Страна, открытая для всех

Профессорский десант ведущих вузов Сибирского и Дальневосточного регионов России принял участие в Международном семинаре «Научно-исследовательские и образовательные технологии», состоявшемся в феврале в далекой приэкваторной стране Шри-Ланка. Красноярскую школу представляла третья образовательная площадка СФУ: горняк В.Е. КИСЛЯКОВ, аффинажник А.Н. РЮМИН и обогатитель
Н.К. АЛГЕБРАИСТОВА.

— Наталья Константиновна, почему-то ваши коллеги убеждены, что наибольший профессиональный интерес испытали именно вы.

— Это не удивительно. Ехали мы не с пустыми руками — у каждого из нас есть свои технологические разработки, которые могли бы принести пользу. Но, как оказалось, своего металлургического производства там нет, из всех горных технологий — лишь проходческие элементы. А вот извлечение ценных компонентов из минерального сырья — это как раз моя тема: кроме драгоценных камней, там россыпи циркония, рутила, есть графитовые руды. Смотрела их технологические «ниточки» — масса моментов, где можно было бы эффективные аппараты применить, топологию схем обогащения как-то поменять. Как обогатитель, предложила им технологию по извлечению полезных ископаемых из прибрежных россыпей шельфовых месторождений (там они добывают циркон и попутно драгоценные камни). В технологической нитке — только малоэффективные винтовые шлюзы, просто удивилась: столько есть резервов! Очень интересный разговор получился у меня со специалистами компании Mirama Minerals. Даже при моём знании английского, мы отлично понимали друг друга. Надеюсь, контакты я приобрела, которые вырастут, возможно, в более конкретное сотрудничество.

— Казалось бы, почти окраина Азии — какие могут быть интересы?

— В первую очередь они связаны с подготовкой квалифицированных кадров, тем более, в условиях уже сформировавшегося международного рынка образовательных услуг. И Шри-Ланка как потенциальный заказчик в этом смысле достаточно перспективна — страна открыта для всех. При этом наши шансы мало в чём уступают другим: у нас не только огромные запасы минерального сырья, но и свои технологии извлечения-обогащения, своя горно-металлургическая школа. Думаю, с нашим опытом и знаниями мы можем быть полезны. Хотя с другой стороны... Знаете, побывали мы на горном предприятии: просто горная выработка на глубину 15 метров, практически вручную достают, тут же в озерце промывают — вот и весь процесс. У нас бы подогнали экскаватор и... Они же говорят: главное — не нарушить природу, сохранить экологию.

— А экономическая составляющая?

— В этом тоже у них чёткая позиция: если за счёт механизации горных работ повысить производительность, добыча ускорится, но запасы-то не бесконечны; соответственно, повысятся объёмы извлечения драгоценных камней, а значит, цена на рынке будет ниже. Поэтому потихонечку, неспешно выдают на рынок определённый объём топазов, аквамаринов, сапфиры, всевозможные гранаты — ювелирное производство у них на достаточно хорошем уровне, вся группа драгоценных камней добывается в этой стране.

— Но главная цель вашей поездки — знакомство с системой образования?

— Да, и поиск возможных путей будущих партнёрских отношений. Мы побывали в ряде университетов, которые ведут аналогичную подготовку кадров для горной отрасли. В отличие от нас, там двухуровневая подготовка — 4 года бакалавриат, затем 2 года магистратура. Причём эта последовательность совершенно не обязательна: из 30 бакалавров, получивших базовый объём высшего профессионального образования, только 2-3 человека продолжат обучение в магистратуре; их перспективность оценят уже на производстве, в той или иной фирме, куда они придут после бакалавриата. Магистратуру, как правило, проходят в Японии, на средства фирмы, там же защищают диссертации. Уже одно это говорит о высокотехнологичном уровне научно-исследовательских работ магистрантов.

Студенты, к слову, у них только свои, обучение на английском языке. Шри-Ланка, а в недавнем прошлом о. Цейлон, — бывшая английская колония, что наложило определённый отпечаток на всё, в том числе и на образование. То есть два языка они знают в совершенстве, что мне очень понравилось.

Ещё мы удивлялись: сколько взяли на горное отделение бакалавров, столько и выпустили. А отсев? У нас ведь это проблема — после первого курса где-то процентов 15 уходят. У них же практически весь контингент остаётся. Высокое качество набора — всё-таки фактор определяющий.

— Какие ещё особенности образовательного процесса удивили вас?

— Для такой маленькой страны поразительная социальная защищённость. Образование, здравоохранение — всё бесплатное, и этим несказанно гордятся. В школе дети учатся 12 лет, кстати, у них введена
школьная форма — белая; на тёмненьких ребятишках смотрится просто потрясающе. Но галстучки — разные, их цвет говорит о том, кто в какой школе учится.

Студенты тоже произвели большое впечатление: аккуратные, сосредоточенные, по всякому поводу не отвлекаются, только поздороваться. Одним словом — трудяги. Конечно, заметили, что у них мало аналитического оборудования, как, например, у нас в Центре коллективного пользования. Очень скромные по количеству образцов минералогические музеи; в основном, коллекции драгоценных камней: сапфиры, александрит, гранаты, топазы, изумруды и т.д. Студенты изучают их, описывают: шлифы, аншлифы, методы огранки для получения нужной цветовой гаммы, — все эти азы проходят именно там. Кстати, работа преподавателей, как и учёба в университете, считается престижной.

— И хорошо оплачиваемой?

— От одной до двух тысяч долларов, но это при достаточно высокой учебной нагрузке — 15 часов в неделю. Стипендия у студентов — 24 тыс. рупий, или 6 тыс. рублей.

Из всех университетов, где идёт подготовка бакалавриата по горно-минералогическому, технологическому профилю, особенно запомнился Peradeniya, второй по мощности вуз в стране. Кстати, у них кампусная система — студенческие городки с полной инфраструктурой. Просто так не зайдёшь, не заедешь: проверка — дело обязательное. Какие они предлагали формы сотрудничества? Стажировки преподавателей, обмен студентами, прохождение практик на наших предприятиях, проведение совместных научных исследований.

В нас они видят высокотехнологичную державу, особенно по углеводородному сырью. Тема для них актуальная: не так давно на северо-востоке страны открыты месторождения нефти и газа, и специалисты уже нужны. Так что СФУ как образовательная база для подготовки кадров очень даже им понравился. Из Шри-Ланки у нас студентов ещё не было, но, думаю, будут!

— Чем ещё запомнится Шри-Ланка? Всё-таки страна, где вы из нашего февраля попали в лето!

— Лето там круглый год, ведь до экватора всего 820 км. Это (в переводе) действительно «благословенная земля»: хлебное дерево, бананы, королевские кокосы — урожай круглый год. Океан кормит рыбой, креветками — морепродуктов огромное количество. И бесконечные плантации чая. Меня позабавила такая деталь: одним из пунктов их туристической программы является работа на чайных плантациях. Вывозят, как они говорят, бледнолицых, дают им заплечные мешки — пожалуйста, собирайте, изучайте: из каких листьев получается зелёный чай, из каких чёрный, серебряный, золотой, белый…

А ещё у них есть парк, где посажены уникальные деревья. Рассказывают, что одно из них посадил Юрий ГАГАРИН, но как только он погиб, дерево перестало расти. Любят они Гагарина, и вообще всё советское им близко.

Что меня ещё поразило — это высокая политическая активность населения. Казалось бы: тепло, светло, сытно; лежи под пальмой и не суетись... Но нередко во время наших переездов перекрывалось автомобильное движение — шли манифестанты, выступающие против американского засилья. Они боятся, как бы с Африки на них не перекинулся огонь мятежных революций, потому что хотят жить спокойно — со стабильным доходом и благополучной экологией. В частности, у них огромный процент экспорта и национального дохода идёт от того, что они на свою территорию пускают французские фирмы по пошиву брендовой одежды, которую, кстати, по договору не имеют права продавать у себя. То есть полностью отправляют заказчику. С одной стороны — люди трудоустроены, зарабатывают деньги, а с другой — не портят экологию предприятиями, которые бы пылили, сорили, что-то опасное выделяли.

— Наталья Константиновна, для вас эта поездка была первой, но, наверное, не последней. Куда следующий маршрут?

— Скорее всего, на Филиппины или в Австралию. У Виктора Евгеньевича Кислякова огромный опыт по организации подобных поездок: созванивается с университетами, обговаривает условия и возможности визита, готовит презентации. Сегодня международные контакты — неиссякаемый кладезь новых знаний. Производственная же специфика у нас не самая безвредная, поэтому отставать нельзя — только совершенствоваться.

Любовь ГАБЕРБУШ
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 4)