Красноярск по кусочкам

В феврале в Красноярском музейном центре открылась фотовыставка нового формата «Николаевка. Пленники слободы». Она будет работать до середины мая.

Фотографии начали выставляться в музеях и галереях как произведения искусства практически с самого момента возникновения. Изначально фотографию представляли как продолжение развития живописного искусства, что особенно проявилось в таком направлении, как пиктореализм конца XIX — начала XX века, подчеркивающем близость фотографии течениям в изобразительном искусстве того времени — импрессионизму, арт-нуво и т.д. Постепенно фотоискусство всё чаще начало появляться в выставочных залах. Были открыты фотогалереи и музеи фотографии. В начале XXI века ситуация изменилась: фотоизображения заполонили повседневность, проникнув на повсеместные рекламные вывески, в Интернет и социальные сети, а также попав в руки к каждому — с распространением цифровых фотокамер и мобильных телефонов, и самые великие снимки стало возможно увидеть, не покидая дома. В общем, к чему вся эта предыстория?

Если раньше классического подхода к презентации фотографий — вставить картинки в рамочки и развесить по стенам в концептуальном порядке — было достаточно, то в начале этого века стало ясно: надо что-то менять, изобретать ту самую инновацию. Кураторы выставки Вадим МАРЬЯСОВ и Оксана БУДУЛАК такой подход изобрели. Во-первых, фотографии на выставке играют разными масштабами: вот метровые отпечатки интерьеров Николаевки во всю стену — этакие приглашения «шагнуть» в дома и огороды жителей Николаевки; вот — сетчатая клетка с более мелкими по формату снимками, разбитым по темам: эклектичные деревянные дома и строения, местные жители, милые собаки с говорящими взглядами, лирические сцены в интерьере и т.д. Во-вторых, фотовыставка расширена инсталляционными вставками, которые имитируют интерьеры николаевских домов или, можно сказать, продолжают фотоистории в объёме. В центре зала — стол для застолий, в уголках — комната с распиханным барахлом, кровать с детскими игрушками. Надо сказать, что инсталляции настолько реалистично имитировали беспорядок, что некоторые зрители начинали прибирать экспозицию — например, брошенного плюшевого медвежонка неоднократно пытались посадить на стул.

Главный вопрос, который тут появляется, — в чём всё-таки заключается смысл имитационного экспозиционного подхода? В его относительной новизне можно не сомневаться — практически все зрители отзывались, что были удивлены такому антуражу. Есть ли в этом некая дидактичность — возможность взглянуть на быт со стороны? Стоит обратить внимание на то, что стилизация полудеревенского-полугородского быта обращалась сразу ко всем чувствам человека — зрению, слуху и вкусу.

Отзыв студентки Гуманитарного института СФУ Алины ИГОШИНОЙ: «…организаторы постарались воссоздать атмосферу простого николаевского дома, со всеми его колоритными, непривычными городскому глазу деталями. Обаятельный баянист с народными частушками, пироги и наливка, фотографии, выступающие из стенной плоскости прямо в зал. Зрители в этом случае были непосредственными участниками или даже «живыми экспонатами»: они подпевали баянисту, закусывали пирогами, сидели на «николаевских» стульях… Что, наверняка, полностью соответствовало замыслам создателей. Благодаря этому грань между понятиями «фотовыставка» и «жизнь» незаметно растворилась». К слову сказать, в последний момент появившийся на открытии баянист, единственный, кто согласился поиграть «для души», оказался звездой красноярского рока — музыкантом известной красноярской рок-группы «Временные неприятности».

Теперь собственно о самых фотографиях. Авторы — Станислав ПОНЯТОВСКИЙ и Михаил СИРОТИНИН — недавно закончили СФУ, Институт архитектуры и дизайна и Политехнический институт соответственно. Полтора года назад начали регулярно фотографировать Николаевскую слободу. Станислава как архитектора интересовало фактурное зодчество, характерное для района. Михаил долгое время сам жил в Николаевке, переехал и вернулся туда уже как фотоисследователь. Также интерес к району связан с тем, что вокруг Николаевки давно ведутся споры в городе: будет ли уничтожена эта деревенская часть для возведения новостроек? Построят ли мост через Енисей в этом районе, что также должно уничтожить определённую часть старинной деревянной застройки? В общем, видимо, авторы прочувствовали некоторую ответственность перед городской историей, серьёзно взявшись за этот проект.

Работая над серией, Станислав и Михаил интересовались не только логикой улиц, лицами домов, жанровыми сценками у заборов, но и документировали быт — проникали в дома, портретировали жителей. В общем, исследовали Николаевку снаружи и изнутри. На выставке представлены как чёрно-белые фотографии, так и цветные, но что их объединяет — все они сняты на плёнку. Куратор выставки Вадим Марьясов поясняет этот факт тем, что архаичная аналоговая техника фотографии соответствует самому предмету съёмки — отголоску давних деревенских времён внутри города.

Выставка создала и ещё один прецедент — началось визуальное исследование города Красноярска. В музее давно хотели заниматься созданием художественно-антропологической картины Красноярска. Проектами на пересечении искусства и науки. Например, в современной культурологии существует отдельное направление «визуальная антропология», когда научное исследование представляет собой не текст, а осмысление визуальных наблюдений. Благо, что с развитием кино и фотографии современный человек гораздо быстрее понимает и считывает (в определённой мере) визуальные образы, нежели вникает в вербальные рассуждения.

Неудивительно, что изучение Красноярска началось с района Николаевской слободы. Например, иностранцы, посещающие наш город, первым делом приходят в шок от странного соседства классических высоток и городской инфраструктуры с вкраплением деревянной застройки и деревенского быта. Основным итогом изучения района стал вывод о том, что Николаевка — это архаический остров Красноярска. Кураторы порылись в архивах, узнали, что район был создан во время визита императора Николая II и назван в его честь. По тем временам он считался элитным. Но уже в начале XX века журналисты того времени отмечали, что вместе с застройкой деревенского типа там сохраняются и архаические культурные практики. В качестве преамбулы к выставке вынесена вырезка из газетной статьи о том, что в Николаевке развито знахарство и ведовство — например, одна знахарка диагностировала новорождённому младенцу «собачью старость» и лечила его посажением в печь на лопате.

Конечно, ни в коем случае нельзя вешать ярлыки и подбирать штампы для какого-то района или его жителей. Приведём наблюдение самих фотографов, полтора года изучавших эту местность. Станислав Понятовский: «Николаевка — район старой ветхой застройки, в котором живут очень разные люди.

Да, его улочки и дома своим видом говорят о маргинальности и упадке, вызванными неопределённостью положения этого района на сегодня. Это даёт возможность селиться там маргинальным слоям общества, из-за дешевизны жилья и его ветхости.

Неопределённость и подвешенное состояние жизни в Николаевке даёт перспектива строительства здесь четвёртого моста через Енисей.

Более ста лет назад Николаевка возникла как городская слобода при строительстве железной дороги. В новом веке Николаевку ждёт развитие или даже трансформация (по генеральному плану развития города это называется реконструкция). Но для жителей этого места не имеет значения, как называется тот процесс, который заставит их покинуть свои дома, пусть даже переехать в тёплые квартиры, выданные взамен их жилья, которое подлежит сносу. Под снос попадут лишь несколько улиц. Но, построив мост, город даст возможность строителям и инвесторам идти в этот район для нового строительства, что будет вытеснять и другие части старой Николаевки.

Многие жители Николаевки, знающие о приближающемся переселении и сносе их старых домов, живут в ожидании, считая своё проживание там временным. По этой причине многие не хотят даже что-либо делать для своего жилья, улучшать его, ремонтировать…».

Параллельно с открытием фотопроекта состоялась презентация гиперинсталляции «Облако-рай» (на фото справа, авторы — Вадим Марьясов и Алексей МАРТИНС) на платформе КИЦа. Жанр гиперинсталляций сегодня присутствует на многих мировых площадках для презентации современного искусства — в музеях и галереях, которые расположены в зданиях модернистского характера, где зачастую центр щедро отведён пустоте.

Если приводить уж совсем шикарные сравнения, то гиперинсталляции постоянно появляются в холлах Музея Гуггенхайма в Нью-Йорке или галереи «Тейт модерн» в Лондоне, они рассчитаны на презентацию творчества редких художников, которые могут заполнить своей работой гигантское пространство, а также на то, чтобы зритель только и выдохнул, что «вау!». В этом сезоне на платформе КИЦа можно увидеть облака, парящие над снежной поляной. Как и всякие порядочные облака, скульптурная композиция в музее уподобляется предметному миру, превращаясь то в ладью для богов или великанов, то в хребет доисторического животного. Чтобы немного приземлить и приблизить облака к николаевской теме, в день презентации проекта было запущено кино на облаках — там демонстрировались фрагменты российских фильмов последних лет, созвучные фотоистории. Например, такие фильмы, как вдохновивший саму инсталляцию «Облако-рай» или «Свободное плавание». Там есть линия, близкая фотонаблюдению за Николаевкой — жизнь в преддверии переезда, немного авантюрное покидание родных мест в поисках хотя бы какого-то будущего.

В перспективе Красноярский музейный центр собирается продолжать создание визуальных историй о районах Красноярска. Интересно было бы узнать всё про Зелёную рощу, Взлётку, Черёмушки, про индустриальные пространства правого берега и т.д. Если и вы занимались подобными фотоисследованиями или художественным образом размышляли на подобную тему, то можете попробовать превратить свои творческие поиски в полноценный арт-проект, придя на площадь Мира, 1 в 17-й кабинет к указанным кураторам.

Продолжая тему возможности публичной презентации собственного творчества, упомянем также, что в начале апреля состоится конкурс молодого современного искусства (арт-сессия-2012) «Это ещё не конец», посвящённый, условно говоря, альтернативам человечества в контексте эсхатологических настроений.

Подробности о конкурсе можно найти Вконтакте в группе под названием «Арт-сессия_2012_это ещё не конец». Приходить с идеями или приносить свои работы можно каждую среду до конца марта в 18.00 в КМЦ, (каб.17).

Александра СЕМЁНОВА