Сердце дафнии

Чувствую себя кэрролловской Алисой, попавшей в страну чудес — так стремительно меняется «пейзаж» в колодце главного корпуса университета. Только что студенты-волонтёры устанавливали столы и украшали колодец связками воздушных шаров, и вот уже старшеклассники общеобразовательных школ и гимназий осторожно исследуют незнакомые приборы, образцы растений и минералов, запускают пальцы в пухообразный сорбент, просят «Тренера будущего» составить индивидуальный график спортивных тренировок и осаждают стол с аппетитными вафлями, в которые добавлена сушёная крапива.

Хотя День российской науки давно позади, то и дело вспоминаю, как он прошёл в этом году в СФУ. Ведь мы хотим сделать праздник фирменным и незабываемым для университета? Мне кажется, нашим молодым учёным, организовавшим 8 февраля (совместно с коллегами из Совета молодых учёных и специалистов при губернаторе Красноярского края) двухчасовой марафон зрелищных экспериментов для студентов и школьников, это удалось.

Аспирантка ИФБиБТ Олеся КОЛМАКОВА обещает показать, как выглядит настоящая ДНК. Любопытствую вместе с биологами-первокурсниками, что для этого понадобится. «Виноград или горсть брусники, этиловый спирт и экстракционный буфер из соли, воды и самого обычного шампуня для волос, — сообщает Олеся. — Получаем сок из давленых ягод, разрушаем в нём ядерные мембраны, состоящие из жиров, при помощи шампуня. Добавляем спирт и наблюдаем, как отделяются ватообразные волокна. Конечно, это не «чистая» ДНК, пригодная для дальнейшего исследования, но теперь вы знаете дезоксирибонуклеиновую кислоту, так сказать, в лицо». Первокурсники остаются, чтобы задать вопросы, а я иду на следующую площадку.

Участник Студенческого научного общества ИНиГ Ильдар ВАЛИЕВ и его коллеги-студенты знакомят школьников с поведением ферромагнитной жидкости, поляризующейся в присутствии магнитного поля, демонстрируют керны — образцы горной породы, позволяющие исследовать содержание нефти в месторождениях. Возле этой площадки толпятся в основном парни — покачивают в ладонях колбы, наблюдая за колебаниями маслянистой нефти, спрашивают, какие экзамены нужно сдать, чтобы учиться на «нефтяника».

Транслирующиеся кадры с дикими кабанами, запечатлёнными в естественной среде обитания, притягивают всех без исключения — неужели в СФУ ещё и за животными наблюдают? «Ещё как наблюдают! С помощью фотоловушек, — вносит ясность студент кафедры прикладной экологии и ресурсоведения ИЭУиП Александр ПУТИНЦЕВ. — Когда на улице мороз, ни один учёный не выдержит долговременного наблюдения за объектом, а у фотоловушки, установленной на дереве, таймер сработал — запись пошла. И мы узнаём о поведении, питании, численности животных всё, что нужно для наших исследований».

«Лишайники — это индикатор загрязнения воздуха», — доносится до меня с соседней площадки. Подхожу ближе, чтобы узнать о методах контроля состояния окружающей среды от аспиранта кафедры экологии и природопользования ИЭУиП Полины ТРОНИНОЙ. Полина и её коллега, старший преподаватель Татьяна Леонидовна ШАШКОВА, показывают десятиклассникам фрагменты сос­ны: есть лишайники — воздух чист, а если деревья сиротливо-голые, как в черте города, — сами понимаете… «А что это за существа такие?» — указываю на визуализированное через микроскоп изображение. «Дафнии. Мелкие ракообразные, населяющие пресные слабопроточные водоёмы. По их поведению, подвижности, выживаемости и частоте сердцебиения можно определить, насколько загрязнена территория вокруг водоёма».

Может, для биолога это дело обычное, но я «зависаю» минут на пять: не каждый день увидишь, как бьётся прямо перед тобой прозрачное сердце крохотного и доселе неизвестного существа.

Поворачиваю направо, стараясь не запутаться в верёвке, раскручиваемой с одной стороны старшим научным сотрудником Института физики СО РАН Иваном Владимировичем ТИМОФЕЕВЫМ, а с другой стороны — ученицей Мариинской женской гимназии. На верёвке вращаются… ножки от табуретки. Куда уважаемый учёный с весёлыми глазами дел остальные части мебели, я могу только догадываться, зато выбор ножек он объясняет просто: «Нужны были гладкие, полированные деревяшки». Компания определяется, кто будет «источником волн», а кто — «приёмником». Школьницы смеются, но прилежно создают круговые волны, попутно усваивая, что такое поляризатор и анализатор в оптике. За спинами «волновой» команды раздаётся звучный хлопок, порождающий клубы белого дыма. «Опять химики что-то взорвали», — бодро сообщает Иван Владимирович, но следующий свой эксперимент не прерывает, предоставляя гимназисткам на сей раз считать пиксели на экране ноутбука. Говорит: «Программисты — это надстройка над нами, физиками. Сколько мы сделаем лампочек для компьютерного экрана, столько их и будет, как ни меняй разрешение».

За соседним столом — аншлаг. Гости СФУ из Красноярского государственного аграрного университета предлагают дегустировать вафли с добавками, полученными из облепихового жмыха, плодов мелкоплодной яблони и крапивы. Дело ясное — от желающих оценить «зелёную» выпечку нет отбоя: особенный спрос на зеленоватые «крапивные» сладости.

Доцент кафедры защиты растений и биотехнологии КГАУ Юлия ПЛАТОНОВА рассказывает о получении безвирусных (устойчивых к заболеваниям) растений, посвящает в различия между микроорганизмами, поражающими обычное зерно (выглядят, как всем известная плесень). Елена ПИКУЛЕВА, аспирант кафедры технологии хлебопекарного, кондитерского и макаронного производства, расхваливает полезные свойства и питательную ценность пищевых продуктов с добавлением нетрадиционного сырья; ей веришь, потому что представленная на площадке выпечка действительно хороша. «Мы используем жмых, сушёные и перетёртые в порошок травы, яблочные косточки — обеспечиваем производителям Красноярского края безотходное производство. Это пища полезная, экологически чистая, может использоваться в диетическом питании. Нет, вы не скоро сможете купить такие продукты в соседней кулинарии, но мы продвигаем их. Кстати, даже ГОСТ менять не нужно — добавки вводятся в тесто в малых количествах, а пользу приносят огромную».

«Произошёл костный дефект, и нужно вставить имплантат…», — аспирант ИФБиБТ Анна ШУМИЛОВА на своей площадке увлечена разговором с группой школьниц, осматривающих образцы новых биосовместимых материалов для хирургии. «В нашем институте разработаны матрицы, совместимые с живыми организмами, с костной тканью, они способствуют её скорейшему восстановлению и не отвергаются телом как чужеродные. А вот эти плёнки успешно заменят бинт, накладываемый на рану от ожога: регенерация пойдёт быстрее, а если механически «нагрузить» такую плёнку антибиотиком, то она поможет уменьшить воспаление».

Прежде чем все двести школьников, приехавших на праздник, в сопровождении учителей удаляются в БХА на лекцию о жидких кристаллах, я успеваю узнать ещё очень многое: расспросить младшего научного сотрудника Института леса СО РАН Алёну ИВАНИЦКУЮ об этапах соматического эмбриогенеза лиственницы сибирской; прослушать лекцию аспирантов ИФБиБТ о явлении биолюминесценции; расспросить сотрудника Института химии СО РАН Александра Владимировича ЛЕВДАНСКОГО о лекарственных препаратах, изготавливаемых из бетулина — производ­ного берёзовой бересты.

И, знаете, ни на минуту не жалею, что провела два часа на ногах, оказавшись в эпицентре научного калейдоскопа. Молодые учёные, проводившие эксперименты, покидали университетский колодец усталые, но счастливые: им удалось простыми словами рассказать о сложном мире науки.

Не перегружая терминами и не требуя моментального понимания, они заронили искорку интереса к своим областям знания пусть не у всех, но точно у многих ребят.

А школьники, ради которых всё это затевалось, пусть и не сразу, но всё же усвоили разницу между стандартными уроками «за оценку» и университетским действом: стали задавать вопросы, интересоваться перспективой поступления на понравившиеся специальности в СФУ.

Дорогие организаторы Дня науки, спасибо вам за случившийся праздник! Давайте устраивать зрелищные эксперименты хотя бы два раза в год: например, ещё и в День знаний. Тогда, может, не иссякнет поток абитуриентов на естественно-научные специальности. Не будут безжалостно вырубаться сибирские леса и загрязняться выбросами воздух. И в каком-нибудь водоёме будет биться, как ему и положено, сердце маленькой живой дафнии.

Татьяна МОРДВИНОВА
Средняя оценка: 4.3 (проголосовало: 15)