Университет: точки притяжения

Скажем честно: от литературного конкурса в этом году, посвященного 5-летию университета, мы ожидали большего. Что-то вроде того фонтана талантов и креатива, какой ежегодно видим на отчетных концертах ЦСК или выступлениях Лиги КВН. Назвав конкурс «Университетские точки притяжения», мы рассчитывали создать мультипанораму из зарисовок о самых ярких людях и структурах родного вуза. А получили тексты, зачастую состоящие из общих слов: я очень рада, что учусь в ИКИТ (ИФиЯК, ИППиС, ИМ и др.), здесь клёво.

Но тем не менее конкурс состоялся. Мы получили 35 текстов (2 отклонены как несоответствующие теме). Были в них и поиски формы (например, текст написанный в жанре лабораторной работы), и рассказы о любимом преподавателе, и воспоминания, и философские этюды. Итоги подведены, с произведениями победителей вы можете познакомиться прямо сейчас, а со всеми конкурсными текстами — в электронной версии газеты. Приятного чтения!

Рисунки к текстам — студентки ИАиД Елены КАРПИЛЕНКО

Слово жюри

Павел САМОРОДСКИЙ, канд. геол.-минерал.наук, доцент ИГДГиГ: «На мой взгляд, короткий рассказ по-настоящему «цепляет» при некотором философском абстрагировании, в то время как поставленная задача требует конкретизации. Поэтому я выделял авторов, которые, на мой взгляд, проскользнули между «Сциллой» и «Харибдой». А вообще все преподаватели волей-неволей являются критиками. В силу профессиональных обязанностей. Главное здесь — не переусердствовать и не отсечь то, что на первый взгляд кажется совершенно лишним, но впоследствии может стать сформировавшейся гранью специалиста. То же самое — с этим конкурсом. Постарался никого не выплеснуть».

Анна ТРАПЕЗНИКОВА, кандидат филологических наук, старший преподаватель ИФиЯК: «Удивительно, но одним из частотных слов в этих разных (и по жанру, и по языку) текстах стала «эйфория». Неожиданно для меня она появилась в пяти или шести произведениях. Это символичное «явление» говорит о том, что какими бы ни были университетские точки притяжения, они чаще всего связаны с сильными эмоциями. А это означает, что в памяти и студентов, и сотрудников университет надолго останется как место, где с ними происходило что-то хорошее».

Татьяна ПОПОВА, журналист, преподаватель ИФиЯК: «Конкурс — не последний, и мой совет — следующим участникам. На нотном стане всего 7 знаков, и из них созданы тысячи гениальных произведений. В распоряжении тех, кто владеет русским словом, 33 буквы. Представляете, сколько гениальных очерков, эссе, репортажей можно создать из этих 33 знаков, если очень постараться? Как мне кажется, у наших участников в запасе большой творческий резерв. Используйте его эффективно и талантливо».

I место, Александра СЛАВЕЦКАЯ, 5 курс ИФиЯК, отделение журналистики

Урок в библиотеке

Бег, бешеный бег. Времени нет. Опаздываешь. Снова. Каждый день бежать и опаздывать — сегодня образ жизни большинства людей. Кстати, и мой тоже. Потом сон, разговоры с кем-то, о чём-то важном или не очень, лучше параллельно два разговора: один с глазу на глаз, второй по смс, в скайпе можно тоже пару строк кому-то кинуть. Вроде бы общение, вроде бы масса дел. А нет в этом чего-то настоящего.

Наше знакомство началось в одном из самых сакральных мест XXI века, в библиотеке.

— Вам же античную литературу? Начните с Гомера, его проходят на первых лекциях, проще будет. Вот, осталось ещё несколько экземпляров, — советует Антонина Ивановна Масленицина, библиотекарь художественного абонемента.
Первый человек в университете, кто не рассчитывал на то, что первокурсники схватывают всё на лету, а мягко объяснял правила и порядки, улыбался и даже давал советы. Аккуратная причёска, приятный вкрадчивый голос, серый костюм. Вокруг — тысячи книг, рядом на столе — свежая газета и очки для чтения. А ещё, и это самое главное, у неё было время для каждого. Всегда.

Старшие курсы помнят те времена, когда адрес тогда ещё факультета журналистики был Маерчака, 6. Там же располагалась и святая святых (по идее) всех гуманитариев — библиотека. Потом студентов переселили на проспект Свободный, а библиотеку оставили на старом месте. Антонина Ивановна, конечно, тоже осталась там. Стало туго. Поясню: журналисты и филологи каждый семестр получают 2 списка литературы: зарубежной и русской. В каждом по 15-30 позиций, только успевай брать, читать и сдавать литературу. Причём, книги нужны редкие, в сети не найдешь, да и с экрана по 200 страниц в день читать сложно. Студенты ездили до и после занятий на старое место учёбы, набрать и сдать книжки. Помню, у меня всё время получалось приезжать в обед. Антонина Ивановна никогда не заставляла ждать себя больше минуты. Более того, она сразу же оставляла трапезу, спеша выдать книги.

— «Домби и сын» — 2 тома. Тяжёлые книги, как же вы их таскать целый день будете? Может, пакет дать? — и она действительно, дала мне пакет. А ещё, признаюсь по секрету, разрешила принести книги не через 2 недели, как гласят правила, а через три.

— Я же знаю, что не удобно ездить… Ладно уж, — она улыбалась.

Много было таких, казалось бы, пустяков со стороны этого библиотекаря. Если забыл имена авторов — обязательно подскажет. Нет той книги, которая нужна — скажет, какие есть в наличии и когда можно ждать ту. Согласитесь, ничего особенного, но тепло. Одно время библиотекарь Масленицина даже шла на «нарушение» — во благо. В библиотеке ввели новый порядок: на сколько дней книгу задержал, столько рублей плати. Серьёзный удар по бюджету студента. Книга давалась бесплатно только на три дня. Даже при очень большом желании труд в шестьсот страниц за несколько суток ты не осилишь, мы завязли в долгах. Антонина Ивановна пару раз скостила нам их. По счастью, разорительный «закон» скоро отменили.

Трудно понять, чем так поразил меня этот человек. Может, тем, что среди повседневной бесконечной суеты, она находила время уделить внимание каждому студенту, которых, кстати, за 20 лет работы, через неё прошло тысячи? Выдавать книги можно по-разному. Антонина Ивановна явно любила свой труд.

Сейчас главная героиня моего текста уже не работает в библиотеке СФУ. Ушла на пенсию. Жаль, что вы не сможете познакомиться. Такие люди, как она, молчаливо, собственным примером, учат нас. Учат не сложным формулам или вычислениям, а простым естественным истинам: нет ничего важнее человека, который сейчас перед тобой. Люди. Отношение к ним. Вот что важно. Вот что настоящее.

II место, Антон ТЫЧКИН

Блины

…блины! Даже мамины блины я не очень люблю, что уж говорить о блинах, которые продают в павильоне на остановке? Чад от блинов даже вкуснее пахнет, чем сами блины! Хоть со сгущёнкой, хоть с сёмгой, невкусно у них. Но есть два плюса: очереди нет, это раз. И Настя, это два. Настя работает на кассе, а очень большая тётя работает у плиты! И я очень рад, что кулинарный «талант» тёти даёт мне возможность даже в час пик в одиночестве устраиваться на высоком стуле у стойки возле окна, с пластиковым стаканчиком чая и блином. За всё в жизни приходится платить. И вот за то, что я 15 минут могу в тепле сквозь чад любоваться красивой девушкой, я плачу даже дважды. Первый раз 67 рублей, а второй раз, когда заталкиваю в себя этот блин, блин!...

…ко второму курсу. А я как-то всё хожу и не решаюсь… у меня, наверное, тактика такая, беру измором. И пока я целенаправленно и не торопясь, с октября осаждаю крепость по имени «Настя», блины также целенаправленно и никуда не спеша осаждают крепость под названием «желудок». Я успокаиваю себя тем, что чем дольше я буду сидеть, тем скорее я потолстею, а полные люди более обаятельные и весёлые, во всяком случае мне именно такие встречались… И вот таким весёлым толстячком я закачусь к Насте и скажу: «Десять порций с варёной сгущёнкой!», она скажет: «Сколько-сколько???», а я скажу: «И можно без хлеба!!!»! И тут мы пристально посмотрим друг другу в глаза и, спустя несколько мгновений, засмеёмся, как в клипе «Зверей», и я протяну ей большой букет хризантем, которые она не заметит сначала из-за чада от блинов…и мы пойдём в кино…а тётка будет что-то беззвучно кричать нам вслед и улыбаться…

…у нас её читают не все. Я вообще только на втором курсе узнал, что у нас в универе есть газета. У нас тут вообще всё по-другому. На «гору» приедешь, там суета, всё время что-то происходит, жизнь бурлит, а у нас спокойно всё, по-домашнему. То же самое я чувствую, когда из Красноярска в свой Минусинск приезжаю. В прошлом номере прочитал, что открыли сувенирный магазин, так теперь сравнение вообще идеальное: будем на Свободный за покупками ездить, которых у нас не достать … но, повторю, мне у нас даже больше нравится… На «горе», например, нет павильона, в котором продают невкусные блины. Зато есть газета, которая, по задуманному мной плану, сможет мне помочь и в идеале — дважды…

… большое спасибо! До свиданья! С наступающим!!! — улыбался до ушей я, одной рукой закрывая дверь, а другой сжимая конверт с 5 тысячами рублей! Очень приятные люди работают в редакции нашей газеты, думал я, выбегая из здания. И чай предложили, и за рассказ похвалили, и ещё денег дали! Интересно, если бы не дали, я бы думал, что они приятные? Хотя тогда бы я с ними даже не познакомился, получил бы по почте «спасибо за участие в нашем конкурсе», и всё. И не бежал бы сейчас счастливый в цветочный павильон за самым лучшим…

… сначала она не увидела в чаду большой букет из белых хризантем…

…куда хочешь! Хочешь, пойдём в кино? Или на ёлки? Или в кино на «Ёлки»? Или…

…не холодно, и мы идём, держась за руки и без перчаток. А если мы замёрзнем, то зайдём в какой-нибудь павильон на остановке, выпьем горячего чаю и съедим…

… оставлю на стойке, рядом с пустой пластиковой тарелкой в капельках сгущёнки. Напечатанный рассказ обведу маркером и напишу: «Настя, у вас очень невкусные блины. Я знаю это наверняка, ведь я ем их уже второй год». И свой телефон. И буду ждать. И если она не позвонит, то я больше никогда не буду есть блины. А если позвонит, то я принесу в редакцию торт… И в следующем конкурсе напишу продолжение своего рассказа...

III место, Ольга БАРАНОВА, ИИФиРЭ, ФФ07-15С

Те, кто владеет миром

В университете существует огромное множество точек притяжения: до третьей ленты настойчиво манит столовая, после неё — зовёт к себе Морфей, любезно предлагая в качестве подушки родную парту, в мае — солнце за окном, лавочки и цветочные клумбы, в декабре — зачётка… И даже если говорить серьёзно, то когда я прочитала в «УЖе» этот вопрос, мне показалось невозможным ответить на него определённо, уж слишком много в университете притягательного. Однако, немного погодя, моя память подсказала мне эту исключительную точку, вернее, исключительную личность. Юрий Владимирович ЗАХАРОВ. По логике повествования далее нужно рассказать, какой предмет он вёл, перечислить все звания и регалии… Но я, пожалуй, лучше скажу, что это мой самый любимый преподаватель за все 5 лет.

Юрий Владимирович обладает такими качествами, которые сейчас редко встретишь. Например, он никогда не спешит — и всегда успевает. Успевает не в узком смысле (ориентируясь на который можно ходить за преподавателем с секундомером и следить, на сколько он опоздал или не опоздал на занятие), а в смысле широком, крайне важном для университета — он успевает научить. Точно, подробно, последовательно, целостно. До сих пор в сознании возникает этот голос, негромкий, неторопливый, плавный, будто голос сказочника с детских пластинок. Наверное, поэтому теория функции комплексной переменной не воспринималась мной как нечто непостижимое, скорее как сказка (со специфическими персонажами:). Юрий Владимирович всегда даёт нечто большее, чем просто знания по предмету. Он может потратить ползанятия на то, чтобы рассказать нам историю образования университета, рассказать о Л.В. КИРЕНСКОМ, многократно делая акцент на том, в каком исключительном месте мы учимся, и что каждый из нас в этом смысле исключителен. Крайне важные слова — ведь самосознание, может быть, даже сильнее, чем знание.

На мой взгляд, единственная точка роста в жизни человека — это любовь. И пусть у некоторых от этих слов скрипнет оскомина на зубах, но как близко или далеко ни посмотри и в каком масштабе ни помысли — это так. Об этом на разных языках и разными словами повествуют древние священные тексты: счастье — это любовь, любовь к миру, дарованному небом. Об этом говорит Стив ДЖОБС в своей знаменитой речи перед выпускниками Стэнфорда: миллиардный бизнес – это любовь, любовь к своему делу. Об этом же рассказывает бывший одноклассник Димка: прочитанное 12-томное собрание сочинений Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО — это любовь, любовь к девушке с филфака.

И эта любовь постоянно ощущалась на лекциях Юрия Владимировича: любовь к науке, к университету, к студентам, к сегодняшнему утру… И это побуждало расти. Вставать к первой ленте в субботу, разбираться с теорией вычетов и помнить, что университет — это не груз знаний, который тянет вниз, а вектор твоего роста, который всегда ориентирован наверх.

III место, Анастасия БАДАНИНА, 2 курс ГИ, специальность «Реклама»

Точная точка

Говорят, мысли материальны. Cтоит о чём-то усиленно, целенаправленно думать – и это обязательно исполнится, будет воплощено. Долгое время я не придавала значение такой позиции, но до поры до времени.
Ещё школьницей, пухленьким подростком 13 лет, я увлекалась английским языком. Он давался легко. Мама тогда пристроила меня на курсы во «Дворец пионеров», где я очень сдружилась с таким же пухленьким мальчиком, с забавной щербинкой между зубами, мы часто хихикали, сидели за партой рядом, выступали вместе с дурацкими номерами на сцене. Пролетел год, прошли летние каникулы. Курсы я не стала продолжать, узнав, что преподавателя сменили.

Незаметно была закончена школа, тревожное поступление тоже оказалось позади. Я стала студенткой Гуманитарного института СФУ. Новый статус открывал новые горизонты. Я была вовлечена и в театральное искусство, и в танцы. В темпе завершился первый курс. И вот в один из будничных дней второго я шла по пирамиде, к гардеробу. Взяв куртку и резко развернувшись, я ткнулась о молодого человека, промямлив «извините», поднимаю голову… и оторопеваю. Симпатичный стройный парень, улыбаясь, говорит: «Наааастя!». Я замечаю знакомую мне щербинку, и уголки губ невольно разъезжаются.

Мы начали оживлённо беседовать, будто и не было этого перерыва в 6 лет. Саша сказал, что часто думал обо мне, искал и твердил себе, что мы обязательно встретимся, что был период, когда каждый вечер рыскал меня на просторах Интернета. И вот точкой притяжения для нас стал СФУ.

Удивительно, что ни Саша, ни я не имели сомнений, куда поступать, будто чувствовали, что Сибирский федеральный будет не только учебным заведением, но и особенным для нас местом.

Теперь у меня «отношения» с чудесным человеком, и я соблюдаю 4 правила «хорошей девочки»: не пить, не курить, не сквернословить… и не есть Смайки.

Спасибо СФУ.

Поощрительный приз за приверженность вечным ценностям.
Людмила АБРАМОВА, начальник отдела корпоративного развития

Чёрная буква на белом пространстве листа…

— Привет!

— Привет! Что это ты несёшь?

— Да, вот книг набрала на выходные.

— Всё читаешь, глаза портишь?

— Нет, душу питаю! А ты всё в «Одноклассниках» торчишь, старые кости раскапываешь? По-моему, самое бестолковое занятие — наводить мосты через пропасть лет! Только время терять.

— А ты всё больше по иностранным романам. Это же чужая жизнь, те же мосты, только через пропасть культур!

— Так это же самое интересное — ведь те писатели пишут не для нас, а для своих читателей, значит, не врут. А что касается романов, так ведь нет ничего интереснее человеческих отношений! Да и книгу читать — не в монитор пялиться. Когда удаётся взять хорошую книгу, целый день живу предвкушением: приду домой, сяду в кресло, включу тихонько музыку и открою чей-то мир. Знаешь, само прикосновение к листу бумаги рождает душевный трепет. А если книга новая и хорошо издана, то сначала наслаждаешься ощущениями: шрифт, бумага, оформление. Книга — она живая, теплая, она — моя, а Интернет — общий.

— Делать тебе нечего! Любой роман можно найти в Интернете, хочешь — читай, хочешь — скачивай! Сколько технических средств, а ты…

— Видишь ли, чтение – это большая работа и ума, и души. Хорошую книгу жалко быстро дочитывать, растягиваешь удовольствие. А дочитал — как будто расстался с кем-то близким! А твой Интернет — это поставщик информации, и в этом качестве я его очень уважаю! Хотя на все 100% не доверяю. А уж читать там серьёзные вещи вообще не могу! И есть ещё одно обстоятельство — я люблю ходить в библиотеку!

— Слушай, я тебя два года зову посидеть в кофейне, поговорить, а ты — в библиотеку…

— Я там себя хорошо чувствую, как в другом измерении, кажется, что все мысли из книг витают в воздухе. Какая-то необыкновенная лёгкость появляется и — покой. Приду к своим любимым библиотекарям Тамаре Ивановне и Галине Ефимовне и минут через пять начинаю зевать. Они смеются: «Релакс пошёл». А у меня просто душа отдыхает. Они мне о новинках расскажут, меня послушают, а потом с таинственными лицами: «А у нас кое-что есть для Вас!» — достанут книгу или журнал, прибережённый для меня. И я знаю, здесь меня любят!

— Ага, тебе жаловаться на недостаток любви народной!

— Видишь ли, меня любят в основном за хорошую работу и авансом — за ещё более хорошую работу. А здесь — не так. Здесь — чистая любовь, без корысти! Наше общее благоговение перед книгой, перед трудом, вложенным в неё автором, издателем и большим количеством людей, которые её издали.

— Ну, ты прямо поэт! А раньше твоим любимым местом была сцена.

— Сцена — это слишком напряжённо! Это большая зависимость от других людей: откроется ли занавес, включатся ли софиты, не фонит ли микрофон, все ли артисты пришли. Главное, как настроен зал, кто с добром пришёл, кто… В общем, всякое бывает. А после концерта ты пустой, как погремушка без горошин, и никакие аплодисменты не спасают. Знаешь, после большого представления даже читать не могу! Просто нет сил. Некоторые примут рюмочку и снимут напряжение, у меня не получается «принимать». Но ты прав: сцена — святое место!

— Ну, может, вечерком, по кофейку?

— Нет, сегодня вечером «Высокий берег», надо хоть ненадолго заглянуть.

— А это-то тебе зачем?

— Люди очень интересные, молодые, мыслящие, чистые, как родники! Правда, пишут всё больше о несчастной любви. Но такая – светлая грусть. Замечательные ребята!

— А что ты взяла почитать?

— Кен Фоллет «Столпы земли», читала давно-давно, захотелось перечитать. Да журналы, глаз порадовать да узнать, что нового в мире.

— Ой, господи, да зайди же ты в Интернет, весь мир как на ладони!

— А полистать, свернувшись клубочком в кресле?

— Ну ладно, пока!

— Пока!

Поощрительный приз за внимание к своеобразию каждого преподавателя.
Марина БЕКОЕВА, ЮИ, отделение социальной работы

«Ты первокурсник СФУ,
вы первый выпуск СФУ!»—
Так говорили нам когда-то, году в 2007,
Всем тем, кто здесь учиться будет, —
«Со дня создания его».

Отметить также стоит тех,
Кто обучает каждый день,
Из года в год, из раза в раз —
Преподавательский состав!

Татьяна Валерьевна — сама пунктуальность,
Минута в минуту начнёт свой предмет.
Контрольная, лекция, потом семинары –
Таков чёткий план у неё в голове.

Наталья Витальевна — дело другое:
Студентам позволит чуть-чуть опоздать,
Расспросит о праве, о мерах, законах,
Успеет и новые знания дать.

Товарищ Нихочина настолько вынослива,
Что может работать в режиме нон-стоп,
Без перерыва: «А зачем он вам нужен?»,
Не расслабляясь, ведёт монолог.
Мсье Каратаев любит системность:
Плюсики, списки и полный лес рук,
Вопросы, доклады, ах да, бизнес-планы
«Ведь это игра», — так он сам говорит.

Доцент, адвокат и защитник Назаров
Вселяет уверенность в завтрашний день:
«Вы — студенты элитного вуза».
Таков аргумент, а иначе никак.

Мария Михайловна — вообще супервумен:
Работает сразу на 20 фронтов:
IT, министерство, студенты, дипломы,
Семья, Интернет и снова студент!

К чему я всё это? Зачем это нужно
Расписывать каждый учебный процесс?
Да всё потому, что осталось немного,
Каких-то полгода, и ты не студент.

Но даже потом по прошествии времени
Останется дух ностальгии в душе,
Та самая точка того притяженья,
Что будет манить нас ещё много лет!

Примечания

1. Высоцкая Наталья Витальевна: старший преподаватель кафедры теории и методики социальной работы.
2. Каратаев Александр Вадимович: кандидат экономических наук, доцент кафедры теории и методики социальной работы.
3. Коробицина Татьяна Валерьевна: доктор медицинских наук, профессор кафедры теории и методики социальной работы, полковник МВД.
4. Назаров Александр Дмитриевич: кандидат юридических наук, доцент, и.о. заведующего кафедрой уголовного процесса, доцент кафедры теории и методики социальной работы.
5. Нихочина Анна Анатольевна: кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и методики социальной работы.
6. Хохлова Мария Михайловна: старший преподаватель кафедры теории и методики социальной работы.

Поощрительный приз за лиризм — Евгения ТУРОВА

Фонарь

Пока в моём старом приборе идёт химический процесс, я смотрю в окно. У нас в лаборатории три окна, я всегда смотрю в крайнее правое. Сажусь на стол, ставлю ноги на батарею и смотрю. Зимний вечер. Вид на новый красивый кампус перекрывают ветки небольшого дерева. Или большого кустарника. Я не знаю, я химик, а не биолог. По размерам это что-то среднее между кустом и деревом. Как я — что-то среднее между студентом и учёным. Тут мы похожи. Хотя, наверное, мне уже надо привыкать говорить — тут «мы коллеги». Я смотрю в окно на «коллегу» и на фонарь. И думаю.

Это всё-таки разное: думать, когда ты готовишься ставить очередной (стотысячный) опыт, и думать, пока опыт ставится. В первом случае приходится напрягать извилины (хотя трудно понять, каким усилием и каких мышц я их напрягаю, но про это тоже интересно думать ). Во втором случае мысли текут по извилинам сами. И на каждую серию опытов, так получилось, у меня своя река мыслей. Не такая большая, как Енисей. Скорее, как Кача.

Последнюю неделю в моих мыслях — фонарь и снежинки. Точнее, снежинки в свете фонаря. Точнее, в конусе его света, если можно так сказать. Я химик, а не филолог или математик. Но когда 35 минут смотришь в окно, надо что-то делать, и последнее время я считаю снежинки и провожу аналогии.

Трудно определить их точное количество. Можно сказать, что тут 20 000 снежинок. Или 40 000, если учитывать ещё и те, которых не видно, потому что они падают рядом с полоской света. Можно обратить внимание на то, что фонарный столб уже старый, а вот сам фонарь новый. Наверное, можно подумать про что-то ещё, но дальше аналогии не проводятся…

И я просто смотрю на снежинки. Как они появляются в полоске света. И исчезают. И появляются новые. Дунет ветер, закружит часть снежинок, и они задержатся в свете фонаря дольше остальных. Но всё равно улетают и уступают место новым… И процесс этот идёт и идёт… И снежинки появляются в луче света и исчезают…

Это я не к тому, что ученье — свет. И не к тому, что жизнь быстротечна и бесконечна одновременно. И даже не к тому, что все мы — лишь маленькие снежинки, которые появляются на небольшое время в свете фонаря, чтобы навсегда исчезнуть. Просто надо же о чём-то думать, пока в моём старом приборе идёт химический процесс.

Поощрительный приз за оригинальную форму.
Ольга ЗАХАРОВА, 4 курс ИФБиБТ

Лабораторная работа по биофизике

Тема: Определение биофизического состава студента ИФБиБТ.

Цель работы: Определить биофизический состав студента ИФБиБТ.

Оборудование: Умометр, честеметр, усидчивая линейка, ответственностемер, весы для определения успешности.

Вещества: умний, веселум, интереснум, трудягум, зубрилум, активарий, сессиясдаварий, дипломополучатель.

Ход работы:

1) Для проведения опытов мы взяли среднестатистического студента ИФБиБТ в количестве одной штуки. Перед опытом испытуемый не ел, не пил и не спал. В условиях к проведению опыта таких ограничений не было, просто данный студент живёт в общежитии, до стипендии осталось три дня, а зачётная неделя уже началась.

2) У выбранного студента взяли на анализ несколько случайных мыслей, из которых исключили в связи с влиянием на предполагаемый результат воспоминания о школе, мечты о новом плейстейшене и последний выпуск «Дома-2».

3) Оставшиеся мысли подвергли глубокому биофизическому анализу.

Выводы:

1. Студент института обладает чрезмерным умом, достоинством, честью, усидчивостью и ответственностью, а также несоизмеримой успешностью.

2. В студенте в меру содержатся веселум, зубрилум, активарий.

3. Смешав умний и трудягум в равных пропорциях и добавив туда щепотку зубрилума, получили сессиясдаварий.

4. Дипломополучатель ни при каких комбинациях смешения веществ получить не удалось. Не хватает катализатора защитадипломирия и госасдавателя. Чтобы получить данные вещества, необходим специальный допуск, который можно получить в конце пятого курса при выполнении ряда других условий.

5. В процессе опыта с весами для определения успешности не выдержало оборудование, поэтому точный результат получить не удалось. По примерным подсчётам успешности в студенте института свыше нескольких тысяч счастьетонн.

...— Оль, ты чего, уснула что ли? Лента закончилась. Сдавай лабораторную.

«Лабораторная работа по биофизике
студентки Захаровой Ольги…»

Тексты участников конкурса

Авраменко Николай, ИФиЯК
Андреасян Екатерина, ИППС
Артемьева Екатерина, ИФиЯК
Власова Анастасия, ИКИТ
Глухих Мария, ИСИ
Григорьев Дмитрий, ИЭУиП
Гуненко Яна, ГИ
Ефремова Анна, ИФиЯК
Залитко Анна, ИГДГиГ
Захарова Мария, ИМ
Кацебина Ольга, ИЦМиМ
Козырева Анна, ИППС
Кузоватов Вячеслав, аспирант ИМ
Лебедева Вероника, ИЭУиП
Майстренко Вячеслав, ГИ
Маркевич Александра, ИФКСиТ
Матвеева Татьяна, ГИ
Матюшко Кристина, ИППС
Махныкина Анастасия, ИЭУиП
Микалаускайте Елизавета, ИФиЯК
Непомнящих Ольга, ИЭУиП
Осипова Ирина, ИАиД
Полина Светлана, ИЦМиМ
Постникова Софья, ИФиЯК
Руденко Наталья, ИФБиБТ
Стрелкова Ксения, ИСИ
Файгенбаум Анна
Шаталов И.С.