитые регионы, из муниципальных образований — в субъекты Федерации. В настоящий момент около 40% намерены уехать из Красноярска. Из них только 8,6% будут мигрировать внутри региона в другие муниципальные субъекты; 34,7 % школьников Красноярска и края поступают в учебные заведения за пределами региона. Головы мы не поменяем, необходимо менять условия и создавать ту среду обитания, которая будет стимулировать молодых людей оставаться.

Социологическое исследование 2018 года с участием 24 тысяч респондентов показало, что на первом месте для трудовых мигрантов — Германия. Порядка 12% опрошенных хотели бы уехать в эту страну.

В Красноярском крае за два первых месяца 2021 года, по данным Красноярскстата, самое значительное отрицательное сальдо (минус 9 человек) отмечено в миграционном обмене населением именно с Германией: выбыли из края 15 человек, прибыли 6 человек.

Берлин ради Берлина


Буркхард ВОЛЬБРАХТ, руководитель отдела талантов Berlin Partner:

— В Берлин приезжают две основные группы. Это молодые люди, которые ищут место, где они хотят жить. Я спрашиваю у своих студентов: можете ли вы назвать главного работодателя в Германии? И они отвечают отрицательно. Поэтому можно сказать: да, студенты действительно выбирают Германию как хорошее место для жизни, для занятий спортом, музыкой и т.д. Они часто выбирают именно Берлин ради самого Берлина, а затем уже ищут, какая работа есть на рынке труда.

Вторая группа — это молодые люди, которые уже обзавелись семьёй и озабочены безопасностью, они очень внимательно относятся к выбору образовательных учреждений для своих детей. Смотрят на то, что окружает место, где они будут жить, куда они переедут, когда их дети будут расти. Люди могут поменять место работы удалённо, оставаясь на одном и том же месте. Иностранных специалистов привлекает свобода в передвижении и в поиске работы с использованием цифровых технологий.

Мы предлагаем дополнительные сервисы, дающие людям возможность интегрироваться в общество. Например, создали специальный сервис, который помогает комбинировать поиск бренда, его местонахождение; сводим специалистов с компаниями и так пытаемся привлечь таланты в Европу.

Конкуренция за кадры

Михаил АЛАШКЕВИЧ, управляющий директор блока Агентства Правительства Российской Федерации ВЭБ.РФ:

— Сегодня уже примерно 250 тысяч иностранных студентов учатся в России на разных программах. Для сравнения: в Китае 500 тысяч. Мы не очень-то и проигрываем, и есть амбиция увеличить это число к 2024 году до 500 тысяч. Но они не остаются в России — учатся и уезжают в свою страну.

К сожалению, во внутренней мобильности всё происходит не так: если уж уехали учиться, то, как правило, остаются там, куда уехали. Принимающими субъектами являются Москва, Санкт-Петербург, Тюменская область (из-за инвестиционных проектов, которые реализуются на этой территории). В процентном отношении наибольшее число иногородних студентов обучается в Петербурге, на втором месте — Севастополь, потом идут Новосибирская и Томская области и далее — Москва (40% иногородних студентов). В Красноярске иногородних студентов всего 20% (ежегодный приток населения в край 27 тысяч человек, а отток — 30 тысяч). Я бы посоветовал краевым властям проанализировать эти миграционные потоки, чтобы понять, почему так мало приезжают на обучение.

Регионами-донорами для Красноярска являются районы края, но этот ресурс не бесконечен. Лет через 10, если не принять системные меры, население Красноярска вполне может уменьшиться до уровня ниже миллиона человек.

Что делать? Пытаться разными способами стимулировать создание новых рабочих мест — порядка двух-трёх тысяч мест в год для специалистов высокой квалификации. Для этого нужны крупные инвестиционные проекты, а также упрощённые режимы открытия и ведения своего бизнеса и др. Важно создание городской среды и обеспечение комфортной жизни на территории региона, создание социальных проектов, объектов социального назначения. У Красноярска эти возможности есть, гораздо меньше их у малых городов.

Сейчас ВЭБ.РФ совместно с Минтрудом России разрабатывает пилотный проект по реализации новой политики в сфере занятости. Он направлен на создание условий для привлечения кадров, на запуск инвестиционных проектов в крае. Если модель будет успешно внедрена в регионе и на практике удастся достичь конкретных показателей по увеличению занятости и удержанию людей на своих рабочих местах, то государство вернёт инвесторам деньги. Такой подход — плата за успех.

Бюджетные места — не панацея

Анатолий НИКОЛАЕВ, ректор Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова:

— На Дальнем Востоке самая большая проблема — это отток населения. Даже увеличение бюджетных мест для дальневосточных университетов не даст большого эффекта. Нужно создавать условия для развития больших территорий, чтобы будущий студент видел перспективы своего развития.

Город старается

Сергей ЕРЁМИН, глава г. Красноярска:

— Мы должны создать такую систему жизни, чтобы человек не чувствовал себя как в производственном общежитии — вот одна из ключевых задач, стоящих перед администрацией города.

Город имеет промышленность ещё со времён Советского Союза, но эта промышленность должна модернизироваться, она должна стать современной, с бОльшим количеством сервисных функций.

Активная практика

Светлана КАРЕЛИНА, руководитель Центра карьеры СФУ:

— Нашим исследованием было охвачено более 200 работодателей в РФ, и все они показали, что преобладающий вид работы, которую доверяют студентам, — наблюдение, то есть пассивная практика. Лишь в единичных случаях студенты включаются в активную производственную деятельность, участвуют в проектах и могут как-то себя проявить в производственной деятельности. В университете в конце прошлого года запущен проект «Биржа практик». Его цель — создание цифрового коммуникационного хаба для встречи работодателей, профессионалов и будущих профессионалов с целью привлечения на производственную практику. Сейчас на нашей электронной платформе несколько сотен заявок от практикантов и предложений мест практики, и эта база будет расширяться.

БОльшая часть налогов не должна уходить наверх

Александр АУЗАН, декан экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова:

— Дело не в уровне доходов, а в среде (...). Пока у нас очень мало инструментов, которые позволяют высококачественному работнику влиять на то, что вокруг него происходит. Налоги, которые идут на благоустройство территории, должны человеком управляться. БОльшая их часть не должна уходить наверх, а использоваться на своих территориях. Полагаю, что и налог на доходы физических лиц должен выплачиваться не по месту пребывания юридического лица, а по месту пребывания физического, потому что это физическое лицо там живёт. У нас есть партиципаторное бюджетирование (участие граждан в распределении бюджетных средств на местном уровне, — прим. редакции), но оно ещё очень маленькое. Его надо расширять, ведь это тоже инструмент формирования среды вокруг себя.

Слушала Вера КИРИЧЕНКО