Дон Кихот изобретений
К юбилею мэтра

Из окна сталинки, в которой живёт заслуженный изобретатель РФ Наум Петрович Абовский, виден парк, а на его фоне выстроились в ряд новые элитные жилые дома. Профессор подводит меня к окну, указывает на одну из высоток:
– Сначала это здание пониже было, потом застройщик взял, да еще пару этажей добавил. Когда люди озабочены только получением прибыли, они теряют зрение и разум.
– Но почему? Если повыше строить – выходит экономичнее…
– Экономичнее? Может быть, но не безопаснее!
– Чего тут бояться, Наум Петрович?
– Похоже, вы действительно не подозреваете насколько всё серьёзно...

ДОСЬЕ
Наум Петрович Абовский родился в 1929 году. Заслуженный деятель науки и техники РCФCР, академик Международной академии наук Высшей школы, почётный член РААСН, заслуженный изобретатель РФ, д.т.н., профессор. 45 лет заведовал кафедрой строительной механики и управления конструкциями. Абовскому принадлежит более 30 монографий и учебных пособий, около 60 патентов, свыше 400 научных статей. Профессор и его ученики создали собственную школу, в основе которой – создание и функционирование управляемых конструкций. Нынешний министр МЧС России Сергей Шойгу и министр министр строительства и архитектуры Красноярского края Николай Глушков изучали теорию упругости на кафедре у профессора Абовского.

Пока не клюнул жареный петух

До 2000-го года красноярцы были уверены, что у нас нет и быть не может сильных землетрясений. Строители при возведении объектов руководствуются нормативами времен Очакова... О том, что СНиПы пора пересматривать, задумались только в последнее десятилетие, когда стало трясти не на шутку. Эпицентр землетрясения, случившегося в октябре 2000-го года, находился в 180 километрах к юго-востоку от краевого центра. Семибалльные толчки докатились до нас колебаниями силой четыре балла. После этого власть решила создать Региональную службу сейсмического мониторинга.

Абовский разворачивает передо мной карту микросейсморайонирования, которая показывает возможную сотрясаемость территории:

– Строительство высоток в Красноярске, к сожалению, продолжают вести без учёта особенностей местности и реальной сейсмичности. Вот, смотрите: отдельные участки выделены цветом. Красный – опасность землетрясения 7,5 баллов, желтый – 7, зеленый – 6 баллов. Участок микрорайона Северный, где сейчас строится Ледовый дворец, выделен красным цветом, а возводится объект на основе старых СНиПов. Кстати, и в районе СФУ вовсе не благополучная ситуация. Мы обследовали один из жилых домов на проспекте Свободный, недалеко от нового общежития университета. Во время землетрясения в марте 2009-го года здание «трещало». Строители, проводя инженерно-геологическое исследование стройплощадок, к сожалению, не уточняют их сейсмичность. Такая экономия на безопасности может
дорого обойтись…

В прошлом году на базе университета и Сибирского отделения РАН создан научно-инженерный центр геодинамики и сейсмостойкого строительства. Кафедра строительной механики и управляемых конструкций, которую долгое время возглавлял Н.П. Абовский, получила грант на исследование сейсмики г. Красноярска. На эти деньги был куплен современнейший сейсмограф.

– Мы объединили имеющиеся в крае строительные и геологические силы, оборудование в один кулак, и карта микросейсморайонирования, которая лежит перед вами, – результат совместной работы инженерной мысли, – продолжает Наум Петрович. – Кафедра очень тесно работает с краевым экологическим центром рационального освоения природных ресурсов во главе с В.Г. Сибгатулиным. В этом году совместно со специалистами этого центра наши ученые выпустили книгу «Конструктивная сейсмобезопасность в сложных грунтовых условиях».

– Сложные грунтовые условия? Это актуально для нашего города?

– Не только для города и края. Слабый грунт – это примерно 80% территории России!

Фундаментные платформы

– Скажите, Наум Петрович, как приходят идеи, которые потом, оперившись, становятся изобретениями?

– Вы любите фокусы? Хотите, я вам один сейчас покажу? – интригует Абовский и подвигает ко мне поближе хрустальную конфетницу: угощайтесь, а иначе – конец разговору.

Мы пьём чай… Учёный достает лист бумаги, вставляет его в полимерный пакет, сверху помещает вазу с конфетами и медленно начинает тянуть. Вот сейчас, ещё немного, и конфетница, согласно законам физики, грохнется на пол… Но профессор «спасает» вазу, оставляет на самом краю стола: неожиданно, резким движением, Абовский выдергивает из-под неё файл. Ваза – на столе, цела и
невредима.

– Все свойства природы надо понимать и использовать, – поясняет Наум Петрович. – Вы на лыжах ходите? На слабом снегу не проваливаетесь, потому что под вами платформа – лыжи. То же самое и в опыте с вазой. Всё дело в том, как осуществлялось воздействие на предмет: динамическое трение во много раз меньше, чем статическое, именно поэтому при резком воздействии ваза осталась на месте. Так и родилось изобретение: пространственные фундаментные платформы, которые делают здания защищенными от сейсмики.

Мы придали конструкциям выгодную пространственную форму: требуется мало бетона – они достаточно легкие и в то же время распределяют давление на большую площадь и малочувствительны к колебаниям земной коры. Между платформой и основанием прокладываются два слоя полимерной плёнки, платформа не заглублена, что создаёт защиту от сейсмической волны, которая проходит по основанию. Если здание заглублено, то, случись землетрясение, волна прямо в лоб ударяет, толкает, и толчок передаётся наверх.

Традиционные сваи как раз выступают в качестве плотины, стоящей на пути волны, и принимают на себя удар. Передача наверх может произойти главным образом за счёт трения, но, снижая его, мы уменьшаем и нагрузку на верхние строения. Всё очень просто.

– Действительно. Новая технология уже используется на практике?

– На строительстве коттеджей наша технология уже опробована. Есть много бросовых земель: надо и в лесу строить, и возле реки. Под малоэтажное строительство забивать сваи – безобразие. Мы предложили делать наземные платформы, которые экономичны и надёжны. Мой ученик, директор компании «Енисейлесстрой» Владимир Сиделёв понял выгоду и построил уже семь объектов в Красноярске. Кстати, из всего отряда строителей-производственников Сиделев единственный, кто защитил диссертацию и получил звание кандидат технических наук. Недавно ему присвоено и звание заслуженного строителя РФ. Жизнь показывает, что 15-20% теплопотерь происходит именно через пол, в подвалах холодно и сыро. Если использовать пространственные платформы, то в помещении будет тёплый пол и сухо. Могу точно сказать: при землетрясении сиделевские дома уцелеют!

– Все, о чем Вы говорите, для безопасности строительства очень важно. Кто ещё применил Вашу инновацию на практике?

– Увы, куда только ни ходил – везде сплошные отписки. Когда государственная научная политика проводится непоследовательно, нет и стимулов что-то новое внедрять…

Мобильные опоры вместо свай

Недавно прошла церемония запуска Ванкорского нефтяного месторождения в промышленную эксплуатацию. Магистральный нефтепровод протяженностью 570 км уникален, не имеет аналогов в России: его трасса проходит по сложному рельефу, в том числе на участках вечной мерзлоты. Многие газеты с восторгом писали, что только на наземном участке было забито 45 тысяч свай. Профессор Абовский восторженные возгласы прессы не разделяет.

– С точки зрения экологии – сваи-холодильники не самый лучший вариант. Наша кафедра предлагала использовать под магистральный трубопровод на Ванкоре мобильную опору, которая не требует земляных работ и не губит природу. Конструкция наземная, регулируемая и управляемая. Про наши опоры писали «Известия», на уровне администрации края обсуждались все преимущества изобретения (более десятка патентов имеет кафедра на этот счет). Представители краевой власти дали указание, чтобы наши опоры проверили, применили где-то на экспериментальном участке. До сих пор – никакой реакции… Руководителям Ванкорнефти я, помнится, задал вопрос: вот вы забьёте сваи, лет 30-40 будете качать нефть, но наступит время, когда природу надо будет привести в порядок. Кто это сделает, а главное – на какие деньги? Ответ получил: «Подумаем». Но мы-то знаем: когда заканчивается нефть, интерес фирмы в том, чтобы поскорее перебраться на новое место, а что происходит с месторождением – можно наблюдать на примере Самотлора. Американцы сняли безжизненный район с воздуха, окрестив его лунной поверхностью.

Конструктивный диалог

С помощью управляемых конструкций можно не только предотвращать аварии, но и сохранять здоровье. У кафедры несколько патентов на... управляемую парту с регулируемыми сидением и столешницей. Недавно придуман вариант, оснащённый гидравликой.

– Открываются новые школы и сидят там малыши, горбятся. Какое образование без здоровья? За свой счёт мы изготовили образцы парт, уже два года пишем во все инстанции, пытаемся пробудить интерес чиновников к проблеме.

– Что в результате?

– Отписки получаем и снова пишем. А я очень хочу подарить своему правнуку (ему на будущий год – в первый класс) управляемую парту. Кстати, как-то пришёл он ко мне и говорит: «Дед, я деревянный танк изобрёл!». Если сказать, что это глупость, – парнишка больше никогда ничего не станет придумывать…

Вера КИРИЧЕНКО

СПРАВКА

В прошлом году в Сибири было зафиксировано 93 землетрясения – в 12 раз больше по сравнению с 2007 годом, поэтому на 2009-й год МЧС прогнозировало ухудшение сейсмической обстановки в нашем регионе.
Следует отметить, что число жертв землетрясений зависит не только от силы толчков, но и от населённости района и приспособленности инженерных конструкций.

Средняя оценка: 4.5 (проголосовало: 17)