Синяя птица в Органном зале

В Органном зале открыли портал, который помогает перенестись в эпоху Просвещения или Классицизма... Знаменитый красноярский органист, лауреат и обладатель специальных призов международных конкурсов Андрей БАРДИН в рамках абонемента «Gaudeamus» представил одноимённую программу в конце октября.

Зрителям понравились образовательные проекты Красноярской краевой филармонии. «Gaudeamus» — один из них. Рассчитанный на студенческую аудиторию, он будет интересен и тем, кто уже давно завершил своё обучение, но по-прежнему интересуется историей искусства. Каждый из концертов, которые проходят раз в месяц, — это погружение в музыкальную культуру определённой эпохи, попытка взглянуть в лицо музам, вдохновлявшим композиторов разных времён.

Идея создания такого абонемента принадлежит профессору КГАМиТ Эмилю Моисеевичу ПРЕЙСМАНУ, который с 1998 года вёл концерты цикла «Мировая музыкальная культура» для студентов в Органном зале филармонии. Несколько лет назад Андрей Бардин с солистками филармонии Анастасией КАБАНОВОЙ (сопрано) и Инной ПОКРОВСКОЙ (меццо-сопрано) решили возобновить эту традицию.

Цикл из четырёх концертов проводится дважды в течение сезона — с сентября по декабрь и с января по апрель. Почти как семестры в учебном заведении. Первый концерт посвящён музыке от Средневековья до эпохи Барокко включительно, второй — эпохам Просвещения и Классицизма. В третьей программе звучит музыка зарубежных и русских композиторов XIX века, а в четвёртой — произведения авторов XX и даже XXI веков.

19 октября зрители услышали произведения композиторов-классиков Йозефа ГАЙДНА, Вольфганга Амадея МОЦАРТА, Людвига ван БЕТХОВЕНА, а также сочинения их не менее талантливых современников, чьи имена незаслуженно забыты сегодня. В инструментальном концерте звучат орган, клавесин и фортепиано. У детей, да и у взрослых, особенный восторг и улыбки вызвали произведения Й. Гайдна «Три пьесы для часов с флейтой», тонким, загадочным и весёлым звучанием словно переносящие зрителя в предновогоднюю сказку.

«На протяжении концерта перед слушателями предстаёт эпоха изобретений, когда люди начали открывать для себя мир техники, — рассказывает Андрей Бардин. — В то время композиторы были загипнотизированы механическими инструментами и писали для них музыку. Мы показываем, что на красноярском органе можно имитировать звучание небольших инструментов, к примеру, фисгармонии». Таким образом становится понятно, что идея музыки, написанной для исполнения компьютером, не нова, и ещё венские классики создавали специальные пьесы для механического воспроизведения.

В программе присутствует синтез эвристической и проясняющей функций: чтобы слушатель лучше отнёсся к незнакомому сочинению, он должен услышать и что-то знакомое. Поэтому во вторую часть включены знаменитые «Реквием. Лакримоза» Моцарта и 14-я «Лунная соната» Л. Бетховена. Печальная, слёзная «Лакримоза» с ритмом 12/8 долей, еле теплящийся, практически «нитевидный пульс» вводя в особое переживание смерти, это не похоронный марш, это что-то куда более глубокое. Движения становятся всё слабее и слабее, и вот конец, остановка. Музыка с головой накрывает слушателя, оставляя за собой многоточия. Зритель замирает в ожидании и задумчивости. Но это ещё не конец концерта.

Далее звучит музыка Л. Бетховена, которая стирает традиционные цезуры между разделами формы, избегает симметрии, сливает части цикла, развивает протяжённые построения из тематических и ритмических мотивов, на первый взгляд не содержащих в себе ничего интересного. Как отмечают организаторы проекта «Gaudeamus», Бетховен творит музыкальное пространство силой ума, собственной волей. Фортепиано в его сочинениях — не близкий родственник изящного клавесина: используется весь расширенный диапазон инструмента, все его динамические возможности. Резкие диссонансы и неожиданные модуляции в далёкие тональности — тоже важная черта бетховенской гармонии. Он расширил диапазон применяемых в музыке темпов и часто прибегал к драматичным, импульсивным сменам динамики. Но это не характерно для знаменитой «Лунной сонаты». Она состоит из трех частей, в первой части используется Adagio sostunuto — медленный музыкальный темп. В классической форме сонаты этот темп обычно используется в средней части. Медленная и довольно скорбная музыка напоминает нам о завораживающем лунном свете и внутренней гармонии.

Исполнитель знаменитых сочинений Андрей Бардин говорит о музыке как об удивительном феномене. «Вот лежат, допустим, перед нами ноты. Казалось бы, там есть всё, что необходимо. Но это ещё не музыка. Она живёт только тогда, когда звучит. В этом своём качестве музыка напоминает «Синюю птицу» из пьесы Мориса МЕТЕРЛИНКА. Наверное, она и есть Синяя птица!»

Тёмное, густое и терпкое звучание заполняет пространство Органного зала. И повисает в воздухе до следующего концерта.

Анастасия АНДРОНОВА
Олеся ФЕДОСОВА, ИФиЯК:

— Я довольно частый гость в Органном зале — хожу на концерты с мамой или одногруппницами. И, конечно, с удовольствием воспользовалась и абонементом «Gaudeamus». Это своего рода обучение азам классики: Андрей Бардин даёт краткий экскурс в историю музыки, рассказывает о знаменитых композиторах, а потом играет их произведения. Но даже более интересно узнавать имена композиторов, которых ты не изучал в школе или уже забыл. Таковыми для меня стали француз М. КОРРЕТТ и австриец И. АЛЬБРЕХТСБЕРГЕР, органисты, музыка которых звучала во время концерта «Эпоха Просвещения и Классицизм». Она непривычна нашему слуху, но тут есть два приятных момента: осознание того, что становишься более разносторонне образованным, и удивление от того, что любая музыка — всё-таки чудо.

Поход в Органный зал — это ещё и эстетическое удовольствие. Ведь готическое внешнее оформление здания, величественность органа, торжественные стены, лампы, люстры — очень атмосферны.