Это наше

«Уверуй, что всё было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы. Не отдавай всего этого за понюх табаку…» (Василий Шукшин )

Когда восторженные студенты-архитекторы после «набега» в Барабаново пришли осенью в лабораторию дендрохронологии Гуманитарного института СФУ, то дальновидный Владимир Станиславович МЫГЛАН, слушая их рассказы, сказал весомо: «Пишите статьи, ребята, пусть об этом узнают все — весной будет конференция. Это всё здорово — охи-ахи, но впечатления уходят в песок, надо сразу писать».

«Станиславич» вообще часто говорит своим коллегам: «Не верю!» Почти Станиславский! Не обращая внимания на слова, он судит по тому, что успели сформулировать на бумаге его подопечные.

Половина года пролетела незаметно. Как водится — весна наступила внезапно, а впечатления от поездки уже «стёрлись»… Но выступление «Барабаново и Балчуг — Енисейские Кижи» на краевой конференции «Охрана культурного наследия» подготовили блестящее. Да и школьникам помогли с хорошими фото в солнечную погоду сентября. А то ребятки были в Барабаново в пасмурную погоду; зато с французским художником Морисом Азра. Он написал картину-фэнтези «Выбор» про деревянный храм и подарил её школьникам. Между прочим, выяснилось, что в их школе № 64 — с куполом планетария — учился сам Е.А. Ваганов.

Студенты у нас вообще замечательные. Так, летом прошлого года на практике обследовали деревянную застройку в районе Базаихи и дом с мезонином в яблоневом саду Крутовского. А в 2009 г. Иван Ряпосов с руководителем практики Екатериной Васильевной Гевель, фотографируя деревянные дома, нечаянно «открыли» старинную усадьбу Трапезниковых в Николаевке, перенесённую из деревни Воробино в конце XIX века при строительстве железной дороги. Когда строители уже разрушили флигель и сад, открылась южная галерея с резными колонками большого, ранее крестового дома.

Э.И. Русаков написал даже статью в «Красноярский рабочий» — «Дом-странник», так ему понравилась идея магистрантов сделать проект реставрации усадьбы и перенести дом в будущее — в гостевую деревеньку для преподавателей СФУ, которую планировали разместить в зоне садов — за корпусом ИНиГ, вблизи Большой сопки. В этом проекте архитектурной реставрации и приспособления усадьбы Трапезниковых их вдохновлял и направлял реставратор Е.З. Гевель.

А в Барабаново студенты поехали сами — без руководителей, в выходные дни. Подлатали крышу храма, обследовали усадьбы. Организовал это Ваня Тимофеенко, студент ИКИТ, который в конце сентября, в чудесное «бабье лето», когда распогодилось, собрал целую команду из 17 человек — архитекторов, математиков, физиков, философов...

…Это лишь несколько сюжетов из той многогранной работе по охране культурного наследия, которую ведут в Гуманитарном институте.

Соб.инф.

Из доклада студентов Н. Ивановой, И. Ряпосова,
И. Тимофеенко, Е. Душевской, А. Черноплечей «Барабаново и Балчуг
— «Енисейские Кижи» на краевой конференции

«Барабановская церковь святой Параскевы: на крупном четверике нижнего яруса по треугольным парусам поднят широкий восьмерик с

маленькими главками над закомарами прясел верхнего храмового яруса. По южной и северной сторонам храма возвышается второй ярус света, объединяющий нижний четверик с восьмериком — до треугольного фронтона, переходящего в гранёный шатёр под главой.
Поярусно устроена и колокольня — на двухъярусном четверике притвора возвышается убывающий по размерам восьмерик звонницы (третий ярус) под шатровым завершением. Квадрат в плане храма и колокольни символизировал Землю, от которой церковь устремлялась в небо, переходя в восьмигранные ярусы и шатры верхов. И во внутреннем убранстве храмов подшитый деревянный свод-потолок именовался «небом», да и росписи, располагавшиеся на нём, изображали Вседержителя. А вся структура соединённых по оси восток-запад алтарной части, храмовой, трапезной и притвора под колокольней олицетворяла корабль, в котором верующие православной общины не только Барабаново, но и близлежащих деревень (Додоново, Карымской, Подсопошной, Шиверской) могли найти христианское спасение.

Таково было значение строения русских храмов в форме корабля спасения.

Примечательно, что сохранились в парусах «неба» внутри храма прекрасные масляные росписи по евангельским сюжетам, выполненные, вероятно, в начале ХХ века, поскольку в архивных документах Барабановского прихода не найдено сведений о них. А росписи замечательные. Изящны и кованые решётки высоких проёмов.

Бревенчатый — «в обло» — сруб церкви относительно хорошо сохранился, если учитывать то, что не осталось ни одной водосливной трубы по углам храма, и грибок уже много древесины (под дырами в кровле) испортил до зелёной гнили, а крышу периодически латают ребята из Краевой летней школы.

Церковь необходимо поставить на госохрану и внести в реестр памятников архитектуры».

Средняя оценка: 5 (проголосовало: 6)