Комбинаторная Америка

Всегда мечтал побывать в Америке. Еще с детства. Но как-то не получалось. И вдруг получилось. Повезло. Причём в двойном размере: я смог принять участие в работе двух довольно крупных (как минимум по числу участников и статусу) конференций и побывать в трёх крупных американских городах: Сиэтле, Сан-Франциско и Нью-Йорке.

Перелёт

Конечно, рассказ о поездке в Америку надо начинать с оформления визы. Войти в американское посольство было непросто. У ворот стоял наш милиционер, потом еще пункт контроля, где посетители сдавали все, представляющее угрозу: сотовые, капли для носа, духи, штопоры…

Следующий пункт контроля ничем не отличался от тех, которые надо проходить перед посадкой в самолет. Потом еще одно окошко с выдачей отправленных когда-то с курьерской службой паспортов и бумаг. Наконец, снятие отпечатков пальцев, за которым следовала длинная очередь в «зал ожидания» с большим экраном, по которому крутили «Любовь и голуби» (видимо, именно так американцы представляют россиян). Каждый раз душу охватывало волнение при виде разочарованных лиц, возвращающихся с собеседования с паспортом в руках, что означало отказ в визе. Но мне американцы поверили. Даже на целый год доверили топтать их штаты. Могу запросто в любое время сесть в самолет и полететь в Америку!

В Сиэтл добраться было не просто, так самый экономичный маршрут из Красноярска в Сиэтл проходил через Москву, Нью-Йорк и Сан-Франциско. Девятичасовой перелет от Москвы до Нью-Йорка был крайне ответственный, так как во время полета надо было заполнить специальную форму и указать, на какую сумму везу сувениры и нет ли в моем багаже запрещенных вещей. Оказалось, есть. Яблоко. Прошлось выкинуть, так как не очень-то хотелось заканчивать командировку раньше положенного срока. В аэропорту имени Джеферсона Кеннеди опять беседа с офицером. Куда? На сколько дней? Зачем? Где будете жить? Остался шаг через желтую линию – и я в США! Перед перелетом до Сан-Франциско надо перекусить, ведь на внутренних рейсах в Америке кормят только за деньги, причем выбор не так велик (в основном сэндвичи), да и цены – как в ресторанах. На соседнем кресле расположился ученый физик. Читает научные статьи. Пробую разговаривать. Он не знает, почему не видно статуи свободы в иллюминатор. Но быстро устаю от долгого пути и разговора по-английски и предпочитаю следить за маршрутом движения на небольшом экране, вмонтированном в спинку переднего кресла. Впрочем, время от времени о нашем местонахождении можно было услышать по громкой связи от командира экипажа. Чтобы посмотреть фильм, надо провести картой VISA через кардридер под экраном. Будет снято семь долларов, не считая налога. Лучше буду следить за картой.

В Сан-Франциско мало времени на пересадку. К счастью, мы приземлились несколько раньше, да и карта аэропорта на случай форс-мажора изучена заранее, поэтому быстро перехожу в нужный терминал и даже успеваю съесть сэндвич. До Сиэтла лечу в полупустом самолете. Стюард любезно приносит кофе и пачку печенья. Вкусно. Особенно вкусно, так как за окном – ночная Америка. И много пугающих огней заходящих на посадку самолетов. Их там действительно много. И в Нью-Йорке, и в Сан-Франциско, и в Сиэтле. Во всех аэропортах можно наблюдать, как каждую минуту самолет набирает скорость и скрывается в заоблачной дали. А вот для посадки выбраны дальние полосы. Наверно, так безопаснее. Кстати, американцы не аплодируют в момент приземления, в отличие от русских .

Сиэтл и комбинаторика многогранников

Первый сюрприз ждал меня в аэропорту Сиэтла в час ночи. Все просто – багаж забыли в Сан-Франциско. В качестве компенсации – косметичка с шампунями, зубной щеткой и бритвой. На три дня их, конечно, не хватило – столько времени пришлось ждать сумку. Поэтому только в последний день работы конференции успел подарить коллегам журналы о СФУ, любезно предоставленные нашим международным отделом.

Первая конференция в Сиэтле называлась «Математика Кли и Грюнбаума», видимо, в честь отцов-основателей одного из направлений к комбинаторике, связанном, грубо говоря, с комбинаторикой многогранников, расположением точек и прямых на плоскости и в пространстве.

Университет Вашингтона, Сиэтл, штат Вашингтон

Университет Вашингтона, Сиэтл, штат Вашингтон

МакМахон Холл, общежитие, где проживали участники конференции в Сиэтле

МакМахон Холл, общежитие, где проживали участники конференции в Сиэтле

Самый первый доклад «Комбинаторика в сельском хозяйстве» был посвящен прикладной задаче: как оптимизировать посадки различных овощных культур на большом участке земли, принадлежащем разным хозяевам. Картинки на слайдах очень напоминали диаграммы процесса дефрагментации жесткого диска. Каждый день, помимо докладов, проходили проблемные сессии, где все желающие могли поделиться своими нерешенными задачами, получить совет или найти товарищей по близкой тематике. В перерывах – горячий кофе, чай, вода, молоко и печенье. Участники, остановившиеся в общежитии МакМахон Холл, имели возможность завтракать, обедать и ужинать в местной столовой, где за семь-девять долларов был доступен шведский стол с большим выбором блюд. Кроме супа. Супы в Америке редкость. Там же на первом этаже размещен тренажерный зал. И прачечная, где за два доллара можно постирать вещи. Причем, если нужно, стиральная машина сообщит на сотовый телефон об окончании стирки. Рядом стоят машины для отжима белья. Всего лишь за доллар. Отмечу, что это не очень дорого, так как проезд в общественном транспорте (кроме метро) стоит два доллара. Выходит, один доллар – это пять пятьдесят по-нашему!

Интересно было встретить среди участников профессора Штурмфельса из Беркли (городка и научного центра неподалеку от Сан-Франциско), крупного ученого, который, по рассказам коллег, одновременно руководит парой десятков аспирантов и который был оппонентом на защите диссертации нашего выдающегося математика Тимура Садыкова.

В книжном магазине неподалеку от университета выбор очень велик. Пытаюсь в секции иностранные языки найти один известный учебник по английскому языку. Конечно, его там нет. Зато нахожу переведенную на английский книжку В.С. Владимирова «Методы теории функций многих комплексных переменных». У консультанта узнаю, что можно заказать монографию А.К. Циха «Многомерные вычеты и их применения» всего за 134 доллара. Думаю, что предпочту первоисточник. В итоге, мой выбор пал на фотоальбом про Сиэтл и книгу рассказов о мужчинах в математике. Да и нужный учебник нашелся, правда, в секции «английский как иностранный».

По окончании конференции был один свободный день. Самое популярное и известное место в Сиэтле – башня Спэйс Нидл (Space Needle) с большой смотровой площадкой и ресторанчиком наверху. Ее можно увидеть почти на любой фотографии или сувенире про Сиэтл. Из-за огромной очереди желающих пообедать на высоте птичьего полета предпочитаю прогулку по улицам Сиэтла. Вдоль одной из них на протяжении пары миль по обочинам сидят люди на ковриках, стульях, скамьях с запасом еды. Апофеозом этого стала одна леди, воссоздавшая на обочине часть домашней обстановки: журнальный столик, немного еды, коврик, подушки, при этом она сама возлежала на кровати в пижаме и под одеялом. Не выдерживаю и спрашиваю: зачем? Оказалось, все ждут парада. Наверно, грандиозный праздник.

На следующий день предстоял перелет на другую конференцию – в Сан-Франциско. Благодаря моей излишней самоуверенности по поводу знания автобусных маршрутов, опоздал на самолет. А уже благодаря этому узнал удивительную вещь – что это не проблема: вот Вам билет на следующий рейс, сэр! Без сборов и комиссий. Просто так. Значит, у американских авиаперевозчиков есть и положительные стороны.
В Сиэтле погода все четыре дня была как под копирку: до обеда густые облака, а после – синее безоблачное небо и довольно тепло, хотя и не жарко: около 70 градусов по Фаренгейту – именно этой шкалой пользуются в Америке, хотя и без проблем переводят в привычные для нас градусы по Цельсию. А над Сан-Франциско всю неделю висело густое облако тумана (именно облако, а не смог, который уносит океанскими ветрами), иногда расползающееся по улицам рваными клочками. При этом в 10-15 милях от города стояла солнечная погода, да и на линии горизонта можно было завистливо видеть дразнящую полоску неба. Говорят, в Сан-Франциско нет резких перепадов температуры и всего два сезона: сырой и сухой.

Неформальный Сан-Франциско и формальные степенные ряды

«Формальные степенные ряды и алгебраическая комбинаторика» (FPSAC’10, именно так называлась конференция в SFSU – Университете Сан-Франциско) проводится уже много лет, причем каждый раз в новом месте, и обошла уже университеты в Австрии, Чили, Китае, США, Канаде, Швеции, Испании, Италии, Франции, а в 2000 году проходила и в Москве. Кстати, в ближайшие годы конференция пройдет в Исландии, Японии и Франции. Каждый из пяти дней работы включал два больших часовых доклада приглашенных из Аргентины, Китая, США и Франции ученых и несколько получасовых докладов преимущественно молодых математиков. Всего было 83 доклада, включая стендовые, число зарегистрированных участников – 178, тезисы были только в электронном виде, так как занимали более тысячи страниц! Всем фирменные футболки, сумки, папки с логотипом университета – вот куда ушел регистрационный взнос размером 250 долларов США! При этом атмосфера была довольно свободная. Слушатели могли в любое время подойти к стоявшим вдоль стены столам, налить чашку одного из нескольких сортов (растворимый, натуральный, без кофеина) кофе или выбрать чай в пакетиках или на разлив, добавить молока жирного, полужирного, низкой жирности или обезжиренного, насыпать коричневого тростникового сахара или одного из двух видов заменителей.

Фонтан Аврама Линкольна, Сан-Франциско

Фонтан Аврама Линкольна, Сан-Франциско

Всегда с другой стороны стола стояли подносы с печеньем, пирожными, хлебом для тостов. Практически, можно было ограничиться только этой пищей. Тем не менее, для жильцов общежития был доступен шведский стол: завтрак был включен в стоимость проживания, а обед и ужин – по 8-9 долларов . Но иногда по вечерам предпочитал с группой коллег из Исландии, разместившихся по соседству, разыскать какой-нибудь из рекомендуемых оргкомитетом ресторанчиков: был, например, в индийском и в итальянском.

В отличие от Вашингтонского университета, коллеги из Сан-Франциско освободили вторую половину одного из дней работы конференции для экскурсий. Я выбрал поездку на Алькатрас. Отправление от университета, небольшая экскурсия по городу по самым знаменитым улицам и парку Голден Гейт. На острове смотрим небольшой фильм про Алькатрас, а потом свободное плавание: каждый может выбрать свой маршрут. Договорившись о месте встречи, разбегаемся каждый в своем направлении. Повсюду много кричащих чаек, совершенно не боящихся посетителей. Для тех, кому тяжело подниматься в гору, курсирует повозка. Мрачные пустующие камеры с расколотыми унитазами, облезшие стены контрастируют с аккуратно выкрашенным баком для нагрева воды для душа. Небольшой морг. Крики, лязганье тяжеленных дверных засовов! Выстрелы! Ах, да, это же работает радиогид, выданный при входе в здание тюрьмы. Сами узники рассказывают свои истории.

Оказалось, что на другом конце острова располагалось небольшое поселение мирных граждан, не имеющих никакого отношения к тюрьме. С их слов, это было идеальное место для жизни: тихо, спокойно, а до города можно было добираться только по воде. Сейчас на той стороне острова сад с разнообразными видами растений. На входе в Алькатрас сувенирный магазин, где можно купить книги и фильмы об острове, осколок тюремной стены, фирменный шоколад, полосатую робу и другие безделушки и сувениры. После возвращения на материк, следующим пунктом назначения стал знаменитый мост Голден Гейт, а затем серпантин по извилистым дорогам на одну из самых высоких точек города – Твин Пикс. Но из-за сильного ветра и видимости в 10-15 метров никто не решается выйти из автобуса. Возвращаемся в город.

В субботу, распрощавшись с коллегами (среди которых был опять же профессор Штурмфельс и Алисия Диккенштейн из Аргентины – соавтор совместных с Тимуром Садыковым работ по гипергеометрическим рядам), отправляюсь в центр Сан-Франциско. На удивление, туман рассеивается! И яркое солнце отражается в зеркальных стенах небоскребов перекрывающих большую часть небосвода из-за узких улочек. Несмотря на это пробок нет. Движение на дорогах свободное. Незнакомый мужчина, типичный высокий американец в пальто и шляпе показывает на одно из зданий – это офис центрального банка в Калифорнии. Рядом офис крупнейшего в мире банка – Банка США. Все, что задумал, посмотреть не удается. На следующий день есть немного времени до отлета, поэтому по совету Тимура Садыкова, отправляюсь в Беркли в известный на весь мир MSRI – Математический научно-исследовательский исследовательский институт. Он также расположен на высокой горе, откуда открывается шикарный вид на Окленд. Лишь где-то вдалеке теряется в тумане Сан-Франциско. Внутрь не попасть – воскресенье. Несколько снимков и пора в обратный путь, самолеты не ждут. К несчастью, в этот день в Беркли были перебои с работой автобусов, и после бесполезного ожидания отправляюсь пешком. Путь мой был недолог – до ближайшего перекрестка, где пересекалось пять дорог. Благодаря моему нерешительному виду, одна из машин остановилась: «Можем Вам помочь?». Итак, направление выбрано. Но решаю продолжить эксперимент. Пытаюсь поймать машину. Остановился велосипедист, объяснил, что ловить машину нетипично для данной местности. Все равно пытаюсь. Повезло – остановилась супружеская пара. Оказалось, что у мужчины прадед (или дед) был родом из России. Но он сам уже по-русски не говорит.

Про русских и молодёжь

На каждой из конференций можно было встретить несколько свободно говорящих по-русски участников, являющихся преподавателями и сотрудниками университетов других стран, похоже, ответственность представлять российские вузы досталась мне одному. Но на улицах Сан-Франциско и Нью-Йорка русскую речь можно было услышать довольно часто, в Сиэтле – реже. В Сан-Франциско случайно на улице встретил настоящего узбека, у которого родной дядя был доктором физико-математических наук, и поэтому он прекрасно знал многих узбекских математиков, многие их которых – выпускники нашей школы комплексного анализа.

Другой, уже примечательной, чертой конференций является значительное число молодых участников, что делает их не похожими на российские конференции. В Сан-Франциско даже оргкомитет сплошь состоял из молодых профессоров.

Нью-Йорк и комбинаторика пересадок

В Нью-Йорке было всего семь часов, чтобы посмотреть город. Решаю добраться до Мисс Либерти – так американцы называют Статую Свободы. Сначала от аэропорта Джона Кеннеди еду в трамвайчике до станции метро, потом до Всемирного торгового центра (хоть его и нет, но станция сохранила свое название), затем на поезде PATH переезжаю на другую сторону Гудзона по подземному туннелю, потом еду на трамвае Light Rail Train до парка Статуи Свободы. До причала, от которого отправляется паром, иду пешком, сняв футболку и обувь, так как очень жарко. Будем считать это моим первым по-настоящему жарким днем в США. Скрестив пальцы, сажусь на паром, так как экскурсия занимает минимум час, и на обратную дорогу времени остается крайне мало, не говоря уж о возможности забраться на смотровую площадку. Проплывая мимо Статуи Свободы, делаю несколько десятков снимков, чтобы выбрать лучший. Рядом девушка тоже пытается сделать снимок, но ей постоянно мешают пассажиры, снующие по палубе. Ругает их как может. По-русски. Они не понимают, о чем она, и извиняются.

Обратную дорогу до аэропорта можно было легко распланировать, так как весь общественный транспорт ходит четко по расписанию. Интересно, что один из маршрутов (еще в Сан-Франциско) предполагал остановки на каждом из перекрестов, то есть иногда каждые несколько десятков метров. Другая интересная особенность, что купленный билет действителен в течение двух часов на всех видах общественного транспорта (кроме метро). Автобусы имеют довольно просторную переднюю дверь, специальный трап для людей с ограниченными возможностями и могут опускаться на остановках, чтобы было проще въехать внутрь на коляске. Причем саму коляску можно зафиксировать в специальные пазы, чтобы она не каталась во время движения.

Возвращение домой

Две недели промчались довольно быстро. Научная программа выполнена полностью. Но вот посмотреть все, что задумал, не удалось. Из Нью-Йорка в невыносимо жаркую Москву перелет прошел спокойно. Выйдя из самолета, сразу захотелось вернуться в прохладный Сан-Франциско. Пробую (как в США) поздороваться с женщиной, занявшей соседнее место в автобусе – она сразу же пересаживается на другое место. Надо срочно переключаться!

Побывать в Америке надо каждому. Посмотреть, как живут американцы. Чем дышат и питаются. Как проводят свободное время. Пройтись по длинным двухэтажным улочкам. Прокатиться на метро. Сфотографироваться на фоне местных достопримечательностей. Попрактиковаться в английском. Сравнить цены и качество гостиничного сервиса. Оценить все это по достоинству. И вернуться в Россию с твердой уверенностью, что у нас лучше!

Александр Петрович Ляпин, кандидат физико-математических наук, доцент кафедры вычислительных и информационных технологий СФУ

Отмечу, что моя поездка в Соединенные Штаты Америки стала возможной благодаря поддержке Фонда Михаила Прохорова в рамках программы «Академическая мобильность» и Российского фонда фундаментальных исследований в рамках совместного российско-китайского проекта «Комплексный анализ и его приложения».

Средняя оценка: 4.8 (проголосовало: 243)