Встретились две реки
Выставка «Енисей — Иртыш. Великие реки искусства» глазами студентов СФУ

Река — это артерия региона, кровеносная система, питающая землю-организм. На выставке «Енисей — Иртыш» (15-29 ноября, МВДЦ «Сибирь») произошла встреча двух рек искусства — красноярской и омской. Студенты-искусствоведы СФУ под руководством специалиста по теории и практике художественной критики М.Г. Смолиной попробовали составить профессиональное мнение об этом знаковом для Сибири мероприятии и экспонируемых произведениях.

Подобные выходы в открытое поле искусства всегда были в числе задач кафедры искусствоведения ГИ СФУ (в 2003 году была большая студенческая публикация в «Городских новостях» о выставке пейзажей Андрея Геннадьевича Поздеева, в 2007-2009 году — серия студенческих Интернет-публикаций, посвящённых юбилеям художников и культурным мероприятиям Красноярска). На сегодняшний день в планах кафедры расширение практики региональной арт-критики. Студенты — участники этих проектов, как правило, выдерживают внутренний конкурс, проходя в том числе тест на оперативность и самоорганизацию.

Такая современная… Такая сибирская… «Надежда»

Иван СЕРДЮК, 2 курс

На картине «Надежда» красноярского художника А. ВОЛОКИТИНА изображена девушка с большой чёрной сумкой на плече. Художник поймал довольно характерный жест — то, как девушка хрупкими и изящными руками подтягивает лямку очевидно тяжёлой сумки. Создаётся впечатление движения: будто девушка вот-вот отправится куда-то. Та же нестабильность видна и в застывшем, озабоченном взгляде. Девушка смотрит на зрителя, но её взгляд обращён вовнутрь, в себя, как будто в поиске ответа на мучающий её вопрос. Вся эта зафиксированная в одном моменте динамика отражает и беспокойство, и живость, свойственные духу современного города.

Сумка через плечо, просматривающиеся в кармане этой сумки карандаши и кисти, со вкусом подобранные украшения, не сковывающая движения одежда — всё это в совокупности позволяет истолковать данный портрет как изображение студентки-художницы. Это придаёт новый смысл сообщению. Распущенные волосы, руки, выделяющиеся над глухим пространством куртки-балахона, придают девушке некую открытость, готовность к взаимодействию с наблюдающим. Этому же способствует подчёркнутая женственность персонажа, оттенённая холодным фоном. Однако задумчивость героини, общее впечатление неустойчивости указывают на иное начало — отрешённое и почти анархичное.

Здесь проявляются две составляющие искусства: стремление автора доверительно говорить со зрителем и наличие некой сверхсознательной творческой энергии.

Енисей как космос (о картине красноярского художника А. ПОППА «В рейде Дудинка»)

Екатерина ТОЛСТИХИНА, 2 курс

Что такое рейд? Это водное пространство, удобное для стоянки судов. Где? В совершенно конкретном месте — в порту Дудинки. Но картина являет нам абсолютно космический образ… И вызывает мысли о двух традициях в изобразительном искусстве, которые умело перенесены на полотно. Первая отсылка — к японским свиткам: своей вертикальной формой, своими чёткими ясными цветами, стилистикой, простотой и принципом построения. Вторая традиция — творчество Н.К. РЕРИХА с его своеобразной тематикой, поэтичностью и глубоким символизмом. Пространство картины можно разделить на верхнее и нижнее по линии горизонта. При этом пространство небесное занимает большую часть. Земное представлено водой реки Енисей и береговой линией, изображающей порт с кранами для разгрузки судов. В центре земного пространства — остров, который «цикличен» слоями, явленными один в другом. Водное пространство так же закручено, как и остров. Этой общей закономерности движения водного пространства, острова, облаков подчиняются суда. Корабли, такие большие и сильные в понимании человека, смотрятся маленькими точками в пространстве Енисея в частности и во всеобщем природном пространстве — в целом. Они подчинены общей композиции, не могут ей противостоять. В картине идёт речь о подчинении человека вселенскому порядку.

Ложка дёгтя

Татьяна ЛЕБЕДЕВА, 5 курс

В. БЫЧИНСКИЙ, «Пойманный окунь»

В. БЫЧИНСКИЙ, «Пойманный окунь»

Хотелось бы сказать о том, что на выставке были работы, которые отличались своей занимательностью и демократичностью, близостью к народному лубку, к сказочной гротесковой причудливости или же просто — к вкусам широких масс. Некоторые произведения поражают своим гротеском и аллегоричностью, как работа С. СОЧИВКО «Казачий рынок» (на фото вверху), где воспроизведены исторические реалии дореволюционного Омска с гиперболизированными изображениями продуктов на рынке — огромными тыквами, рыбой и т.д.; или натюрморт красноярского художника В. БЫЧИНСКОГО «Пойманный окунь» (символика рыбы вообще оказалась актуальной на данной выставке). Совмещая в себе несовместимое, такие работы призваны разрушать обыденное и привычное. Многим произведениям этого рода свойственна отрешённость от трагизма реального мира, идущая от желания увидеть позитивный мир в ярких «розовых очках». На выставке имеются работы, темы и сюжеты которых уже давно и тщательно проработаны в истории искусства, и сибирские художники не всегда могут внести в них что-то новое. Примерами шаблонной темы могут служить «Купальщица» того же Бычинского или «Девушка в студии» Т. БУГАЕНКО.

С. СОЧИВКО, «Казачий рынок»

С. СОЧИВКО, «Казачий рынок»

P.S. Омская зима и красноярская осень

Майя СМОЛИНА, доцент кафедры искусствоведения

В основе выставки лежит межрегиональное сотрудничество Красноярского края и Омской области. Их диалог пробудил вопросы: что такое культурная Сибирь? Насколько она замкнута в себе? Или открыта миру? Откуда эта «река искусства» берёт истоки, куда она впадает?

Представленные на выставке произведения живописи, керамики, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, как сконцентрированные на сибирской теме, так и обращённые к миру, — несут свои воды к мировому океану стилей и традиций. Однако и те, и другие выражают и формируют сибирский характер.

Для местных зрителей, знакомых с красноярским искусством, особенно привлекательным моментом стала возможность увидеть работы омских соседей. Омская школа искусства очаровала красноярцев впечатляющими гиперреалистическими разработками темы культурной памяти (например, работа Г. КИЧИГИНА «Разорванные судьбы», где художник использует образы дореволюционных фотографий) и глубоко оригинальными репликами в сторону мирового искусства (посмотрите на подсолнухи ВАН ГОГА в зимнем варианте Е. ДОРОХОВА). Красноярская часть художественных работ, особенно произведения А. ПОЗДЕЕВА, Е. ЛИХАЦКОЙ, И. ВЕРПЕТА, Н. РЫБАКОВА, составили весомую конкуренцию омичам, хотя речь шла не о соревновании, а о творческом диалоге.

А. БЕДА,

А. БЕДА, "Осень"

В одном из лучших произведений выставки — «Осень» красноярского живописца А. БЕДЫ — представлена уходящая вдаль по осенней аллее фигура человека, на первом плане — брошенный раскрытый зонт. Картина квадратного формата наполнена горящим золотисто-жёлтым цветом. Вероятно, речь идёт о созревшем выборе творческой мудрости, оставлении позади уже лишних аксессуаров. Парадокс в том, что зонт — это символ защиты от дождя, а брошенный зонт — сброшенная защита, ненужность преграды между собой и истиной, возможность растворения в осени. Брошенный зонт — предмет, предлагаемый зрителю: возьмёшь ли ты его, нужен ли он тебе, зритель? Оградишься от мира подлинных чувств? Или выберешь открытую дорогу растворения в них?

КСТАТИ
Планируется «ответный визит» красноярцев: в Омской области выставка «Енисей — Иртыш» пройдёт под патронатом министерства культуры Омской области весной 2012 года.

Средняя оценка: 5 (проголосовало: 4)