Я сделал это

Написать что-либо стоящее к традиционному новогоднему конкурсу газеты (тема которого звучала именно как «я сделал это») я не успел. Хотя написать можно было много о чём: год жизни за границей, путешествия, работа в немецком коллективе. В своё оправдание могу сказать, что в декабре я уже сдавал сессию, чтобы в очерёдной раз покинуть Красноярск и улететь — на этот раз в российскую столицу. Меня взяли на практику в крупную немецкую компанию Rödl & Partner (Рёдль и Партнёры). 13 января 2014 года я приступил к работе.

Компания «Рёдль и Партнёры» основана в 1977 году д-ром Берндом Рёдлем в г. Нюрнберге. В настоящее время в 91 офисах компании, расположенных в 40 странах мира, трудится почти 4000 человек. Большая часть из сотрудников, конечно, занята в Германии (около 1,5 тысячи), российское же представительство (в Москве и Санкт-Петербурге) по численности является вторым после немецкого офиса. Компания специализируется на широком спектре юридических и бухгалтерских услуг, занимается аудитом, налоговыми консультациями и другими смежными вопросами.

Что фирма делает именно в России? Разумеется, никаких цифр, сумм соглашений и названий фирм-клиентов в этой статье указано не будет в силу принципов конфиденциальности и неразглашения коммерческой тайны. Клиентами фирмы являются иностранные организации, начинающие бизнес или планирующие его начать в России. Компания «Рёдль и Партнёры» помогает сделать этот процесс максимально быстрым и безболезненным: делает правовые заключения, сопровождает компанию в её первых шагах, анализирует риски и ведёт документацию.

Средний возраст сотрудников компании немногим больше 30 лет, но каждый из работников в своём багаже имеет минимум год или два обучения и работы за рубежом.

Помимо безупречных профессиональных знаний ко всем сотрудникам предъявляются достаточно жёсткие требования к знанию иностранных языков. Как правило, это минимум немецкий и английский языки, владение которыми должно быть близко к отличному уровню. Преимущественно деловое общение ведётся на немецком языке, поскольку компания немецкая, и большинство клиентов являются резидентами стран Центральной Европы (Швейцария, Австрия, Германия, Бельгия, Чехия и др.). Однако мы находимся в России, работаем с российским правом, поэтому преобладает двуязычное составление документов, где русский имеет преимущество. Соглашения заключаются иногда и на английском языке.

Процесс прохождения практики начинается с распределения по отделам. В зависимости от изучаемого предмета (экономика или юриспруденция), будущие практиканты распределяются в подразделение налоговых (а также бухгалтерских) консультаций или же, как в моём случае, в юридический отдел. Далее идёт внутреннее разделение. Я, например, попал в подотдел корпоративного права. Разберём классический пример деятельности моего отдела.

Немецкая фирма «Баварские запчасти» решает организовать бизнес в России. Для этого она создаёт общество «Баварские зап­части Россия» в Москве. Первое общество создано по немецкому праву, вновь создаваемое будет работать уже по российскому праву. Созданием нового общества, его регистрацией в необходимых органах и т.п. будет заниматься как раз корпоративный отдел компании «Рёдль и Партнёры» (этот же отдел занимается регистрацией и ликвидацией филиалов, представительств). В дальнейшем новой компании «Баварские зап­части Россия» понадобится генеральный директор, внутренняя документация, бухгалтеры; на этом этапе к работе подключится трудовой отдел и отдел аутсорсинга. И так до тех пор, пока пожелания клиента не будут в полной мере удовлетворены, включая дальнейшее юридическое, налоговое и бухгалтерское сопровождение.

Конечно, практиканты не могут заниматься самостоятельной юридической практикой, но в целом без лишней гордости могу сказать, что как раз с практикантов весь процесс начинается. Я готовлю первоначальное коммерческое предложение, которое юрист после проверки и редактирования отправляет клиенту. В мои обязанности входит проверка договоров, поиск информации в законодательстве, составление дополнительных соглашений, ведение телефонных переговоров с государственными органами, а также любые другие мелкие или не очень задания, которые юристы отдела решат поручить мне.

Количество «околоюридических» заданий невелико. Безусловно, мне поручают сшить документы, предварительно составив их опись. Иногда приходится съездить в банк или к клиенту, но кто же откажется прогуляться по центру столицы?
Работа в офисе крупного консалтинга, конечно, накладывает некие ограничения в части одежды. Серьгу в ухе пришлось снять, а футболка и джинсы уступили место костюму с галстуком, но все крупные международные корпорации строги в отношении дресс-кода сотрудников.

Бывают и интересные поручения. Например, пару раз мне приходилось участвовать вместо юристов компании в заседаниях или встречах. Так, я присутствовал на заседании комитета по интеллектуальной собственности, в состав которого входят лучшие юридические компании Москвы и представители профилирующих государственных органов.

Однажды достаточно спонтанно я провёл рабочий день, сопровождая генерального директора крупной фирмы, организующей бизнес в России. Мне предстояло встретить его в аэропорту, довезти до ФМС, провести небольшую экскурсию по Москве. К слову, всё вышло замечательно, а в конце мы даже обменялись визитными карточками. Может быть, когда-нибудь судьба занесёт меня в Йоханнесбург, где меня встретит старый знакомый.

Завершая свой рассказ о практике, не могу не упомянуть и о внерабочем времени. Каждую пятницу, планируя выходные, я не могу определиться, чем займусь, так много есть вариантов и предложений. Это и кинотеатры с фильмами на английском, и многочисленные музеи, и просто пешие прогулки по старинным усадьбам или паркам. Я осуществил и свою мечту — увидел постановку «Три товарища» в театре «Современник» с Чулпан ХАМАТОВОЙ в главной роли. И если кто-нибудь спросит меня про мою практику в Москве, я так и отвечу: «Я сделал это!».

Герман ЯКОБИ,
4 курс отделения сравнительного правоведения Юридического института
Средняя оценка: 3 (проголосовало: 5)